Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

Валерий ЛЕБЕДЕВ (Бостон)

ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА КОХА

Недавний глава Госкомитета по имуществу, затем вице-премьер Альфред Кох ныне находится в Нью-Йорке. Как только на него открыли уголовное дело по получению огромного гонорара за ненаписанную книгу, так он сразу же оказался здесь. Второе дело было открыто на него по поводу "покупки" роскошной 3-комнатной квартиры на 1-й Тверской-Ямской, в самом центре Москвы, всего за 2 тысячи долларов (она стоила не менее 150 тысяч).

Минимальная мера пресечения, и то по большому блату, по такого рода обвинениям - подписка о невыезде. А он летает куда хочет. И в частном издательстве Ильи Левкова за свой счет в считанном количестве экземпляров тиснул книжонку "Распродажа Российской империи". Дескать, вот она та книга, за которую получил гонорар.

Конечно, гонорар, квартира - это мелочи. Просто они засветились. Не мелочь - это крупное. Но про это как раз ничего не известно.

Потому поговорим о мелочи... Я в курсе того, как и на каких условиях здесь публикуют русские книги. Издательство идет на риск выпуска книги за свой счет только при почти стопроцентной уверенности в коммерческом успехе. Для этого надо иметь имя и тему. Коха никто как литератора не знает. Как политического деятеля - тоже. Тема - история приватизации в России за последние 7 лет вряд ли кого-то сильно заинтересует. Наши покупатели - русскоязычные пенсионеры. Их SSI (пособие) всего-то 400-500 долларов в месяц. Книги же стоят от 5 долларов и выше, как правило, 7-15 долларов. Продать 1000 экземпляров даже очень ходовой книги - это большой успех. Тем более, что ходовые книги поступают из России, где до сих пор издание обходится значительно дешевле. Цены, названные выше, - как раз для книг, привезенных, например, фирмой "Дом книги Санкт-Петребург". А для местного производства о себестоимости ниже 10-12 долларов нечего и думать.

Поэтому я с полным основанием утверждаю, что книгу Кох издал за свой счет. И с единственной целью - показать, что она есть и что гонорар получен им законно. Гонорар получен им в 1996 году, а книга издана летом 1998-го. Теперь он это объясняет длительным производственным процессом. Пусть это он рассказывает русским следователям. Если книга готова в компьютерной верстке, то все дальнейшее занимает около двух недель. Да-с, две недели, а не два года.

Вот некоторые фрагменты из интервью, которое он дал на радио WMNB радиожурналисту Михаилу Бузукашвили. Оно впервые прозвучало полностью в передаче "Есть мнение" 23 октября.

* * *

- Что вы скажете по поводу предприятий, которые были проданы за бесценок? В связи с этим говорят, что народ был просто-таки ограблен.

- Народ не был ограблен изначально, потому что все это ему не принадлежало. Что касается того, что "по дешевке", то что например?

- Например, "Норильский никель". Если не ошибаюсь, его оценили в 170 млн., в то время как он стоит несколько миллиардов долларов.

- Пусть те, кто говорят, что он стоит миллиарды, за него их и заплатят.

- Есть мнение, что в России катастрофа и что завтрашнее экономическое положение призрачно. А ваше мнение?

- Мне тоже так кажется.

- И вы не видите света в конце тоннеля?

- Нет, не вижу.

- Каков ваш прогноз будущего России на завтра и лет через десять?

- Сырьевой придаток. Безусловная эмиграция всех, кто умеет думать, но не умеет работать - копать, например, а умеет только изобретать. В последующем превращение в десяток маленьких государств.

- А вот те ресурсы - экономические, людские, - когда они будут приведены в действие?

- Мировое хозяйство развивалось без СССР, и оно самодостаточно. В нем достаточно ресурсов, все есть. И теперь, когда появилась Россия, - она никому не нужна. В мировом хозяйстве нет для нее места. Не нужен её алюминий. Её нефть. Её лес. Она только мешает, цены обваливает своим демпингом. Поэтому, я думаю, ее участь печальна.

- Но ведь у России огромные ресурсы, сырьевые, людские, и работать на российский рынок....

- Да поймите же, Россия никому не нужна. Ну какие такие гигантские ресурсы имеет Россия?! Я хочу, наконец, развенчать этот миф. Нефть? Да существенно теплее и дешевле ее добывать в Персидском заливе. И сколько хочешь. Никель? Пожалуйста, в Канаде. Алюминий? В Америке. Уголь? В Австралии. Лес? В Бразилии.

- Словом, вы не видите никаких перспектив?

- Я - нет. Если Примаков видит, пускай работает.

- Ну а если новое правительство попытается что-то сделать...

- Да какое это имеет значение, что оно попытается делать. Как не верти, Россия - обанкротившаяся страна.

- И вы полагаете, что никакие методы хозяйствования Россию не спасут?

- Я думаю, все бесполезно.

- Но вы считаете, что реформы могут хоть что-то сделать? Может быть, реформы неприемлемы для России?

- Я не считаю, что неприемлемы. Но только при условии, что она оставит свои разговоры о духовности русского народа и о специальной его роли... Правда, я думаю, русские не сумеют этого сделать. Они так собою любуются. Они ведь до сих пор восхищаются своим классическим балетом, своей литературой... Или вот поляки. Все говорят: польский опыт, польский опыт. А что они сделали? Ничего. Чем они таким заявили о себе на мировой арене? Продукт какой-нибудь выдали? Живут себе, картошку копают. Я за ними не знаю какого-нибудь таланта. Что они, ракеты начали делать?

- Если исходить из вашего взгляда на Россию, создается весьма безрадостная картина.

- Да, конечно. А почему она должна быть радостной?

- Ну все-таки хотелось, чтобы этот многострадальный народ...

- Ну да, вам хотелось бы красиво наврать. Этот многострадальный народ страдает по собственной вине. Давайте не забывать - их никто не оккупировал. Никто не покорял. Их никто не загонял в тюрьмы. Они сами на себя стучали, сами себя сажали в тюрьмы и сами себя расстреливали. Поэтому этот народ по заслугам пожинает то, что он плодил 70 лет. Да, этот народ пожинает плоды собственного труда.

- Чем вы все-таки в итоге объясняете финансовую и экономическую катастрофу в России?

- Я думаю, это специальная стратегия по ослаблению России.

- Стратегия кого?

- Стратегия Запада. Запад обещал экономическую помощь и не оказал ее. И оставил Россию один на один с долгом, который делала не она. Эта стратегия удалась и очень успешно была проведена.

- Значит, экономические проблемы России - вина Запада?

- Ну... Нет, это 70 лет коммунизма, которые испоганили народную душу.

- То есть нужно смиренно признать свое место и идти учиться в школу?

- Конечно. Вместо того, чтобы с тремя классами образования изобретать водородную бомбу.

* * *

Cудя по биографии, Кох Альфред Рейнгольдович - из ряда молодых реформаторов, которые без оглядки экспериментировали (и имели от этого свою пользу) над огромной страной. И по беспардонности и пренебрежению к населению России - он из этого ряда. Надо обладать почти абсолютным аморализмом, чтобы, будучи совсем недавно членом правительства в очень высоком ранге вице-премьера, так говорить о стране, судьбу которой он во многом определял.

Да, Россия как целое гибнет. Но, спрашивается, кто же в том повинен? Кох отвечает: сами русские. Они себя гноили в лагерях и сами же себя расстреливали. Палачи и жертвы полностью уравнены. Тот, кого расстреляли, рядовой инженер, раскулаченный крестьянин, школьный учитель, оказывается, равно виновны с организаторами ГУЛАГа.

Но Коху этого мало, и он робко называет еще виновника - Запад, который имел план извести Россию и успешно это сделал. То есть, с одной стороны русские заслужили свою участь и иного быть просто не может, но с другой - мировой заговор Запада. Не напоминает ли это известную сверхлогику гегелевской тетки, которая говорила, что кувшин она давно отдала, кроме того, он был с трещиной, да и вообще она его не брала и никогда не видела.

Добавлю кое-что о приватизации по Чубайсу-Коху. ЗИЛ был продан за 4 млн. долларов вместо аудиторской оценки в 1 млрд. - в 250 раз дешевле. Красноярский алюминиевый завод был продан братьям Черным в 300 раз дешевле. Когда кратковременный глава Госкомитета по имуществу В.Полеванов написал докладную записку с сотнями подобных фактов (он издал в 1995 году оную записку в виде книги "Технология великого обмана"), то был мгновенно уволен, и его заменил неунывающий Кох. Уже в наше время МАПО-банк воспользовался неразберихой в руководстве компании и добился продажи за долги ее крупнейшего подразделения - ОАО "Роснефть-Пурнефтегаз". Принадлежавший "Роснефти" контрольный пакет акций предприятия, добывающего 8 млн. тонн нефти в год, продали за анекдотичную сумму в 10 млн. долларов. Общая стоимость "Роснефтегаза" объявлена в 2-3 млрд. долларов (правда, сейчас никто в России ничего дорого покупать не решается). "Пурнефтегаз" стоил бы примерно 2 млд. долларов. Стало быть, он был продан в 200 раз дешевле, так что даже открыли уголовное дело, а Примаков чуть ли не сучил ногами. Да, хотя свои люди купили, но есть другие, еще более свои, коим такая справедливость не понравилась.

Чуть-чуть остановлюсь на чрезвычайном эффекте приватизации.

Кох исходит из абстрактно правильной рыночной позиции, согласно которой вещь стоит столько, сколько за нее могут заплатить на рынке. Но в рыночном механизме, или, шире говоря, в огромном общественном организме, имеется множество коллизий, которые регулируются законами государства, а не просто рыночной конъюнктурой. Простейший случай (практикуется в Москве и других городах России): в квартиру вламывается группка из 4-5 дюжих молодцов, укладывают хозяина на кровать, ставят ему на живот утюг, включают и говорят, ласково улыбаясь: "Вот тут генеральная доверенность на продажу твоей квартиры. И еще машины. Подписывай. Давай, давай".

Что ж, по логике Коха: за сколько купили, столько и стоит. А то и добровольно, глядишь, подарил. Когда интерес хорошо подогрет (хоть бы и утюгом), то получается не аукцион, а торги. Разница между аукционом и торгами в том, что на торгах вещи продаются по объявленной цене, нет игры и соревнования покупателей.

Стало быть, между покупателями и продавцом имел место предварительный сговор и о цене, и о том, кто будет покупателем.

Общее определение - это не рыночный, а принудительный механизм (в точном соответствии с торгом, подогревающем ажиотажный спрос производителя и продавца - в рыночном механизме спрос ставит утюги и диктует цены, а не ему).

Известно, как организовывались (и продолжают организовываться) аукционы в России. Скандал с продажей "Связьинвеста", после которого Березовский стал врагом Потанина, еще не забыт. Государственные законы накладывают известные ограничения на аукционы. Огласка условий. Равенство участников. Еще множество тонких регулятивов. Ничего этого нет в России. На Западе, если вещь, оцененная экспертами, дающими исходную цену, не находит покупателя, то ее никогда не продадут даже в 2-3 раза дешевле стартовой цены. Ее просто снимут с аукциона. И выставят на следующий. Если нет - еще отложат. Пока не найдут покупателя.

А в России условия известны только узкой группе лиц. Они, сметливо перемигиваясь, предлагают сразу цену в сто, двести, триста раз ниже стартовой. А больше и нет никого. Стало быть, ни у кого нет больше денег. Слава Б-гу, что хоть эти покупатели нашлись. Спасибо, прибрали бесхозный убыточный "Пурнефтегаз". Значит, столько и стоит, сколько предложили. Теперь у него есть хозяин, теперь дело пойдет. Теперь отменно всё заработает.

Мы видим, как работают заводы в руках этих бандитов. Даже успешные не платят зарплату своим рабочим.

На основе откровений Коха можно утверждать, что идеология обреченности "этой страны" полностью разделялась всеми его коллегами по ремеслу - в первую очередь, Чубайсом. Нет, не случайно семеро из таких руководителей составили команду "писателей", получивших за ненаписанный шедевр сумасшедший гонорар - по 90 тыс. долларов. Я еще тогда, летом 1997 года, прикинул, исходя из объема заявленной рукописи: за одну машинописную страницу коллективного труда "Приватизация в России - экономика и политика" (215 стр. на семерых) каждый автор получил по 3 тыс. долларов. Таких гонораров не существует в природе научных изданий. Нигде и никогда. Такого рода книжки имеют ограниченный тираж в несколько сот экземпляров, редко в тысячу. Учитывая издательские расходы, гонорар (около полумиллиона долларов на братию), транспорт и накладные расходы по продаже, стоимость одной исторической книжки про приватизацию должна была бы достигать 150-1000 долларов (в зависимости от тиража). И гонорар-то они получили от якобы швейцарской фирмы Servina Trading, созданной незадолго до того как дочерняя фирма своей же московской чубайсовской "китобойной матки" и состоящей из двух веселых гавриков.

Итак, вот какую идеологию, оказывается, исповедовали молодые реформаторы. Идеологию того, что России все равно конец. Да она и заслужила это. Туда ей и дорога. Тем более, что никому не нужна. Только мешает мировой экономике. Цены, видите ли, сбивает.

Зачем же в таком случае идти во власть? Ясно, зачем. Чтобы заняться мародерством. Пока корабль, дескать, тонет, скорее, скорее набить карманы ценностями пассажиров - и по шлюпкам. А пассажиры сами давно заслужили свою участь.

Вот и сейчас после всех отпусков цен и инспирированных пирамид, после неоднократных ограблений уже само государство не возвращает вклады в банках. А если и вернет, то в менее чем половинной стоимости. И то неведомо когда. И тут же появились фирмы по возвращению долгов. Вы нам пишете доверенность на пользование вашим вкладом, мы с ним работаем, а потом через 6 лет возвращаем вам половину. Вернее, не деньги возвращаем, а дадим возможность выбрать из некоторых товаров на половину суммы вашего вклада. Не хотите?! Тогда не получите ничего. Вот что сейчас происходит в Москве и других городах.

Кто это делает? Кто управляет окончательным добиванием русских недотеп? Это делает отсюда - Кох. А там и своих умельцев по-прежнему много.

Пусть скорее грянет буря, что ли?


Содержание номера Архив Главная страница