Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" ╬26(207), 22 Декабря 1998

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

ТОМ ДЕЛЭЙ - "КНУТ", КОТОРОМУ ПОСЛУШНЫ КОНГРЕССМЕНЫ-РЕСПУБЛИКАНЦЫ

Когда читатель откроет этот номер "Вестника", он будет знать, предъявил ли полный состав Палаты представителей обвинение президенту Клинтону хотя бы по одной из четырех статей импичмента и, значит, поступит ли это обвинение на рассмотрение Сената, которому принадлежит право решить, оставить ли президента в Белом доме или изгнать.

Я пишу эту статью, зная только решение юридического комитета Палаты представителей, и могу лишь предполагать дальнейший ход событий. Полагаю, что сторонникам импичмента удастся собрать в Нижней палате Конгресса большинство хотя бы по одной статье. Мой прогноз базируется на уверенности в человеке, усилия которого привели к тому, что Клинтон стал третьим в истории президентом, обвиненным юридическим комитетом Нижней палаты. Первым, как мы знаем, был в 1868 году президент Эндрю Джонсон, оставшийся на своем посту благодаря одному-единственному голосу в Сенате. Вторым был в 1974 году президент Ричард Никсон, объявивший об отставке после голосования в юридическом комитете и до голосования полного состава Палаты представителей.

Tom DeLay
Том Делэй

Человек, о котором я говорю, не независимый прокурор Кеннет Старр, и не уходящий в отставку спикер Ньют Гингрич, и не приходящий на его место Боб Ливингстон. Его имя - Том Делэй, и занимает он в иерархии фракции Республиканской партии в Палате представителей третий пост - после спикера и лидера большинства.

Официальный титул 51-летнего конгрессмена из Техаса Тома Делэя - "помощник лидера во время голосования". Но так никто никогда его не называет. "Whip" - "кнут" - так величают третьего во фракции большинства в Палате представителей. Это звание, как и многие другие в американском политическом словаре, восходит к британской традиции. "Кнутом" в Англии называли человека, сгонявшего членов Парламента на заседания, когда требовалось голосовать. "Кнуты" есть в обеих палатах Конгресса. Но конгрессмену Делэю это звание подходит лучше, чем кому-либо другому. И до Делэя в Палате представителей в той и другой партии были "кнуты" (у демократов сегодня - мичиганский конгрессмен Дэвид Боньор). Все, однако, признают, что у республиканцев никогда не было более эффективного "кнута", и нынешний процесс импичмента президента Клинтона подтверждает это.

После состоявшихся 3 ноября выборов в Конгресс Клинтон почувствовал себя в безопасности.

Во-первых, потому что республиканцы потеряли 5 мест в Палате представителей и не увеличили число мест в Сенате, хотя - по всем прогнозам - должны были увеличить свое представительство в обеих палатах.

Во-вторых, потому что многие республиканцы восприняли результаты выборов как общенациональный протест против импичмента президента.

В-третьих, потому что республиканцы в Палате представителей (а именно в ней начинается процесс импичмента) остались без лидера: Гингрич объявил об отставке, а Ливингстон заступит на пост спикера только в начале января.

В-четвертых, потому что опросы общественного мнения по-прежнему свидетельствовали, что большинство американцев считает: следует позволить президенту дослужить оставшийся ему срок.

Ну и, наконец, в-пятых, старейшины Республиканской партии - те, кто в недавние годы правил партийный бал, - говорили в интервью, что Клинтону следует объявить выговор или придумать иное наказание, а об импичменте забыть. Об этом говорили бывший лидер в Сенате и кандидат в президенты Боб Доул, бывший лидер в Палате представителей Боб Майкл. Проигравший ноябрьские выборы и готовящийся покинуть Конгресс сенатор Альфонс Д'Амато призвал однопартийцев выбросить из головы мысль об импичменте.

Взвесив все это, Клинтон и его помощники пришли к выводу: угроза - в очередной раз - миновала. Ничем иным не объяснить высокомерный тон ответов президента конгрессменам-республиканцам из юридического комитета на 81 вопрос, касающийся обвинений, выдвинутых прокурором Старром. Отвечал президент пренебрежительно, ясно давая понять, что ни во что не ставит ни председателя комитета Генри Хайда, ни его коллег-республиканцев в комитете и в Палате представителей. Клинтон, вероятно, забыл, что республиканцам все еще принадлежит большинство в обеих палатах и что в нижней у них есть такой лидер, как "кнут" Делэй.

"Конституция повелевает нам обсудить факты и либо предъявить президенту обвинения, либо отвергнуть их. Конституция не оставляет нам выбора: либо - импичмент, либо ничего другого. Никаких порицаний, выговоров, осуждений. Только импичмент - да или нет!" - объяснял Делэй в телеинтервью, почему он настаивал на обсуждении импичмента в юридическом комитете Палаты представителей, а затем - если комитет утвердит статьи обвинения - в полном составе этой палаты.

Делэй не сомневался, что юридический комитет утвердит все четыре статьи импичмента. Впрочем, в этом мало кто сомневался. В том числе и сам президент. В этом комитете Нижней палаты зримее, чем в любом другом, происходит размежевание на левых и правых. Среди 21 республиканца мы не найдем ни одного умеренного: все как один консерваторы. Среди 16 демократов, мы не найдем ни одного умеренного: все как один либералы. В новой фракции Республиканской партии - 228 депутатов, и среди них есть, разумеется, и умеренные. Клинтон и его лейтенанты надеялись убедить кого-то из умеренных настаивать не на импичменте, а на выговоре, порицании, штрафе и так далее. Цель Делэя была противоположной: убедить всех республиканцев - вне зависимости от их идеологической ориентации - настаивать на импичменте.

Необходимо, мне кажется, напомнить, что в новом составе Палаты представителей, который приступит к работе в январе, будет не 228 республиканцев, а 223, а число демократов увеличится с 206 до 211 (есть в Нижней палате один социалист, и он всегда голосует с демократами). Таким образом, после Нового года соотношение сил составит 223: 212, и если хотя бы шесть республиканцев проголосуют против импичмента, а среди демократов не окажется "перебежчиков" (что, впрочем, маловероятно), то этого будет достаточно, чтобы президент снова вышел сухим из воды. До выборов демократы настаивали, чтобы Палата представителей завершила обсуждение импичмента до Нового года. После выборов демократы стали говорить, что спешить некуда и можно перенести обсуждение на январь. Однако республиканцы обещали закончить процесс импичмента в Нижней палате в декабре и, естественно, не собирались растягивать его. Задолго до голосования в юридическом комитете Делэй взялся за "кнут", чтобы убедить сомневающихся однопартийцев в необходимости предъявить президенту обвинения.

- Я напоминал им, что их ждут выборы, - говорит Делэй.

Хотя до выборов в Конгресс осталось почти два года, республиканцы, решившие спасти изолгавшегося президента, должны знать, что во время праймериз у них обязательно окажется соперник, и он (она) сделает главной темой первичных выборов голосование депутата по импичменту. Велика вероятность, что этот депутат проиграет первичные выборы. И вот почему.

Хотя опросы общественного мнения свидетельствуют, что большинство американцев не хочет изгнания Клинтона из Белого дома, большинство избирателей-республиканцев хочет его изгнать. А среди консервативных республиканцев таких абсолютное большинство. Между тем в любых первичных выборах участвуют, как правило, самые идеологизированные избиратели (будь то демократы или республиканцы). И, конечно же, консервативные избиратели не простят депутату попытки спасти Клинтона.

- Если мы вздумаем заменить импичмент осуждением, они обвинят нас в капитуляции, - сказал журналу Time о консервативных избирателях помощник одного из лидеров республиканцев в Палате представителей.

Вот это-то и объяснял сомневающимся однопартийцам "кнут" Том Делэй.

В интервью телешоумену Крису Мэтьюсу (CNВC) Делэй сказал, что не верит ни одному слову президента и подвергает сомнению любую его инициативу. Он напомнил, как осенью 1995 года во время бюджетного кризиса, когда закрылись некоторые правительственные учреждения, лидеры республиканцев договорились с Клинтоном о конкретных мероприятиях после окончания кризиса. Но стоило кризису завершиться, как он публично объявил, что никакой договоренности не существовало.

- Я и до этого-то сомневался в его правдивости, а уж после этого вообще перестал ему верить, - говорил Делэй в телеинтервью.

- Ньют сложил с себя полномочия. Ливингстон еще не приступил к обязанностям спикера, и Том стал де-факто спикером, - сказал журналу Time конгрессмен-республиканец Марк Фоли.

За неделю до голосования в юридическом комитете Делэй поставил Ливингстона в известность, что слухи о намерении 15-20 республиканцев голосовать против импичмента распускают демократы, чтобы внести разброд во фракцию Республиканской партии. Делэй знает имена "примерно" пяти-шести однопартийцев, склоняющихся к вынесению президенту выговора. Но да ведь и среди демократов есть не меньше пяти-шести считающих, что Клинтона следует удалить из Белого дома.

Как бы ни завершился процесс импичмента президента, конгрессмен Делэй укрепит свои позиции в Палате представителей.


Содержание номера Архив Главная страница