Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

Ванкарем НИКИФОРОВИЧ (Чикаго)

ВЕЧНОСТЬ И НЕИЗМЕННОСТЬ КРАСОТЫ

М.Кассат. "Письмо", 1890-91

Очень часто случается так, что со временем мы как бы по-новому открываем для себя существовавшие ранее произведения литературы и искусства, имена их создателей. Такое произошло, например, с работами Мэри Кассат (1844-1926) после открытия ее большой ретроспективной выставки в Чикагском арт-институте. Устроители и организаторы экспозиции в пояснительных надписях, каталоге и рекламных проспектах не без гордости называют Мэри Кассат американской художницей, хотя большую часть своей жизни она жила и работала в Париже.

Выставка называется "Современная женщина" ("Modern Womаn"). Не правда ли, немного неожиданное название для работ художницы, расцвет творчества которой состоялся этак лет 120 назад. Но когда мы увидим такое количество собранных вместе ее произведений, всмотримся в каждое из них, почувствуем их оригинальность, неповторимую красоту, - тогда мы еще и еще раз вспомним о том, что временных рамок в настоящем искусстве не существует.

Первый успех пришел к Мэри Кассат в 1879 году в Париже, когда она по приглашению Эдгара Дега приняла участие в первой импрессионистской выставке. Рядом с ее работами висели картины самого Дега, Моне, Писсаро... Небольшая группа художников утверждала импрессионизм - новое, ставшее вскоре весьма мощным направление в изобразительном искусстве. Но уже тогда индивидуальная манера Мэри Кассат несколько отличалась от общей стилистики будущих знаменитых французских мужчин-мастеров.

Давайте, например, внимательно посмотрим на ее картину "На балконе". Да, это остановленное, зафиксированное прекрасное мгновение, как и у всех импрессионистов. Но в тончайших переходах мягких цветов, в общем колорите, в композиции нет кричащей, эффектной радости, нет навязчивой эмоции. Мэри Кассат как бы объединяет и жанровую сцену и портрет, подчеркивая (не забывайте, 120 лет назад) в своей Женщине прежде всего интеллектуальное начало. Привлекает ее реальное лицо, удивительная бело-сиреневая гамма ее платья... В этой и многих других работах Мэри Кассат того периода - тонкое лирическое настроение, раздумье, реальность земной красоты без какой-либо лести или приукрашивания ("Портрет леди", "Читающая женщина", "Автопортрет", "Осень", "Чай" и другие).

А до этого Мэри Кассат прошла нелегкий путь личностного и профессионального становления и поисков своего "я". Родилась она в Питтсбурге, первые уроки живописи получила в Филадельфии. Желание стать художницей, овладеть совсем не женским по тем временам ремеслом было сильным и одержимым. И родители ей не препятствовали: еще девочкой она увидала многие европейские столицы, включая Лондон, Париж и Берлин, а в 20 лет уехала на серьезную учебу, занималась в студиях Парижа, Рима, Пармы, Севильи, снова Парижа... Много писала, находясь в то время под сильным влиянием классических образцов. Но уже в тех ранних картинах Мэри Кассат мы видим реальные, земные и выразительные лица в навеянных классикой композициях. Какие удивительно живые, например, черты лица у ее "Севильской красавицы", - говорящие глаза, взгляд, поза, жест, которым женщина держит веер... Тогда уже художница подчеркивала свое тяготение к полутонам, к мягкой цветовой гамме.

М.Кассат. "Женщина в ложе", 1878-79

Такие мягкие полутона, тонкие цветовые переходы, свет, создающий особое настроение, характерны для серии картин Мэри Кассат, где она рисует женщин в обстановке и атмосфере театра. Эти написанные маслом картины, а также пастели и графические листы создавались в основном в активный импрессионистский период творчества художницы. Ее женщины в театральных ложах, как правило, с веером или биноклем в руках, всегда нарядны и красивы, но их красота не броская, а предельно естественная, земная, почти осязаемая ("В театре "Комеди Франсез", "Женщина в ложе", "На спектакле" и другие). Представляется маленьким шедевром пастель Мэри Кассат "В театре" (молодая женщина с веером в профиль на фоне противоположных ярусов), демонстрирующая богатейшие колористические возможности именно этой техники живописи.

За очень редким исключением всю свою творческую жизнь Мэри Кассат рисовала только женщин и детей. Не порывая с импрессионистами, участвуя в их выставках, художница постепенно уходит от всего внешне выигрышного и яркого, где может прочитаться какая-нибудь нарочитость, искусственность, театральность. Ее интересует простой быт людей во всех его проявлениях. Персонажи приобретают еще большую реальность, естественность, как, например, девушки в картине "Чай" или женщина, сидящая в кресле с чашкой в руках в написанной немного позже картине с тем же названием. В работах этого периода подчеркивается цельность характеров и сосредоточенность персонажей, их настроение, состояние внутреннего переживания, эмоциональное настроение ("Сад", "Лидия за станком для вышивания", "Молодая девушка у окна" и другие).

Увлекшись японской графической техникой, Мэри Кассат создает ряд цветных графических работ, объединенных общей тематикой, - жизнь женщины, различные эпизоды ее повседневного быта. Женщины за умыванием, за примеркой платья, за завтраком, женщины, купающие ребенка, заклеивающие конверт с написанным письмом... Все это те же, что и в живописных полотнах, мгновения, только здесь они еще более обыденные, прозаичные. Но каждый персонаж по-своему интересен, красив, преисполнен внутреннего достоинства. Графические листы Мэри Кассат привлекают своим композиционным лаконизмом и той же, свойственной живописи художницы, тонкостью и неброскостью цветовых переходов.

Наиболее, пожалуй, эмоциональны те картины Мэри Кассат, где изображены женщины с детьми или только дети. В них столько любви, лирики, искренности, простого тепла и какой-то щемящей легкой грусти. Выполненные в присущей художнице лирической и спокойной изобразительной манере эти полотна воспевают одну из наиболее глубоких человеческих радостей - радость материнства ("Купание ребенка", "Молодая мама", "Мать и дитя" - несколько картин под таким названием, "Зеркало", "Завтрак в кровати", "Молодая мама кормит своего ребенка", "Семья", "Ребенок, срывающий яблоко" и другие).

Многие искусствоведы так и называли Мэри Кассат - художница, воспевающая материнство. Простые житейские сцены на ее полотнах приобретают особое значение, символизирующее смысл жизни вообще, ее предназначение. Эти картины удивительно целомудренны, в них совсем нет эротизма, присущего работам многих импрессионистов. Зато есть реальная, земная красота тела, обнаженного в естественных ситуациях. "Я люблю рисовать нормальное здоровье и силу", - подчеркивала Мэри Кассат в одном из писем. Персонажи художницы как бы подчеркивают и свое нравственное достоинство, и свою социальную роль, и свою значимость в обществе, - примем во внимание, что в то время феминистское движение, наверно, только зарождалось. В подтексте этих полотен Мэри Кассат не просто утверждение социального и морального равноправия, а восхищение и уважение к женщине-матери, дарующей жизнь.

В 1870 году, спасаясь от огня Франко-Прусской войны, Мэри Кассат вернулась из Европы на родину. Она была как раз в Чикаго в тот день 1871 года, когда почти весь город был охвачен пламенем пожара. Две ее картины сгорели тогда на выставке в центре даун-тауна. Шло время, Чикаго бурно отстраивался, и именно в этом городе в начале 90-х годов решили провести Всемирную выставку. На предложение расписать стену в павильоне "Женщина" будущей Всемирной Колумбийской выставки, которая должна была открыться в 1893 году, Мэри Кассат откликнулась сразу же согласием, несмотря на предостережения друзей, в том числе и Дега: ведь она никогда ранее не работала в этом жанре.

Успех был потрясающим: все восхищались фреской, созданной Мэри Кассат. Она называлась "Современная женщина". Центральная часть триптиха изображала группу женщин, убирающих фрукты в саду, - своеобразный гимн плодородию. Левая часть символизировала полет женской мечты, правая - радость прикосновения к музыке и танцу. Сохранившиеся фотоснимки дают возможность увидеть, что и в этом жанре Мэри Кассат осталась верной своей пластике передачи реальной, земной женской красоты и обаяния. К сожалению, этот павильон, как практически и вся уникальная Чикагская Всемирная выставка, через год-два был разрушен. Мэри Кассат часто вспоминала потом Чикаго, с удовольствием принимала приглашения участвовать в ежегодных выставках современного искусства, а в 1910 году подарила Арт-институту один из своих шедевров - "Купание ребенка".

Женщины, которых Мэри Кассат писала в последние десятилетия прошлого века и в первое нашего, были истинно современны, красивы и обаятельны по всем критериям тех далеких лет. Но такими они остаются и сегодня. Эстетика прекрасного волнует по-прежнему, ее не заменят ни самые разнообразные новые формы, ни непрерывные, особенно в XX столетии, поиски нового изобразительного языка.

Выставка "Мэри Кассат. Современная женщина", организованная Чикагским арт-институтом в содружестве с Бостонским музеем изобразительных искусств и Национальной галереей в Вашингтоне, открыта в Чикаго до 10 января 1999 года. Затем она будет показана в других городах Америки.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница