Содержание номера Архив Главная страница


Алла ЦЫБУЛЬСКАЯ (Бостон)

ЕЛЕНА КАМБУРОВА: ШТРИХИ К ТВОРЧЕСКОМУ ПОРТРЕТУ

На эстраде эта певица - особое явление. Она вошла в наш духовный мир совсем юной в ныне далекие 60-70-е годы и осталась частью того, что мы любили, покидая Россию. Ее пение можно было бы назвать своеобразным способом читать стихи. Она выбирала их за глубину содержания и изысканное литературное изящество. Искусство Елены Камбуровой - первой исполнительницы песен поэтов Булата Окуджавы и Юрия Левитанского, композиторов Микаэла Таривердиева и Ларисы Критской никогда не было массовым. Ее любила интеллигенция. Каждое спетое ею произведение становилось художественной зарисовкой. Внутренний огонь, разгорающийся в ней самой, язычком пламени обжигал слушателей. На сцене она обретала силу мага...

Тоненькая темноглазая со стрижкой а-ля паж этуаль, она несла в себе мощный дар трагедийной актрисы. Ее голос необычно большого диапазона с низкими грудными нотами и высоким верхним регистром, несомненно, отпущен ей природой для воплощения высоких чувств. Она была чужда кокетству, самолюбованию и прочим ухищрениям. Перед незаурядностью ее личности все стандартные атрибуты привлекательности выглядели мелкими.

Реклама не работала на нее, как на иных ищущих популярности артистов. Выходила она на камерные сцены, а не на стадионы. Под "фанеру" не выступала.

Шлягеры, "хиты" не пела. Да и поводов для газетной шумихи не давала. Личная жизнь певицы оставалась за занавесом. Совершенно очевидно, что это шло от чувства собственного достоинства. Известная выступлениями на ТВ и радио, она никогда не была в тени. Но никогда и не мелькала столько, чтобы ее знали все от мала до велика. Невозможно представить ее участвующей в предвыборных кампаниях. Давняя лирическая песня "Я - такое дерево" как бы объясняла ее собственную сущность и принципы. Она умела удивлять нетрадиционным подходом к известным произведениям, преображая их по-своему. Так когда-то певица исполнила старую революционную песню "Слушай". Думалось, какой успех может сулить эта "вещь", предназначенная для мужского хора и преподносимая оппозиционно настроенному обществу, а не клубу старых большевиков? Но Камбурова спела а капелла так, что было ощутимо дыхание глухой ночи, одиночество узника, переполняющее его чувство веры... Песня унылая в канонизированном варианте, получив новую интерпретацию, возрождалась в патетике!

Во всех городах Америки, где проходили недавние гастроли певицы, почитатели ее таланта полностью заполняли залы и вновь испытали власть воскрешаемых ею эмоций. Выпускница Московского эстрадно-циркового училища - она преломила в своем творчестве горестно и глубоко раскрытую в русской литературе тему цирка, артиста, клоуна. Она, если угодно, - "Тот, кто получает пощечины", - используя как метафору заголовок пьесы Леонида Андреева, проецируя на ее склонность аккумулировать в себе человеческую боль. Она - тот самый Пьеро, из сердца которого брызжет кровь, в то время как он шутит стихами А.Блока: "Истекаю клюквенным соком"... В сценическом костюме Пьеро, а не в эстрадном туалете артистка и вышла на сцену...

Плотно насыщая программу, без пауз-передышек, без незначащих реплик пела она одну песню за другой и в каждой предстала одухотворенным художником.

Как эпиграф к концерту в Бостоне и как Эпитафию поэту, которого ровно год нет с нами, она исполняла песни Булата Окуджавы, в том числе и на музыку Иосифа Шварца.

Прозвучало много новых песен: одни были живописными зарисовками, воплощать которые она - большой мастер. К сожалению, не было программ, и мне не удалось запомнить имен авторов музыки и слов прелестной песни, что становилась ожившим натюрмортом, в центре коего все уравновешивал "стакан парного молока"... Другие символизировали жизненное крушение. Кульминацией вечера явилась песня "Завтра будет все". В жизни героини, от чьего лица звучит монолог, на самом деле все противоречит заглавию: в дом не войдут прежние друзья, умерший возлюбленный не появится здоровым и живым, любовь не зальет светом все вокруг... Это крик души одинокой и все потерявшей женщины, мучительное нежелание смириться с участью, упорство в сохранении иллюзий. Артистка поведала о страдании, возведя его в масштаб трагедии...

И удивительно сильно, но по-иному, чем мы привыкли, прозвучала печальнейшая песня А.Вертинского "Бал господень". Тут самое время сказать о том, как много значит для певицы роль сопровождения. На этот раз она выступала с двумя музыкантами - Олегом Синкиным (рояль) и Вячеславом Голиковым (скрипка, гитара). Наиболее выразительным представляется участие пианиста. Подчеркивая тему бала, так и не случившегося в жизни женщины, покинувшей этот мир, варьируемый аккомпанемент неожиданно обретает звучность клавесина, напоминая о Куперене и Рамо. Из жанра романса повествование оказывается перенесено в эпоху старинного шансона. Воплощая знакомые и даже эталонные образы, артистка никого не повторяет, не копирует. Ей всегда есть что сказать от себя.

Так и лермонтовский "Белеет парус одинокий" на музыку А.Варламова в ее интерпретации с вольной сменой темпов, с использованием крайних контрастных возможностей диапазона засверкал необычной драматической яркостью. "Музыкальная шутка", - объявила Камбурова и спела две песни Шуберта. Возможно, с точки зрения академического вокала осуществленная трансформация действительно была шуткой. Но с точки зрения осмысления никогда еще содержание не было выявлено столь выразительно, как это произошло в "Форели". Обычно "Форель" поет высокое сопрано, и где-то на быстрых нотах мелькают почти неразличимые слова. Камбурова, театрализовав пение, пропела все как бы двумя голосами - высоким, подчеркивающим трепетность рассказчика, и низким, обрисовывающим жестокосердного рыбака. Так соединилось актерское озорство и нежная пастораль...

Музыкальный вкус певицы всегда отвечал самым высоким требованиям музыкантов, а литературные предпочтения определили облик, облик эстрадной артистки с "лица необщим выраженьем".

В ее искусстве - уникальный сплав пения и мелодекламации, драматизма и эксцентрики, взрыва эмоциональности и сдержанности. Она - тонкий художник, умеющий вызвать у слушателей лучшие чувства. Те чувства, что вытеснены из нашей жизни чрезмерным прагматизмом конца 20-го столетия. Побывав на ее концерте, можно было убедиться, что нам их очень не достает.

С прежним душевным жаром пела Елена Камбурова, казалось, совсем не изменившаяся, такая же вдумчивая и серьезная, такая же тоненькая и темпераментная... И когда в финале одной из песен она начала кружиться, легкая и пластичная, по маленькой загроможденной музыкальным оборудованием сцене, то словно открывала бал, призывая гостью, что так и не пришла к персонажам ее песен. Гостью, названную Окуджавой ГОСПОЖОЙ УДАЧЕЙ...


Содержание номера Архив Главная страница