Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

Виктор СНИТКОВСКИЙ (Бостон)

MЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

(Окончание. Начало см. в "Вестнике" #22(203))

ХЛЕБ ВСЕМУ ГОЛОВА

Как отмечают западные историки, восточные славяне, от которых пошли русские, переселились на земли весьма бедные, то есть такие, которые позволяли вести лишь скудное существование. При этом климат - короткий период полевых работ и долгая зима - оказался весьма суровым. Восточные славяне должны были содержать скот в закрытом помещении на два месяца дольше, чем в Западной Европе. Климатические условия обусловили низкую урожайность. Правда, в начале Средних веков русский крестьянин на одно посеянное зерно собирал в среднем три (на юге чуть больше, на севере меньше) - как и в Западной Европе. Но скот в России к весне был истощен куда сильнее, чем на Западе. Во второй половине XIII века западноевропейские урожаи начали сильно увеличиваться. Основной причиной этому послужил рост городов, в которых ремесленники и торговцы уже могли не выращивать хлеб, а покупать его у крестьян. К тому же в это время, как и в века расцвета античной Греции, произошло улучшение климата, которое существенней проявилось в Западной Европе, нежели в Восточной. Появление городского рынка стимулировало земледельцев к организации товарного производства сельскохозяйственных продуктов. В итоге к концу Средних веков крестьянин на Западе получал пять зерен на одно посеянное, а к середине XVII века, то есть к завершению эпохи Возрождения, в Англии и других развитых западноевропейских странах - десять.

Это дало западным ученым основание предположить, что цивилизация начинается лишь тогда, когда одно посеянное зерно приносит земледельцу по крайней мере пять. Однако урожаи в России XIX века оставались примерно такими же, как в XV веке, то есть на одно посеянное зерно получали урожай в три зерна. Поэтому "западное" мнение о "хлебной" границе цивилизации в России замалчивалось всегда, тем более в СССР после 1917 года. Нужно отметить, что скандинавские страны в середине XIII века добились урожайности 1:6, а прибалтийские области России, где земли принадлежали немецким баронам в начале XIX века, - 1:5.

В России часто возникал сильный голод. Это было связано с тем, что земледельцам своих продуктов хватало лишь на то, чтобы не умереть с голоду. Товарные излишки и собственные запасы были малы. Поэтому страна могла прокормить лишь весьма малочисленную элиту, которой было не под силу тащить страну со скоростью Запада. В то же время при отсутствии обширного городского рынка сбыта небольшие излишки зерна мало на что были годны, разве на перегонку в самогон (перегонять зерно русских научили татары во времена "татарского ига"). Об этом же говорил и А.Ф.Керенский в своих воспоминаниях "Россия на историческом повороте": "Выборы в I-ю Думу показали, что крестьяне, которые в основном занимались сельским хозяйством, чтобы только прокормить самих себя, и не могли вести его на капиталистических основах, не были способны играть роль социально-консервативного сословия".

До конца XIX века русский крестьянин использовал для вспашки земли соху, которая не переворачивала землю, а царапала на глубину 10 см. Зато соха не требовала большой тягловой силы. Главной зерновой культурой России была рожь, которая пригодна для плохих почв и северного климата. Но из всех зерновых культур она дает самый низкий урожай.

Прусский специалист по сельскому хозяйству А.Гакстгаузен посетил Россию в 1840-х годах с целью изучения ее сельского хозяйства. В итоге он смог сравнить доход двух гипотетических хозяйств: немецкого хозяйства в Майнце-на-Рейне размером в 1000 гектаров пашни и лугов с аналогичным по размерам хозяйством в Верхнем Поволжье около Ярославля. Согласно его выкладкам, в немецком хозяйстве должно быть постоянно занято 8 крестьян и 6 крестьянок, и требуется 1500 человеко-дней сезонного наемного труда. Для тягловой силы достаточно 4-х упряжек лошадей. Чистая годовая прибыль - 5000 талеров. В России на такой же земле требуется 14 крестьян и 10 крестьянок, 2100 человеко-дней сезонного труда и 7 упряжек лошадей. Чистая прибыль - 2600 талеров. Прусский специалист отметил более низкую производительность труда русских крестьян по сравнению с немецкими, дороговизну транспорта из-за больших расстояний и плохих дорог, жестокие длительные зимы и так далее. В итоге: ни в какой другой стране Европы сельское хозяйство не ведется так нерадиво, как в России (о неповторимом умении древнерусских землепашцев истощать почву говорил еще и Ключевский в своей работе "Боярская дума древней Руси"). Земледелие в России может приносить доход лишь при крепостном праве (низкие расходы на рабочую силу) или при сочетании земледелия с мануфактурой. Вывод: нет смысла вкладывать деньги в покупку земли в России для ведения сельского хозяйства наемными работниками, как это происходит в Западной Европе.

Описывая русских, западные путешественники всегда обращали внимание на желание крестьян "отвязаться" от земли и стать коробейником или ремесленником. Деревенские купцы старались пробиться в дворяне, дворяне стремились в город на государеву службу. Западные записки о России всегда отмечали "безродность" русских жителей и отсутствие корней, "бродяжьи" наклонности. Это всегда удивляло людей Запада, привыкших к людям, ищущим свои корни. В стране, жившей земледелием столь низкого уровня, трудно ожидать иного. Большевистский переворот 1917 года еще более усугубил "безродность" - она стала почетной и отсекла старые корни напрочь. Потом отсекли даже "первых революционеров", ставших в 30-х годах "врагами народа". За исходное поколение были приняты "ровесники революции" и рабочие династии, ведущие начало от безземельных крестьян-красноармейцев, чьи штыки принесли большевикам победу в Гражданской войне.

Вернемся к Р.Пайпсу: "Неблагоприятные природные условия привели к низким урожаям, низкие урожаи породили нищету, из-за нищеты не было покупателей на сельскохозяйственные продукты, нехватка покупателей не позволяла поднять урожайность. Конечным результатом всего этого было отсутствие побудительных стимулов к улучшению сельского хозяйства. Разорвать этот порочный круг могло лишь вмешательство каких-то внешних обстоятельств, а именно установление торговых связей с другими странами или крупные научно-технические нововведения".

И хотя сказанное относится к "старой" России, но это совет и нынешним сторонникам "чисто русского" выхода из сложившейся ныне ситуации в стране. Ни приказы, ни "честное" распределение, ни "партийный" контроль коммунистов, монархистов, чекистов или "настоящих" демократов не вырвут страну из нищеты. Неблагоприятные климатические условия - это беда, а не вина России. Но нужно понимать, что никто России в связи с этим ничем не обязан. Нынешние коммунистические и монархические стенания о колхозах, как наследниках русской общины и русского пути в сельском хозяйстве, как мы видим, бред. Колхозы и совхозы, часть из которых собирала даже меньше чем посеяла, - это тупиковый путь. И хотя "не хлебом единым" жив человек, уровень "хлебной цивилизации" - одна из надежнейших характеристик общественной системы. Воистину, хлеб всему голова!

ТАТАРСКОЕ ИГО

Набеги кочевников восточные славяне воспринимали как неизбежное. Тем более, что при набегах удавалось спастись в лесах. В начале XIII века славяне нашли возможность сосуществовать с ранее внушавшими ужас половцами. Они начали участвовать в совместных набегах, вступали в браки.

Появление монгольских всадников в лесных дебрях зимой 1236-37 гг. было началом нового этапа истории древней Руси. Весной подошли главные силы монголов. Затем еще два набега. Были разорены русские города, деревни и вырезаны все сопротивлявшиеся. Из больших городов избежал трагической участи только Новгород, защищенный болотами и весенним половодьем. Но дань завоевателям пришлось платить и ему.

Вскоре ни один удельный князь не мог вступить на княжение без ханского ярлыка в столице Орды - Сарае. Ярлыки на удельное и великое княжение русские князья получали после унизительных ритуальных процедур и некого подобия аукциона, где выигрывал тот, кто обещал собрать больше дани и гарантировал обеспечение "спокойствия" населения. Ложный шаг князя или недоимки могли закончиться вызовом в Сарай и передачей ярлыка более удачливому сопернику. В этих условиях начал действовать принцип естественного отбора, при котором выживали самые безжалостные и беспринципные князья. Коллаборационизм сделался на Руси вершиной политической жизни и усугублял изоляцию князей от населения. В итоге население Руси на столетия, вплоть до нынешних времен, стало воспринимать любую власть как нечто по своей природе незаконное, грабительское и старалось рабской услужливостью или воровством урвать от любой власти все возможное. В составе войск фашистской Германии были подразделения многих завоеванных ими стран. Но свыше миллиона граждан СССР, добровольно исполнявших свои обязанности в составе немецкой армии, во много раз превышали процент коллаборационистов Франции, Польши, Голландии, Бельгии, Дании и Норвегии. Во Франции после изгнания фашистов заставили женщин, добровольно сожительствовавших с оккупантами, пройти по улицам. Их было немного, и не они определяли образ французской женщины. В СССР же добровольное сожительство женщин с оккупантами просто замолчали.

Оценка результатов нашествия монголов, среди которых было много тюрков, весьма различна в русской исторической литературе и за рубежами России. Следует отметить, что в России было принято называть все народы, жившие восточнее Урала, татарами. Поэтому и "иго" названо татарским. Для одних историков было только ужасное "татарское иго". В первую очередь они отмечают, что русская жизнь после нашествия монголов (тюрко-татар) "обогатилась" изобилием матерных слов и словами типа "кандалы", "нагайка", "кабала". Но, оказывается, и это не случайно, вполне серьезные слова: "товар", "товарищ" (деловой партнер), "карман", "штаны", "шапка", "телега", "тарантас", "казна", "деньги", "пай", "книга" и многие другие тоже перешли в русский язык из тюркских языков Золотой Орды. Завоеватели научили русских перегонять зерно в спирт, что определило образ жизни на Руси на несколько столетий вперед.

Репрессированный в сталинские годы Лев Гумилев считал, что татарского "ига" не было, как не было татарской оккупации и много другого, что приписали татарам русские шовинисты, - был симбиоз двух культур, партнерство. И Гумилев его довольно убедительно описал, включая и совместные военные походы. Ну, например, участие монголов в "Ледовом побоище" на стороне русских.

Ряд новшеств, принесенных монголами, оказался прогрессивным и продвинул Русь несколько ближе к цивилизации. Монголы оккупировали две богатых страны - Китай и Иран. Русь они не оккупировали. Возможно, из-за ее нищеты. От Руси им требовались лишь деньги и рекруты, впрочем, как и от своих соотечественников. Поэтому в 1257 году монголы с помощью китайских специалистов произвели первую перепись населения Руси и, исходя из нее, разложили обязательства по выплате дани. А в городах разместили чиновников (баскаков) со стражниками для сбора дани с каждого двора. На все товары, обмениваемые посредством торговли, был наложен налог "тамга" (отсюда и слово "таможня"). Перепись населения и торговый налог - это, по сути, первые серьезные шаги к организации государства. Под властью одной династии монголов оказалась значительная часть Азии, Ближнего Востока и Русь. Благодаря этой политической общности появились широкие перспективы для торговли. Именно в годы "ига" русские купцы северо-восточной Руси получили возможность добираться до Каспия, Азовского и Черного морей, заводить нормальную торговлю с персами и турками. Это принесло первые навыки серьезной международной торговли. (Чередование пиратских набегов славян на Византию и периодов продажи туда рабов до "ига" не оставили положительного следа в развитии Киевской Руси.)

Западные историки, как правило, отводят монгольскому влиянию важную и даже решающую роль в становлении Московского государства. Золотая Орда дала русским князьям первый и длительный урок централизованной власти. Под властью Орды князья научились вести учет населения, создавать административный аппарат, облагать дворы и торговые сделки налогами, вести дипломатические отношения, управлять курьерской службой - "ямом" (отсюда и слово "ямщик"), подавлять восстания.

Ричард Пайпс, описывая жестокость монголов в России, не представляет их "свирепыми варварами", ибо "в это время они почти во всех отношениях стояли культурно выше русских". Со своей стороны я могу порекомендовать прочесть в "Истории..." Карамзина эпизод о дичайшей резне, устроенной "более культурными" русскими после взятия Казани войсками Ивана Грозного. Тем, кто хочет более детально разобраться в этой проблеме, Р.Пайпс рекомендует ознакомиться с классической монографией по этому вопросу: Bertold Spuler. "Die Goldene Horde: Die Mongolen in Russland". - Wiesbaden, 1965. Р.Пайпс полагает, что читатель в этой книге обнаружит множество данных о том, что достижения Золотой Орды в области управления, фиска и налоговой политики, военной организации, торговли и транспорта значительно превосходили успехи русских в этих областях к тому времени.

И когда Московское княжество превратилось в суверенное государство, то сбор дани превратился в сбор податей для великого князя по той же системе тем же аппаратом. Монгольская курьерская служба превратилась в ямскую службу великого князя, а опричники Ивана Грозного подхватили эстафету карательной системы монголов и донесли ее до времен ЧК и КГБ. После распада Золотой Орды московская торговля оставалась ориентированной на восточные рынки, куда русские купцы везли товары на продажу (на Запад русские купцы обычно сами товар не везли, пользовались услугами посредников). Нечестность московских купцов была притчей во языцех, и ее постоянно подчеркивали не только иноземные путешественники, но и русские авторы. Капиталистическая этика с ее упором на честность, предприимчивость и бережливость была чужда московским купцам. "Новые русские" продолжают те же традиции.

Характер русской торговли долго был преимущественно меновым. А с точки зрения денег и кредита русская торговля оставалась до середины XIX века на том уровне, который Западная Европа с помощью еврейских купцов преодолела еще в позднем Средневековье. Кроме того, русские купцы были сильно зависимы от бесчинств "приказных", которые их грабили, как "татарские" сборщики налогов, вплоть до XVIII века. Примитивный докапиталистический характер русской торговли отразился в существовании ярмарок типа золотоордынских вплоть до конца XIX века. Ярмарки существовали и в средневековой Европе, но исчезли с появлением вышедших из еврейских гетто векселей и кредита, фондовых бирж и других чудес капиталистического мира.

"Однако для меня решающим, - пишет Р.Пайпс, - остается другой аргумент: в то время как в Китае и Иране, также покоренными монголами, завоеватели быстро ассимилировались и потеряли свои национальные отличительные особенности, в России этого не произошло. Отсутствие славянизации "монголов" в России, в то время как в Китае они "китаизировались", а в Иране - "иранизировались", указывает на их более высокий культурный уровень в сравнении с русскими, поскольку, как правило, народы с более высоким культурным уровнем не ассимилируются среди народов с более низкой культурой. Как полагают этимологи, в связях типа монголо-русских влияние обладает направленностью от монголов к русским, а не наоборот". Вот почему и после выхода России из-под власти татар порядки в России остались татарскими.

На 150 лет раньше Р.Пайпса об этом другими словами сказал маркиз де Кюстин: "Политический режим России можно определить одной фразой: это страна, в которой правительство говорит то, что хочет, ибо только оно имеет право говорить... В России страх заменяет, лучше сказать парализует, мысль... Путешественник ничего не может видеть без гида... Въезжая в Россию, вы должны на границе вместе с паспортом сдать ваши взгляды... В России мысль не только преступление, она несчастье".

Это маркиз опубликовал в 1839 году. Но чем же, простите, "Россия, которую мы потеряли", лучше той, что принесли бандиты-большевики? И чем отличаются нынешние патриоты вроде Говорухина, Проханова, Жириновского, Анпилова, Макашова, Зюганова... начисто исключающие возможность для России западных путей? Это те же Александры Невские и Иваны Грозные, Николаи Палкины и Распутины, для которых нет ничего святого, кроме собственного "я", садизма и наживы. Их цель - власть, которая даст возможность кайфовать в бане с голыми девицами, как у коммуниста-юриста-министра Ковалева, судить всех "бейлисов", как делал министр юстиции Щегловитов, надевать петлю на шею - "галстуки" недовольным, как это делал верный царедворец Столыпин, или быть суровым и мудрым правителем, как сумасшедший садист Иван Грозный и его наследники Ленин и Сталин. Увы, это все та же дикая азиатчина.

Интересно, что еще раньше русский историк В.Савва ("Московские цари и византийские василевсы". - Харьков, 1901) обнаружил, что "в поисках международного признания российские правители не указывали на преемственность своей власти от Византии, зато имеется множество свидетельств, что они придавали первостепенное значение завоеванию государств-преемников Золотой Орды - Астрахани и Казани".

Люди с Запада, посетившие Москву еще при Иване Грозном, обращали внимание на невероятную заносчивость и невежество ее жителей и царя, который считал себя могущественнейшим и мудрейшим правителем на свете и усердно насаждал такую веру в народе. Кроме того, в России, по мнению западных историков, гораздо больше, чем в других странах, амбиции были предрасположены бежать впереди наличия возможностей. Все это очень напоминало золотоордынскую ментальность. Вот почему, наверное, на обломках Российской империи до сих пор уверены, что судьбы мира зависят от будущего России, а квасные патриоты настаивают на проведении исключительного "русского пути" вместо цивилизованного западного.

Низкая плотность населения и гигантские расстояния Российской империи, СССР и нынешней России способствовали сохранению бедности и невежества, чувства национальной исключительности и "татарских порядков" в государственном управлении, а также других исторически специфичных азиатских особенностей. Все это предполагает неслучайность плавного перехода от столыпинского террора к ленинско-сталинскому геноциду, от великорусского шовинизма - к советскому чванству, от "Памяти" и "жириновщины" времен "перестройки" - к открыто фашистским партиям и профашистской компартии России с "зюгановским" лицом, от сталинского пренебрежения к "младшим братьям" - к нынешней борьбе "старших братьев" против "лиц кавказской национальности" и "евреев у власти". "Татарское иго", ставшее "российским", русские цари понесли окружающим народам еще со времен Ивана Грозного. И в сегодняшней России половина населения пытается сохранить этот образ жизни как "истинно русский".

ФАШИЗМ

В смысле дали мировой
Власть идей непобедима:
- От Дахау до Нарыма
Пересадки никакой.

Дон-Аминадо (А.П.Шполянский, 1888-1957)



Суд в Нюрнберге стал юридическим заключением по делу фашистских главарей и организаций Германии. Мир воспринял это как закономерный конец организаторов массовых унижений и убийств десятков миллионов людей. Но истинную роль немецкого народа в цепи фашистских преступлений тогда обговаривать не стали. Все свалили на главарей и руководство фашистской партии, гестапо и т.д. К чести немцев нужно сказать, что идеи денацификации они восприняли, в большинстве своем, правильно, но виновными во всем признали только фашистскую верхушку. Кто-то из детей фашистских бонз, осознавая вину отцов, стал принимать иудаизм, кто-то лично помогать Израилю. Что же касается восхвалений деяний своих отцов, то в послевоенной Германии об этом и речи быть не могло. Тем не менее появившуюся в начале 90-х годов книгу американского автора о массовом участии немцев в преступлениях против человечества Германия не восприняла. Видимо, для этого нужны новые поколения.

Всерьез поставить вопрос об ответственности советского народа за советский фашизм еще более сложно. Хотя и были люди в СССР, понимавшие, что фашизм впервые осуществил Ленин со товарищи, которых можно рассматривать весьма расширительно. И можно лишь с сожалением констатировать, что дети советских бонз разразились только безудержными восхвалениями своих отцов, отрицая или забыв, что у них руки по локоть в крови. Что ж говорить о массах, призвавших себе таких вождей.

На Западе знали и понимали, что Нюрнберг - это лишь полдела. Ленин и его преемник Сталин с бандой своих приближенных заслуживали "Нюрнберга" ничуть не меньше, чем их собратья из фашистской Германии. В Советском Союзе осознание народом истинной роли Сталина в истории СССР началось лишь в 1956 году. Но в России почти через полвека после смерти тирана десятки миллионов россиян и многие парламентарии до сих пор уверены, что Сталин сыграл положительную роль в истории своей страны.

Гитлер принял яд, чтобы не быть судимым за убийства миллионов. Сталина посмертно пожурили на XX съезде, но с Гитлером сравнить не решились. Понимания, что Молотов, как и его партнер по советско-германскому пакту Риббентроп, должен был висеть на том же суку, тоже нет. Геббельс, чье имя стало нарицательным, чтобы избежать суда, принял яд. А советские "геббельсы" вроде Жданова или Суслова - что, были лучше? Разве руки Хрущева не по локоть в крови москвичей и жителей Украины? Кейтель и Йодль были осуждены и повешены как главные военные преступники. Советские авторы агрессии против Финляндии во главе со Сталиным еще долго почивали на лаврах. Тимошенко и Жуков, которые в первую очередь ответственны вместе со Сталиным за полную неподготовленность к войне в 1941 году, потом бездарно гнали миллионы людей на смерть. Позже они наградили себя бриллиантовыми орденами Победы. Чем же советские вожди лучше фашистских коллег? Освенцим и Майданек - символы фашистских ужасов 40-х годов, а мучительная голодная смерть 5 млн. украинцев и 1 млн. казахов от насильственной коллективизации в начале 30-х годов - что, лучше? Где же найти ту шкалу, по которой это можно измерить? Скорей всего, вся разница была лишь в цвете: немецкий фашизм был "коричневым", а советский - "красным".

В Советском Союзе фашизм рассматривался как некая, главным образом немецкая, национальная особенность. Конечно, были еще итальянские, испанские, японские и немногочисленные английские фашисты, но "самые-самые" фашисты были в Германии. При этом фашизм рассматривался как диктатура немногочисленной реакционной клики. Как учили в СССР, фашистская партия стремилась установить фашизм в стране с помощью политических интриг и силы. Это была удобная форма для обличения немецкого фашизма и сокрытия сущности собственного советского фашизма.

В начале 30-х годов немецкий психоаналитик Вильгельм Райх показал в своей монографии "Психология масс и фашизм" (на русском языке книга была издана только в 1997 году), что фашизм служит организованным политическим выражением характерологической структуры среднего человека, существование которой не ограничивается определенными расами, нациями и партиями. Механистический, мистический характер современного человека порождает фашистские партии, а не наоборот. Как политическое движение фашизм отличается от других реакционных партий тем, что в качестве его носителя и поборника выступают народные массы. "Я вполне осознаю огромную ответственность, - пишет В.Райх, - связанную с таким утверждением, и в интересах этого разорванного на части мира я хотел бы, чтобы и трудящиеся массы также ясно осознали свою ответственность за фашизм".

Немецкие трудящиеся это не поняли до сих пор. Можно ли надеяться, что бывшие советские трудящиеся это поймут в обозримом будущем?

В.Райх утверждает, что "в чистом виде фашизм представляет собой совокупность всех иррациональных характерологических реакций обычного человека. Масштаб и широта распространения расовых предрассудков свидетельствует о том, что их источником является иррациональная область человеческого характера. Расовая теория не проистекает из фашизма. Напротив, фашизм возникает на основе расовой ненависти и служит ее политическим выражением. Расовая теория - это чисто биопатическое выражение характерологической структуры оргастически импотентной личности".

Настораживает и всплеск псевдорелигиозности в нынешней непростой российской действительности. Как пишет В.Райх, фашизм переводит религию из потусторонней области философии в посюстороннюю область садистского убийства. И тут нет разницы в том, что гитлеровцы убивали граждан других стран и евреев, а сталинцы убивали своих граждан и начали, но не успели уничтожить евреев. В.Райх первым, еще в 30-х годах, показал, что самой характерной чертой фашистских руководителей является их "стремление защитить главенство государства над обществом, что неизбежно приводит к диктаторскому абсолютизму, готовому принести в жертву тысячи и тысячи людей для защиты своих имперских интересов". А для этого тоталитарное государство подавляет естественные влечения человека, вытесняя их в подсознательное, и превращает его в существо, неспособное к сопротивлению и готовое выполнять любой приказ "фюрера" - Гитлера, Сталина, Мао, Пол Пота... Согласно В.Райху, психологические структуры характера масс имеют сходные черты при всех тоталитарных системах. Это прежде всего нежелание и неумение брать на себя ответственность за свою жизнь, проявлять инициативу, уважать личность и мнение другого человека. При этом фашизм порождается не столько экономическими причинами и политическими обстоятельствами, сколько самой структурой характера масс, подготовленных для принятия идеи "Вождя". Основными проявлениями такой психологии являются откровенный национализм и шовинизм, поиск виновного в своих собственных бедах не в самих себя, а в других. В итоге для того, чтобы занять высшее общественное положение в условиях социального хаоса, необходимо лишь обладать достаточной хитростью, невротическим честолюбием, волей к власти и грубостью. Некоторые из кандидатов в российские президенты в 2000 году удовлетворяют этим параметрам. Фашиствующие массы России рвутся избрать себе нового "Вождя". Удастся ли их остановить демократическим силам?

Нас "угораздило" родиться в России. И как бы нам, первому поколению эмигрантов в своей семье, не было в США хорошо или плохо, но решаем мы это на родном русском языке. Мы поем песни и пишем письма, радуемся и скорбим, болтаем по телефону и к Богу обращаемся на русском. И сны видим на русском языке. И поэтому вполне естественно, что судьба России нам не безразлична, и не безразлично, что большая часть россиян и эмигрантов все еще так упрямо держится за нетленный чертополох своей азиатчины. Эти люди не понимают, что "от Дахау до Нарыма остановки никакой".


Содержание номера Архив Главная страница