Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" ╬26(207), 22 Декабря 1998

Александр БУРАКОВСКИЙ (Нью-Йорк)

АНТИСЕМИТИЗМ, АСЕМИТИЗМ И ЕВРЕИ

Проблема антисемитизма - далеко не праздный вопрос, вечная тема. И не только еврейская. Однако это наш крест, который мы будем нести, похоже, вечно. Одни относятся к антисемитизму, словно к персту Божьему, другие - как к исторической необходимости, заложенной изначально в систему межэтнических, межнациональных и, к сожалению, межгосударственных отношений на нашей планете. Третьи вообще считают, что антисемитизм придумали сами евреи, ничего подобного в природе не существует.

Говорят, когда все евреи соберутся в одном государстве, антисемитизм исчезнет. Не думаю. Ибо, например, в Японии практически нет евреев, а антисемитизм за последние годы вырос. В Польше после гомулковской чистки почти не осталось евреев, около четырех тысяч, а антисемитизм не уменьшается. Мало того, когда евреи в качестве способа выживания избирали ассимиляцию, антисемитизм еще более возрастал. Пример: предвоенная Австрия, где более половины евреев выкрестились, а антисемитизм был самым активным во всей Европе.

Кто мы - евреи, разбросанные по всему миру: нация, народ, этнос? Кто граждане Израиля: евреи или израильтяне? Кто нынешние евреи, например, в Украине, - "украинцы еврейского происхождения", как называют себя лидеры тамошнего "еврейского возрождения"? Наконец, кто евреи Америки? Кого считать евреем?

Существует несколько точек зрения по этому поводу.

Первая, ортодоксальная: еврей это человек, рожденный еврейской женщиной.

Вторая - светская. В соответствии с ней любой, кто желает разделить судьбу евреев, есть еврей.

Третья была предложена Полем Сартром: еврейство не имеет общих черт, а определяется мнением окружающей среды. То есть кого окружение считает евреем, тот есть еврей. Человек, в соответствии с этой позицией, может прожить жизнь, не подозревая или забыв о своем еврействе. А изменятся условия жизни, система взаимоотношений, и ему об этом напомнят.

И, наконец, четвертая точка зрения, предложенная Т.Герцлем: евреи - это народ, нация, общность людей, у которых один общий враг - антисемитизм.

Во время празднования 50-летия Израиля, выступая на митинге в крупнейшей реформистской синагоге мира Emanu-El, в Манхэттене, экс-премьер Израиля Ш.Перес дал пятую трактовку того, кто есть еврей: это человек, у которого дети - евреи.

По-разному реагировали евреи, попадающие под указанную выше классификацию, на проблемы межнациональных отношений, национальные права, национальную самоидентификацию, приверженность единому языку (идиш или иврит) и, в частности, на антисемитизм.

В начале века лидерами разноплановых, в основном левых, партий были евреи. Однако социал-демократ Каутский, например, отрицал национальный характер евреев, так как у них не было общего языка и территории. Эту идею в дальнейшем использовали большевики.

Другим подходом к национальному вопросу была позиция австрийской социал-демократии, которая ориентировалась на программы культурно-национальной автономии (Шпрингер, Бауэр). Они считали, что нация есть общность национального характера и национальной судьбы. По Бауэру, всем нациям, кроме евреев, нужен свой язык, культура, евреи же должны ассимилироваться в странах проживания.

К.Маркс, которого некоторые в России до сих пор считают воплощением еврейского духа, формально был выкрестом и отвергал еврейство. Г.Гейне рассматривал крещение как входной билет в европейскую культуру.

Известный еврейский политический лидер России С.Дубнов не был религиозным человеком, хотя и высоко ценил иудаизм, однако наибольшее значение придавал единству культуры, а не территории. По Дубнову, нация - это общность людей, которая, несмотря на потерю единого языка и территории, все еще сознает себя нацией, признаком чего является уровень национального самосознания. Именно это должно было укреплять волю и развивать национальную культуру, язык, традиции.

* * *

Многие политики, историки, мыслители в прошлом и нынешнем веках пытались и пытаются осмыслить, объяснить массовую эмиграцию, бегство евреев с насиженных, тяжким трудом обжитых мест экономическими соображениями. Но разве это главная причина?

120 лет назад на территории бывшей Российской империи проживало более 80% всех евреев мира, сегодня - менее 10%. Да и те в основном либо старики (только в одном Киеве из 24 тысяч одиноких и больных стариков-пенсионеров, нуждающихся в постоянном уходе, более 10 тысяч - евреи), либо "половинки" и "четвертинки", раздираемые ассимиляционными проблемам.

Закончился 1000-летний период жизни (с расцветом в конце XIX - начале XX века) "русского еврейства", культура которого в основном развивалась на языке идиш. Сегодня на Украине, например, работают еврейские школы, главным образом на деньги американских евреев, открыты многочисленные, некогда конфискованные советской властью еврейские архивы, работают сотни самодеятельных еврейских организаций, бесконечно объединяемые под разными крышами. Но в школах этих почти нет еврейских детей, с архивами некому работать, а в "обществах" представлены лишь "профессиональные" евреи, нет публики.

Может быть, уменьшился при этом антисемитизм? Отнюдь! Изменилась его тональность. В Украине, России, например, регулярно выходят и широко распространяются несколько десятков откровенно антисемитских газет. Евреев почти нет. И теперь антиеврейские силы более активно концентрируются на "мировом еврейском заговоре", "агентах мирового сионизма", часто прямо называя евреев Америки.

А как в этой ситуации ведет себя "коренная" интеллигенция, интеллигенция этнического большинства? А никак! По-прежнему молчит. Правда, теперь это опаснее вдвойне. Ибо если раньше антисемиты еще кого-то "боялись", то теперь как-будто бы некого. И молчание, на мой взгляд, есть прямое соучастие.

Тут я не могу не вспомнить статью Жаботинского "Асемитизм" (1911 год), где он писал: "Асемитизм... не борьба, не травля, это - безукоризненно-корректное по форме желание обходиться без нелюбимого элемента. Десятки уличных газет разносят ненависть к евреям, и, казалось бы, полагалось передовой печати бороться против этой пропаганды, но желание поднять голос разбивалось обо что-то неуловимое и неосязаемое".

Сегодня "неуловимое и неосязаемое" привело к тому, что тотальный исход "русского еврейства" завершается, это уже отлично понимают все. И не знаю, кто сегодня больший антисемит: автор откровенной черносотенной статьи в современной газетенке, не скрывающий своих чувств к "жидам", или респектабельный интеллигент из "коренных", не желающий "пачкать руки".

Сегодня русские евреи все еще растекаются по миру, теперь уже последними ручейками. Один из этих ручейков ведет (кто бы мог подумать об этом 50 лет назад)... в Германию. По этому поводу любопытную статью "Германия и евреи: вторая попытка" опубликовал журнал "Век ХХ и мир" (#5, 1992 г.). Приведу одну цитату: "Антисемитизм существует со времен античности и никуда не денется. Сегодня, как никогда, евреи должны объединиться не для того, чтобы бежать, а чтобы понять свою историю и извлечь из нее уроки. Точнее, извлечь уроки из опасного неизвлечения уроков".

Комплекс еврейской неполноценности, как и еврейской исключительности, может в который уже раз сыграть с нами злую шутку.

Многие бывшие борцы с сионизмом с многочисленных кафедр марксизма-ленинизма сегодня вместо того, чтобы переосмыслить свою жизнь и жить спокойно, в согласии с совестью и людьми, не менее рьяно прославляют иудаизм и возвращают себе забытые еврейские фамилии и отчества. И ничего, живут все так же припеваючи и безо всяких угрызений. А ведь Талмуд считает милосердие, стыдливость и взаимопомощь отличительными признаками евреев, и тот, кто лишен этих признаков, не может называться евреем. Вот и шестое определение еврейства.

Можно, при желании, найти и "седьмое", "восьмое" и т.д. определения. Например, часть иммигрантов в Америке избрали своим богом желание "жить в свое удовольствие". А если такую возможность предоставляет принадлежность к еврейству, например к какой-либо форме реформистского течения иудаизма, почему бы не самоорганизоваться, не назвать свой клуб по интересам "синагогой"? Живем-то в свободной стране. И действительно, почему бы нет?

Но, к счастью, внутринациональные связи в первую очередь определяются связями духовными. Сегодня мировое еврейство очень дифференцировано. Оно разношерстно, малоконтактно, опирается на различные критерии нравственности, морали, культуры. Общая территория, единый экономический рынок, общий язык, одно государство - все это лишь необходимые условия формирования нации. Такие условия, слава Богу, существуют сегодня только в Израиле. А мы, "евреи диаспоры", не имеем этих исходных условий. Национальная же идея является лишь "печкой" для постепенного развития социально-экономических и культурно-исторических сфер.

Что же касается Америки, то здесь все выглядит несколько иначе. И в деле формирования нации все поставлено "с ног на голову". И вот почему. Каждая нация, прежде чем стать таковой, претерпевает несколько обязательных этапов: обострение чувства этнической идентичности, общности истории, ведет к созданию национально-культурных обществ, которые объединяют вокруг себя "однодумцев", сторонников национальной идеи, национальной государственности. На их основе формируются национально-политические движения, затем партии, которые выдвигают своих лидеров в парламент и участвуют в формировании правительства. Большинство государств мира формировалось по этой схеме.

Кроме Америки, некоторых других государств. Здесь сначала возникло государство (не буду упоминать, как это происходило), и только теперь фактически формируется нация американцев, среди которых нет и не может быть "коренной нации", "национальных меньшинств", "большинства" и "меньшинства", "старшего брата" и т.п. И это весьма привлекательно. Но "роды" сильно затянулись. В Америке сегодня проблема расы, цвета кожи более актуальна, чем национальность. Это опасно! И только искусственное разделение Америки на "нацию" демократов и "нацию" республиканцев поддерживает стабильность.

Все вместе взятое накладывает отпечаток на евреев, занесенных сюда волею судьбы. Если для евреев, скажем, Украины, проблемы дискриминации, неравноправия, "второсортности" (отсюда и их отношение к антисемитизму, равно как и к другой стороне "медали" - хамелеонству и лицедейству новой еврейской номенклатуры) весьма остры, специфичны, болезненны, то в США совсем другие мерки, иные критерии дискриминации (например: богатый - бедный, белый - черный, и т.д.). И антисемитизм как сила, разрушающая государство, мгновенно должен вызвать ответную реакцию. И если черносотенство в Российской империи, затем при советской власти (да и во многих нынешних независимых государствах, возникших на развалинах СССР) использовалось (и сегодня тонко используется) государственной машиной для удержания власти, то в демократо-республиканской Америке оно может только навредить.

Следует ли из этого, что не нужно евреям-иммигрантам бороться здесь с антисемитизмом? Конечно же, не следует! Но только не надо автоматически переносить "русский" опыт в Америку. Это вызывает недоумение у граждан Америки. Их представления о свободе слова шире наших. Нам следует, мне кажется, переставить акценты в этой борьбе. Если, скажем, в Бруклине в сплошь еврейских районах небольшие группки лоботрясов могут безнаказанно оскорблять, унижать, отбирать деньги у одиноких прохожих еврейских детей, а толпе безропотных, почти двухметрового роста еврейских юношей не только не приходит в голову постоять за товарища, но и защитить собственное национальное и человеческое достоинство, это вина не антисемитов. Это вина нас с вами.

Если Фаррахан и другие покупают телевизионное время и ведут антисемитскую пропаганду (надеюсь - в пределах допустимого демократическими американскими законами), то кто мешает нам всем сброситься, если не находится богатых евреев, и купить такое же время на ТВ и радио и организовать дискуссии и лекции иного свойства и накала?

Если евреи Бруклина живут и умирают, варясь в "собственном русскоязычном соку", так и не сумев пристать к новому берегу, оторвавшись при этом от старого, не антисемиты в этом виноваты.

Если наши дети там боялись, а здесь не хотят быть евреями, не в антисемитах дело.

Если еврею невозможно получить бесплатное еврейское образование (одно из главных заповедей Торы), а мы кричим об ассимиляции, не дети наши "в лес смотрят".

Если из некоторых ешив наши дети бегут, не принимая лицемерия и фальши воспитателей, - не антисемиты тому виной.

Если в задуманном как еврейское государстве Израиль, где формируется новая нация - израильтяне, весьма серьезно дебатируется вопрос о том, еврейским ли должно быть это государство в будущем, - это не происки американских или каких-либо иных антисемитов.

Если мы все, в Америке ли живем, Израиле, Украине, Узбекистане, Эфиопии или Австралии, никак не можем ответить на вопрос: единый ли мы еврейский народ, а все еще часто считаем себя двигателями "мировой цивилизации", - не в антисемитизме причина.

Если, наконец, наши "внутриеврейские дела" (десятки различных организаций и ассоциаций одна другой "международнее", элитных синагог, где все места куплены и смертному не войти, бесконтрольное разбазаривание собранных у еврейских меценатов на благотворительные нужды денег и. т.п.) не всегда в ладу с совестью и законом, - нe антисемиты это нам устроили.

Мне кажется, в Америке для евреев, которые хотят выжить, не сломавшись, не деградировав, не потеряв не только национального чувства, но и элементарного человеческого достоинства, на много важнее противостоять в первую очередь своему личностному и нашему коллективному "асемитизму". Нашему массовому безразличию к судьбе ближнего своего. Мы привезли с собой эту болезнь в Америку, а здесь, к сожалению, она упала на благодатную почву.

Наш асемитизм зависит только от нас самих, ни от кого больше. И "неуловимое и неосязаемое", с которым мы всю жизнь боролись там, может сыграть с нами еще более злую шутку здесь. Ибо наша среднестатистическая душевная глухота, спровоцированная новыми условиями жизни, вынужденная замкнутость, постоянный жизненный прессинг, частое одиночество, - пострашнее антисемитима.

Асемитизм - наше общее "достояние", а бесхарактерные дети, опустошенная душа, растерзанное самолюбие, униженное достоинство - принадлежат каждому в отдельности. Наше объединение и взаимоподдержка здесь (и не только тех, кому за 70, но в первую очередь детей наших) - вот способ выжить, не погибнуть.

Опыт подсказывает: можно противостоять конкретным антисемитским действиям и конкретным антисемитам путем официального мотивированного обращения в суд, публикации изобличающих материалов в прессе, профессиональных выступлений на ТВ и радио, а при определенных обстоятельствах - конкретными действиями, включая организованную самозащиту. История тому свидетель.

Но как противостоять асемитизму? И не столько внешнему, сколько внутреннему, своему собственному, "родному и близкому". В.Жаботинский еще в 1911 году сказал: "Созидание национальной культуры, борьба за гегемонию в еврейской душе - это задача и для тех из нас, кому лично уже не суждено пить из ее родников".

Мы обязаны извлечь уроки из уже традиционно опасного неизвлечения уроков прошлого. Обязаны!


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница