Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

Нелли ГОРОВСКАЯ (Нью-Йорк)

ГЕНОЦИД КАК ФЕНОМЕН ХХ ВЕКА

В 1948 году Генеральная Ассамблея ООН одобрила Конвенцию "О предупреждении и наказании за преступления геноцида". Изменился ли мир к лучшему за 50 лет? Или геноцид и тотальные войны и в дальнейшем останутся нашими спутниками? Существуют ли социальные силы и защитные механизмы, способные предотвратить и отвести угрозу геноцида?

"История - это кровавая бойня", - кратко и безжалостно сформулировал на рубеже ХVIII-XIX веков свой философский приговор Гегель. Войны - вечный спутник человечества, без которых общество превратится в стоячее болото. Читая его произведения, мы как бы воочию наблюдаем мчащуюся по труднопроходимым дорогам истории грохочущую и безжалостную Колесницу Мирового Духа, на колесах которой запеклась "черная земная кровь". Гегель высмеивал просветительские проекты о "вечном мире", считая его синонимом "кладбищенского покоя". Но в глубине души суровый философ был все-таки добряк и жизнелюб. С его точки зрения, нравы все же будут смягчаться, воевать станут в соответствии с рыцарским кодексом чести, без варварской ненависти и фанатизма. За свой умеренный оптимизм ему часто доставалось от коллеги по университету, желчного и циничного Артура Шопенгауэра. "Человечество - это госпиталь неизлечимых, а прогресс - это сновидение ХIХ века. А мир наш создал не бог, а дьявол", - подобные сентенции вечно всем недовольного старого холостяка надоели даже университетскому начальству, поспешившему при первой возможности избавиться от вздорного профессора. Тем более, что его воинствующий пессимизм не импонировал и восторженной студенческой молодежи. Она продолжала зачитываться оптимистическими произведениями Тюрго и Кондорсе, трактатом Канта "К вечному миру", "Новым христианством" Сен-Симона, которого в ту пору никто еще не называл утопистом. Напротив, с радостным воодушевлением несколько последующих поколений восторженно повторяли брошенный им афоризм: "Золотой век, который слепое предание поместило в прошлое, находится на самом деле впереди нас".

Золотой век не наступил. Век ХIХ назвали железным. Но в начале следующего Александр Блок жестко заметил: "Двадцатый век - еще железней, еще ужасней жизни тьма, еще чернее и огромней тень Люцеферова крыла". Казалось, поэт предвидел, что в анналы истории ХХ век войдет как век ГУЛАГа, Холокоста и Хиросимы.

Человек пропускает мимо ушей уроки истории, а история в ответ посмеивается над человеком. Ведь самое страшное в утопиях, что некоторые из них становятся реальностью. Мечты о покорении природы, о рациональной организации труда, о контроле и учете, о планомерном руководстве обществом, о всеобщем равном образовании, о трудовых армиях, которые оросят пустыни, осушат болота и преобразуют лик земли, о безудержном научно-техническом прогрессе - все это сбылось. Но оказалось, что действовать разумно и действовать добродетельно - две совершенно различные вещи. С течением времени нравственный мир человека, его душа, его совесть все чаще объявляются химерами, отменяются как ненужные рудименты. И вот кровавый результат.

Дж. Эллиот в книге "Twentieth Century of Dead", опубликованной в 1972 году, утверждает, что приблизительно 110 млн. смертей по "неестественным причинам" случилось в течение первых трех четвертей нынешнего столетия. Этим рекордом человечество обязано новому явлению, именуемому "геноцид".

Нет сомнений, что жестокость и безразличие к страданиям других было характерно для всей мировой истории, но именно наш цивилизованный век создал могучую и изощренную технологию разрушения и убийств.

Напомним, что термин "геноцид" был введен в употребление выдающимся польским правоведом Рафаэлем Лемкиным в 1944 году. Но интерес к этому явлению ученый проявил гораздо раньше, изучая события, связанные с массовым убийством армян в 1915 году. С 1941 года Лемкин проживал в США, изучая право в Йельском университете. В 1946 году он присутствовал на Нюрнбергском процессе в качестве американского прокурора. Новый термин создан из двух слов: греческого genos - раса, племя, и латинского cide - убийство. Официальное определение геноцида было кодифицировано в 1948 году Генеральной Ассамблеей ООН, одобрившей конвенцию "О предупреждении и наказании за преступление геноцида". Конвенция определила геноцид как "действия, совершенные с намерением уничтожить полностью нацию, расу или религиозную группу как таковую". Между тем значительная часть ученых, признавая важность и ценность данного определения, считает необходимым дополнительно включить в него также массовые репрессии, совершаемые по политическим мотивам. Израиль Черни, под редакцией которого вышел двухтомник "Genocide. A Critical Bibliografic Review" (New-York-Oxford-1991), характеризует геноцид как бессмысленное убийство людей, совершаемое на любой основе - этнической, религиозной, политической, идеологической. Но, думается, нет смысла ломать копья, доказывая, что данная категория "кровавой бани" полностью подпадает под определение, тогда как другая не "дотягивает" до "чистоты" формулировки. Моральный эквивалент и нравственный статус всегда идентичны. Геноцид - это спланированное и сознательное преступление, санкционированное правящей кликой.

Но ведь человеку необходимо получить еще санкцию собственной совести! Как превратить нормальных людей в убийц? Ученые пристально изучают психологические факторы, способствующие превращению ХХ кека в век геноцида. Нет сомнений, что жестокость и безразличие к страданиям других были характерны для всей истории человеческого рода, но они усилились в нашу эпоху "благодаря" целому ряду факторов: это широкое разветвление бюрократической системы, обезличивающей человека, превращающего его лишь в человека-функцию. Действует здесь также и безотказный защитный психологический прием. Его условное название "the healing-killing paradox" (т.е. убийство во имя выздоровления). Каждый вовлеченный в убийство должен видеть в себе не уголовника, а "санитара нации", пламенного патриота, служащего своей стране и наделенного особой ответственностью. Исполнители действуют, как правило, во имя высоких целей, они "улучшают" и "оздоровляют" общество.

Вспомните повесть Чехова "Дуэль" и молодого зоолога фон Корена, доказывающего собеседникам, что первобытный человек был охраняем от вырождения борьбой за существование, теперь же культура значительно ослабила "борьбу" и "подбор", и поэтому необходимо самим позаботиться об уничтожении "негодных" и "неполноценных", иначе они размножатся, и цивилизация погибнет, человечество выродится. Так что, по словам "подающего надежды зоолога", согласно новейшим биологическим теориям естественного отбора во имя улучшения человеческой природы, надо определенные особи "обезвредить". Перед нами популярное изложение модной в конце ХIХ века теории "социального дарвинизма".

Дальнейшим шагом в практической реализации выводов данной "теории" стала расовая концепция. В ее основе - произведения французского социолога Гобино "Эссе о неравенстве рас" и немецко-английского "теоретика" Хьюстона Чемберлена "Основы ХIХ столетия". Оба делили расы на категории - высшие и низшие, избранные и второсортные, созидательные-творческие и паразитические.

Французский антрополог Лапуж пророчески писал: "Я убежден, что в следующем столетии миллионы человеческих существ будут уничтожать друг друга вследствие разницы в один или два градуса в черепном индексе". К сожалению, это пророчество сбылось. Разум и совесть человечества по своей природе несовместимы с теорией и практикой геноцида. Человечество пытается создать социальные силы и защитные механизмы, способные предотвратить надвигающуюся Катастрофу. Но насколько они эффективны? Можно ли вылечить мир при помощи трибуналов, хартий и деклараций? К сожалению, явно проступает и другая тенденция - возрастание актов геноцида, чему способствует могущественная и все более изощренная технология разрушения и убийства, а также расширение их географии.

Кровавая летопись дополняется Камбоджей и Бангладеш, Гватемалой и Парагваем, Тибетом и Бурунди, Ираком и Угандой, "этнической чисткой" на Балканах и Кавказе, продолжением трагедии на Ближнем Востоке. По-прежнему расисты всех мастей и оттенков поджигают церкви и рисуют свастику на синагогах и еврейских кладбищах, совершают "марши ненависти".

Не всем известен факт, что сразу после Нюрнбергского процесса группа американских философов и социологов создала при Гарвардском университете "Исследовательский центр по созидающему альтруизму" - своего рода попытку обеспечить человечеству что-то вроде профилактического лечения. Но вскоре проект был высмеян. В прессе грозили присудить ему премию "Золотое руно". Шуточное название премии, которая ежегодно присуждается за самый бесполезный научный проект. Налогоплательщики роптали - "фантазеры-альтруисты" попусту тратят их кровные деньги. Проект закрыли - что и не удивительно... Нация, которая так серьезно относится к налогам, не может всерьез отнестись к проекту с таким наивным названием. Профилактического лечения тоже не получилось. Неужели был прав закоренелый циник Шопенгауэр, и "человечество - это всего лишь госпиталь неизлечимых"?


Содержание номера Архив Главная страница