Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

Станислав ЛЕВЧЕНКО (Сан-Франциско)

КТО ЖЕ ВСЕ-ТАКИ ПРОИГРАЛ?

Прошло несколько недель после выборов в Конгресс и Сенат, большинства губернаторов и членов органов местного самоуправления.

Начнем с главного. В только что прошедших выборах участвовало наименьшее число американцев с 1942 года - 36,1%. К сожалению, мнение большинства населения остается тайной для политиков и комментаторов.

Несмотря на то, что значительное число либералов предсказывали свое собственное поражение, избиратели решили иначе. За кандидатов от Демократической партии в ряде штатов проголосовало большинство. Позволю себе сразу оговориться, чтобы не путать читателей: республиканцы-консерваторы по-прежнему доминируют в сенате - 55 депутатов против 45. Но такой разницы все же недостаточно, чтобы блокировать некоторые нежелательные для республиканцев законы. Зато демократам удалось заполучить 5 дополнительных мест в Конгрессе. Теперь соотношение сил в этом законодательном органе изменилось: 228 консерваторам противостоят 206 либералов.

А ведь республиканцы были совершенно уверены, что увеличат свое представительство на пару десятков мандатов. И комментаторы и политики признают: в целом консерваторы проиграли, даже несмотря на то, что число их сенаторов самое большое со времени выборов 1933 года.

Попробуем разобраться в этом запутанном, парадоксальном раскладе сил. Окрыленные крайне сложной, даже позорной ситуацией, в которой из-за "Моникагейта" и других скандалов оказался президент Билл Клинтон, члены "партии слона" были уверены: победа будет легкой и бесспорной. Наиболее расчетливые и дальновидные кандидаты, однако, избегали открытой критики президента, делая упор на довольно абстрактные обещания сократить налоги, улучшить систему школьного образования, социального обеспечения, и тому подобное. Они понимали: народ устал от бесконечного педалирования прессой и ультраправыми грехов президента. Людей больше волнует, чтобы экономика продолжала оставаться здоровой, а безработица снижалась.

Но за несколько дней до выборов руководители республиканцев, прежде всего их идеолог, спикер Конгресса Ньют Гингрич, внезапно решили истратить десятки миллионов долларов на телеролики, атакующие лично Клинтона, тем самым невольно спровоцировав рецидив отвращения американцев к не очень чистой вашингтонской политической кухне. Не исключено, что в принятии этого решения не последнюю роль сыграли южные консервативные клирики, все еще пользующиеся значительным влиянием в политических кругах. Они занимают жесткую бескомпромиссную позицию по вопросам прав гомосексуалистов, абортов и т.п.

Решение транслировать телеролик оказалось катастрофическим.

В то же время, как показали выборы, вашингтонские консерваторы (далеко не все, но значительное число), по сути дела, не предприняли никаких попыток заручиться поддержкой афроамериканцев, латиноамериканцев и других нацменьшинств, за права которых традиционно выступают либералы.

Крайне отрицательно на авторитет республиканцев повлиял тот факт, что лидерам трех главных фракций партии - либералам, умеренным и крайне правым не удалось достичь единства. Хуже того, противоречия между ними усилились. Консервативной революции не получилось.

Однако совсем другими оказались результаты выборов губернаторов большинства штатов. Из 18 республиканцев победу одержали 16, причем почти во всех штатах они получили намного больше голосов, чем конкуренты. В отличие от коллег по партии, баллотировавшихся в конгрессмены и сенаторы, новые и переизбранные главы штатов гораздо серьезнее отнеслись к разработке предвыборных платформ, к составлению конкретных планов улучшения школьного образования, физической безопасности в учебных заведениях, помощи неимущим. Многие заняли гораздо более дипломатические позиции по вопросам прав гомосексуалистов, проблемы абортов. Ряду кандидатов удалось установить доверительные отношения с руководителями негритянских организаций.

Очередной парадокс выборов 3 ноября: почти все губернаторы-республиканцы отмежевались от консерваторов и отказались быть втянутыми в полемику о возможном импичменте президента США. Самую внушительную победу одержал губернатор штата Техас Джордж Буш - сын бывшего президента. За него проголосовали более 70% избирателей. А его брат Джэб стал главой администрации Флориды. Такое случилось второй раз с 1970 года: тогда Нелсон Рокфеллер возглавил штат Нью-Йорк, а Уинтрон Рокфеллер - Арканзас.

Как и ожидалось, в Калифорнии внушительную победу одержал единственный кандидат на этот пост от демократов - Грэй Дэвис. Я лично думаю, что это неплохо. Выиграл утомительную гонку опытный, гибкий политик, который в свое время флиртовал с леволиберальными идеями, но потом занял умеренные позиции. Его оппонентом был Дэн Лангрэн. Это честный политик, однако ему не хватает политической харизмы, а порой и чувства юмора, импонирующих избирателям. Неожиданную для многих победу одержала еще одна калифорнийка - либеральная демократка, сенатор Барбара Боксер.

Мнение проголосовавшего меньшинства свидетельствует: в США начинается новый политический процесс, драматически отличающийся от того, что устоялось в течение последних 30 лет. Долгие годы граждане этой страны должны были делать выбор между откровенными консерваторами, мало склонными к компромиссам, и столь же агрессивными либералами.

На Капитолийском холме шли бесконечные, разделенные вдоль партийных линий сражения между левыми и правыми. При этом законодатели часто забывали о жизненно важных проблемах, волнующих подавляющее число американцев.

В эти дни руководители республиканцев встали перед дилеммой: следует ли, пользуясь довольно номинальным большинством в Конгрессе и Сенате, и несмотря на протесты значительного числа населения, продолжать требовать импичмента Билла Клинтона?

Неожиданно даже для многих видавших виды политических обозревателей Биллу Клинтону удалось укрепить свои позиции. Возможность импичмента стала довольно туманной. Теперь не только демократы, но и некоторые республиканцы призывают к тому, чтобы не затягивать слушания в Комитете по юридическим вопросам Конгресса. Сенатор от штата Пенсильвания Арлен Спектер, умеренный республиканец, пользующийся широкой популярностью, 11 ноября заявил: "Процесс импичмента приведет к катастрофе", - видимо, подразумевая, что на долгие месяцы законодатели отставят в сторону рассмотрение многих важных законопроектов, в принятии которых заинтересовано большинство американцев. Спектер предложил решить проблему другим путем: дать возможность президенту доработать до конца срока. А потом судить его как обычного гражданина, обвиняемого в нарушении закона.

А пока что Билл Клинтон избавился от чреватого серьезными последствиями иска Полы Джонс, заплатив ей три четверти миллиона долларов, но подчеркнув при этом, что никаких "неправильных действий" в ее отношении не совершил.

Сразу после выборов Ньют Гингрич сделал сенсационное заявление: он принял решение снять с себя высокие полномочия спикера Палаты представителей. Больше того, этот политик, вошедший в историю как автор "Контракта с Америкой" в 1996 году, дал знать, что собирается в конце своего срока уйти из законодательного органа вообще. Шаг этот, бесспорно, мужественный. Гингрич не побоялся взять на себя ответственность за постигшую партию неудачу. С первых, кстати совсем недавних, лет восхождения на вершину политического Олимпа он зарекомендовал себя, с одной стороны, как исключительно талантливый, высокообразованный лидер, умеющий воодушевлять массы строннников, но с другой - как нетерпеливый, излишне темпераментный человек. Он оказался слишком подверженным влиянию крайне правых консерваторов и не заметил, что партия стала приближаться к расколу. В итоге - еще один парадокс: оскандалившийся Билл Клинтон продолжает править нацией, а неистовый Ньют уходит с политической арены. На его место сейчас претендует малоизвестный технократ - 55-летний луизианец Боб Ливингстон - нынешний председатель бюджетного комитета Конгресса.

Усвоившие урок последних выборов "младореспубликанцы" не склонны зацикливаться на требованиях подвергнуть Билла Клинтона импичменту, выступают за более мягкое наказание - типа публичного порицания или выговора. Они также ратуют, подобно невероятно популярному бывшему и нынешнему губернатору Джорджу Бушу, за резкое смягчение политической платформы партии, отказ от навязчивых пропагандистских заявлений, часто не подкрепленных никакими конкретными действиями, и, наконец, за действенные компромиссы с умеренными демократами. Они считают: острая конфронтация с оппонентами оттолкнет от партии еще большее число избирателей. А конкретные дела, забота об интересах низкооплачиваемых американцев и более мягкое отношение к иммигрантам, напротив, вызовет доверие со стороны сограждан. К тому же их пугает перспектива прихода к власти в Белом доме нынешнего вице-президента Ала Гора, которого многие считают профессиональным демагогом, неспособным стать эффективным руководителем.

Споры между умеренными и ультраконсервативными республиканцами уже начались, и, похоже, первые из них настоят на своем. Члены "партии слона" готовы сделать все возможное, чтобы первым президентом в новом тысячелетии стал их представитель.

В свою очередь, демократы, одержавшие удивившую их самих ограниченную победу, точнее говоря избежавшие возможного катастрофического поражения, тоже начали пересматривать свою платформу. Как и в стане соперников, все большим влиянием начинают пользоваться умеренные политики, склонные к более частым альянсам с республиканцами. Они - сторонники сокращения огромной армии федеральной бюрократии и растрачивания казны на сомнительные проекты. Эти политики тоже устали от постоянных скандалов и, скорее всего, попытаются убедить Билла Клинтона уйти в отставку или искренне покаяться перед народом и, наконец, после долгого перерыва, всерьез заняться решением давно наболевших проблем.

Уже сейчас руководители Демократической партии начали обсуждение возможных кандидатур на президентских выборах 2000 года. Решить эту задачу не просто. Как я упоминал выше, многие считают, что претендентом номер один должен стать вице-президент Ал Гор. Но над ним висит обвинение в нарушении закона о сборе средств в фонд избирательной кампании. Возможно, по этому делу будет назначен еще один Специальный прокурор. Хороший семьянин, выпускник одного из самых престижных университетов, Гор в то же время лишен харизмы, недостает ему и чувства юмора. Ему будет трудно завоевывать сердца десятков миллионов избирателей.

Серьезным потенциальным кандидатом считается один из лидеров демократов - Гепхардт. Он - опытный, умный человек. Мастер компромиссов. Но однажды он уже потерпел поражение на президентских выборах.

Список претендентов пока короток. Демократам, бесспорно, необходимо найти политика клинтоновского возраста, придерживающегося умеренных взглядов и имеющего четко сформулированную программу политических и экономических преобразований. Лидеры республиканцев заняты тем же, чем их коллеги-оппоненты. Пока наиболее вероятным кандидатом считают губернатора Техаса Джорджа Буша. Похоже, он обладает всеми необходимыми качествами для руководителя нации. Пресса относится к нему с явной симпатией. Маловероятно, что репортеры будут копаться в его грязном белье - Джордж давно открыто сознался во всех грехах, совершенных в молодости. В отличие от большинства товарищей по партии, Буш пользуется широкой популярностью среди негров и других меньшинств. Но против него ополчились все еще пользующиеся значительным влиянием крайне правые республиканцы - Джордж придерживается довольно либеральных, прагматических взглядов.

Некоторые консерваторы считают, что на выборах 2000 года свою кандидатуру должен выставить Ньют Гингрич. Но, невзирая на остроту ума, красноречие, политическую смелость, он вызывает не просто раздражение, а ненависть у многих оппонентов. Поэтому, скорее всего, он вернется в свой университет, будет продолжать профессорствовать и разъезжать по стране с лекциями.

Определенные шансы на успех имеет сенатор МакКейн, ветеран войны во Вьетнаме, бывший военнопленный. Он - один из самых известных членов фракции умеренных, умеющий добиваться компромиссов с демократами.

По-прежнему мечтает о президентстве покидающий пост губернатора Калифорнии Пит Уилсон. Думаю, однако, шансов на успех у него нет. Уилсон придерживается слишком консервативных взглядов, вовсе не популярных среди избирателей.

Все оставшееся до следующих выборов время идеологи двух основных партий будут пересматривать свои программы и решать организационные вопросы. Работать им придется много - ноябрьские выборы продемонстрировали: политический климат в стране меняется быстрее, чем лидеры успевают к нему приспособиться.

Все больше американцев становятся "центристами". Многим жителям главной сверхдержавы мира претят идеи ультралеваков и крайне правых. Думаю, умеренные демократы рано или поздно официально отмежуются от радикалов. А республиканцы избавятся от фракции крайне правых. Не исключаю возможности создания двух новых, довольно слабых партий-антагонистов. И демократам, и республиканцам придется найти пути решения расовых проблем и смириться с тем, что испаноязычное население растет с невероятной быстротой - в следующем веке в Калифорнии оно станет самым многочисленным. Компромиссных решений требуют и многие другие проблемы.

Не исключено: третье тысячелетие принесет долгожданный мир в американскую политику. Конечно, не может идти речи об объединении двух соперничающих партий. Противоречия между ними неизбежны. Но хотелось бы, чтобы они носили конструктивный характер. В противном случае верх возьмут нетерпимость, цинизм, искусственно раздуваемая вражда, сторонниками которой являются левые и правые радикалы, навязывающие нации "политическую корректность" или особые "моральные кодексы", противоречащие основным принципам демократии. А до начала нового тысячелетия остается совсем немного времени.


Содержание номера Архив Главная страница