Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

Михаил ЛЕЙБЕЛЬМАН (Балтимор)

БЕЗ ГРИФА "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО"

В этом году в России (и только в России) в довольно узком кругу отметили 100-летие некогда могучей КПСС. Неоднократно менялись ее названия, но все же она более известна под этим названием.

Если судить по "Kраткому курсу", то история КПСС - это непрерывная борьба. При Ленине боролись с меньшевиками, эсерами, отзовистами, ликвидаторами, троцкистами... При Сталине борьба была особенно бурной и исключительно жестокой: с троцкизмом, "рабочей оппозицией", правым и левым уклонами, "промпартией" и аграриями Чаянова, кулаками, безродными космополитами...

В 30-е годы были уничтожены тысячи и тысячи "врагов народа". Начало периода Н.Хрущева связывают с оттепелью, но затем и он проходил в сплошной борьбе. Прежде всего КПСС освободилась от Берии, затем изгнали "антипартийную группу" - Молотова, Маленкова и Кагановича, в отставку отправили возможного будущего диктатора Жукова. Крохи остались от антилысенковцев. Порядком досталось художникам и композиторам за формализм.

Архивы, как правило, открывают через 50-60 лет и то далеко не полностью. Достоверность же мемуаров современников зачастую определяется позицией авторов. Весьма наглядно в этом можно убедиться хотя бы на примере "борьбы" с антипартийной группой. Тем более, что для этого имеется великолепный повод: международный фонд "Демократия" выпустил под редакцией А.Яковлева объемистый том - "Молотов, Маленков, Каганович. 1957".

По методологии новое издание не имеет аналогов. Это - полная стенограмма июньского (1957 г.) пленума ЦК КПСС, имевшая гриф "Совершенно секретно". Не отлакированная, как это было прежде. В книге так же приведены поправки, внесенные самими выступавшими, однако особенный интерес представляет "правка", сделанная в ЦК непосредственно Л.Брежневым и помощником Н.Хрущева, исказившая смысл многих речей.

На этом пленуме ЦК была разгромлена антипартийная группа Молотова, Маленкова, Кагановича и "примкнувшего к ним" Шипилова. Они выступили против решения ХХ съезда КПСС, против осуждения культа Сталина и т.д. На пленуме их вывели из ЦК, избрали новый состав президиума и секретариата ЦК КПСС.

Такова официальная версия изгнания из Кремля престарелых гвардейцев сталинского руководства. Немногочисленные подробности предназначались только для членов партии в закрытом письме. Забегая вперед, скажем - фальсифицированные.

Версия держалась четыре десятилетия. Все делалось для того, чтобы просто-напросто позабыли об антипартийной группе. Маленький, но характерный штрих: в Энциклопедическом словаре 1988 года упоминаются многие даже не третьестепенные личности, но нет Маленкова и Кагановича, как нет Троцкого и Берии. Это еще одно свидетельство "объективности" исторической науки в России.

И вот появились две книги, которые позволяют восстановить подлинные события тех июньских дней. Прежде всего, это, конечно же, том фонда "Демократия" и "Памятные записки" Л.Кагановича. Ни один из членов группы при жизни не опубликовал своих воспоминаний. Правда, много было слухов якобы о мемуарах Молотова, но они так и не увидели света.

Более четверти века Л.Каганович работал над своими "Памятными записками", пока не ослеп. По его замыслу они не предназначались для публикации, только для архива, для историков как документ эпохи. Лишь после его смерти издательство "Вагриус", в 1996 году, выпустило книгу. Это рассказ верного ленинца о своей 70-летней деятельности. Как бы своеобразная иллюстрация к истории партии. Автор пространно излагает многие партийные документы и решения. Но даже бегло не рассказывает о своей семье, о репрессированных братьях и т.д. От человека, который долгие годы находился на самом верху и даже бывшего какое-то время "вождем #2", ожидали большего. Видимо, поэтому "Памятные записки" не получили серьезной прессы (если не принимать во внимание давшего высокую оценку воспоминаниям В.Жириновского). Однако нас интересует не вся книга, а только воспоминания автора об июньском пленуме.

Оказывается, "антипартийной группы-то" не было! Ее сформировали в самом ЦК. По сути, на пленуме расправились со старыми сталинскими "вождями". Хрущев устранил их и получил возможность единолично властвовать. И сам пленум был "экспромтом", как в дальнейшем и многие "инициативы" Хрущева. Ему предшествовало весьма бурное многодневное заседание президиума ЦК. Обсуждали, казалось, безобидный вопрос - о подготовке к уборке и о хлебозаготовках. Однако на этот раз страсти накалились сверх предела. К сожалению, в архивах нет стенограммы заседания президиума, поэтому воспользуемся версией Кагановича.

Президиум ЦК якобы до второй половины 1955 года работал в духе коллективного руководства. Затем Хрущев стал "куролесить" - по важнейшим проблемам принимал часто единоличные решения. Возникали они нередко спонтанно, без должной подготовки. Затем уже члены президиума, хотя и видели их авантюрность, вынуждены были поддерживать их, якобы во имя сохранения единства партии. Так по инициативе Хрущева ликвидировали МТС, повсеместно насаждали кукурузу без учета географического фактора, проводили всевозможные реорганизации партийного и государственного устройства и т.д.

Особенно возмутились члены президиума, когда Хрущев неожиданно для всех на митинге на ВДНХ провозгласил новую генеральную линию - к 1960 году догнать и перегнать Америку по развитию животноводства. Последующие расчеты показали всю авантюрность новой "линии". И все же президиум одобрил ее - опять во имя единства. В общем, у первого секретаря начался, вернее развился, волюнтаризм и субъективность.

Нарыв прорвался на упомянутом заседании президиума. Хрущев повел себя особенно грубо и нетерпимо, и на этот раз 7 членов президиума - подавляющее большинство - проголосовали за снятие Хрущева с поста первого секретаря, хотя он и опроверг некоторые выдвинутые потив него обвинения, обещал исправить в дальнейшем ошибки. По слухам, ему прочили кресло министра сельского хозяйства.

Однако дальше все пошло по неожиданному, а может, и имевшемуся в запасе сценарию. Секретариат ЦК, за исключением Шипилова, был против решения президиума и начал энергично действовать. Разумеется, не без ведома Хрущева, а, быть может, и по его прямому указанию. Немедленно во все концы страны были посланы самолеты за членами ЦК, которые были преданы первому секретарю. Прибыв в Москву, те потребовали отчета у президиума. По их настоянию обсуждение перенесли на пленум, где впервые стало известно о существовании антипартийной группы. Ее разогнали, и Хрущев с того дня стал единственным правителем, хотя в дальнейшем громогласно и провозглашалось коллективное руководство.

Так завершился бескровный бунт престарелых вождей КПСС. Их вывели из состава ЦК и отправили на второстепенные работы в весьма отдаленные места: Молотова - послом в Монголию, Маленкова и Кагановича - директорами предприятий в Казахстан и на Урал. Позднее их исключили из партии.

Почему же бунт оказался бескровным? Ведь по партийной традиции, особенно в 30-е годы, даже малейшее неповиновение каралось смертью или, в лучшем случае, длительным заключением. Ответ ясен из выступления на пленуме маршала Жукова: "В интересах нашей партии, в интересах нашего партийного руководства, чтобы не дать пищу врагам народа. Для того, чтобы не компрометировать наши руководящие органы, я не предлагаю судить эту тройку или исключить из партии. Это должно быть достоянием только партии, не должно выйти за пределы партии".

Опять обман во имя пресловутого единства партии, которого не было.

Невольно возникает и другой вопрос: почему в группу включили только троих, а не всех семерых членов президиума, голосовавших за снятие Хрущева? Ответ ясен из того же выступления Жукова: нельзя было говорить правду о том, что преобладающее большинство членов президиума высказалось против Хрущева. Это, мол, могло произвести "нехорошее" впечатление, дало бы пищу не только "врагам народа", но и многим рядовым коммунистам. Да и следовало на кого-то свалить ответственность за трагические 30-е годы. Об этом остро говорили, в частности Жуков, на пленуме.

Вот и сформировали группу из трех престарелых гвардейцев сталинского руководства, для солидности "примкнули" к ним Шипилова. Не упоминались голосовавшие за снятие Хрущева Булганин и более молодые Первухин и Сабуров. С ними разделались тихо. Сабурова, например, сразу же отправили на пенсию, Булганина - председателем Совнархоза в Ставрополь.

Кстати, даже Микоян, голосовавший против смещения Хрущева, на пленуме говорил, что не верит в существование сговора антипартийной группы. Однако в стенограмме его слова "поправили" - и вышло, что и он верил в заговор.

Забежим немного вперед. Спустя несколько месяцев маршал Жуков, оказавший большую помощь Хрущеву в ликвидации "антипартийной группы", сам разделил ее судьбу: его отправили в отставку. Во имя все того же единства рядов никто не возражал и против опалы выдающегося военачальника.

* * *

В еженедельнике "Новое время" опубликована очень интересная статья Льва Безыменского о новом томе фонда "Демократия" - "И примкнувший к ним Шипилов". Известный публицист приводит много интересных деталей. В частности, о том, как раньше Хрущев убрал Маленкова, которого в одно время считали возможным преемником Сталина. В общем, Никита Сергеевич настойчиво расчищал себе путь к трону первого, вернее единоличного правителя.

Но одно утверждение Безыменского довольно спорное. Он считает, что на пленуме победил не Хрущев, а относительно молодые секретари обкомов и региональные члены ЦК. Они, мол, вмешались в события, причем сделали это тогда, когда Хрущев был готов пойти на компромисс, и повернули колесо вспять.

Думается, это не совсем так. Вспомним 1922 год. Сталин тогда занял, казалось, незначительный для того времени пост Генерального секретаря ЦК. Однако постепенно и настойчиво он превратил ЦК в могучий инструмент в борьбе за власть. Сталин подбирал кадры, пристраивал всюду своих людей. Это во многом определило его победу в разгроме оппозиций всех оттенков и "врагов народа". Только при Сталине пост Генерального секретаря стал важнейшим в стране. Генсек стал первым человеком в государстве и партии, вершителем судеб.

Конечно, на местах вырастали молодые руководители, и наиболее преданных Сталин продвигал в ЦК, на высокие посты - они были его опорой. Эта традиция продолжалась и после него: против решения президиума о снятии Хрущева был весь секретариат за исключением Шипилова. Именно секретариат послал самолеты за верными членами ЦК. Именно секретариат, аппарат ЦК, подключив КГБ, использовали более молодых, заранее подобранных верных региональных руководителей.

Хрущеву осталось властвовать еще 7 лет, и он успел еще много "накуролесить". Тут снова проявились сила и могущество секретариата и аппарата ЦК. Именно здесь родился заговор, на этот раз против Хрущева. В нем участвовали многие высокопоставленные аппаратчики. В октябре 1967 года Хрущева навсегда отстранили от политической деятельности. Все за тот же волюнтаризм.

Три с половиной десятилетия секретарем ЦК был М.Суслов, которого называют "серым кардиналом". Формально он отвечал за идеологию, однако в его руках, образно говоря, сосредоточились нити управления. Характерно, что именно он на пленумах докладывал о важнейших переменах, в частности о сменах первых лиц.

Действительно ли "антипартийная группа" выступала против ХХ съезда? Формально - нет, в своих докладах после съезда они ни слова не говорили против, но даже на июньском пленуме явно высказали свое недовольство решениями съезда и осуждением культа Сталина. Может, они даже опасались, что их привлекут к ответственности за кровавые 30-е годы. Однако на пленуме все трое говорили, что они, мол, только против персонально Хрущева и его методов руководства.

И такой курьез. В своих "Записках" Каганович расценил действия Хрущева как рецидив троцкизма. Вспомнил, что тот был когда-то троцкистом.

Вот так спустя четыре десятилетия раскрылась еще одна тайна. И еще раз мы могли убедиться - история одна, пишут ее по-разному. Трудно переоценить инициативу фонда "Демократия". Тем более, что он обещает в недалеком будущем сказать правду о некоторых других партийных тайнах, казалось, навечно замурованных в неприступных архивных хранилищах.


Содержание номера Архив Главная страница