Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

Виталий РАЕВСКИЙ (Нью-Джерси)

ИЗРАИЛЬ И ЕГО СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

"Уже нет никакого сомнения, что соглашение в Осло не работает..."
М.Идрик, посол США в Израиле, 25 авг. 1997 г.

"Новоеврейское государство - современный Израиль, восстановленное на части территории древнего еврейского царства, сегодня по воле истории оказалось внутри арабского мира и объективно является в нем чуждым, инородным включением. Оно чуждо арабо-мусульманскому миру не только потому, что образовано и населено иным народом, но и в силу принадлежности этого государства к иной, Западной, цивилизации, принципиально чуждой Востоку" (Р.Киплинг. "Запад есть Запад, Восток есть Восток").

Основатели современного Израиля принадлежали к Западной цивилизации, и созданное ими государство с самого начала не только относилось к этой цивилизации, но и являлось ее частью, ее форпостом в мусульманском массиве. На это еще в 1928 году указал один из лидеров сионизма В.Жаботинский: "Мы здесь являемся представителями Европы, охраняющими ее традиции..." Поэтому, даже если бы это государство было населено не евреями, а любым другим народом западного образа жизни, оно тоже не было бы принято этим массивом. Год назад, в августе 1997 года, это подтвердил лидер "Хамаса" А.Рантаси в интервью агетству Associated Press, заявив, что он, в принципе, ничего не имеет против Израиля, но только не там, где эта страна сейчас находится.

Мусульманский мир отторгает даже собственных лидеров, близких к западной ментальности (шах и прозападные лидеры Ирана, Алжира, Туниса и Ирака были изгнаны из своих стран, король Иордании Абдаллах ибн Хуссейни (1882-1951), президенты Египта - А.Садат - и Ливана - Б.Джумайль - были убиты, и даже не сегодняшнего короля Иордании Хуссейна и президента Египта Х.Мубарака совершались покушения).

Жаботинский пророчески писал в начале 20-х годов: "Не хочу сказать, что невозможно никакое соглашение с арабами Эрец-Исраэль. Невозможно только добровольное соглашение, пока у арабов еще гнездится искра надежды, что им удастся избавиться от нас".

Запад и Восток находятся на разных стадиях социально-общественного развития: Восток все еще близок к позднему феодализму, на стадии абсолютизма, тогда как западные демократии прошли эту стадию еще в XVII-XIX веках. Эта государственная формация арабских стран имеет много общего с тоталитарным режимом бывшего советского блока, что и обусловило в свое время их взаимопонимание и симпатии, в опредленной степени сохринившиеся применительно к России и сегодня.

По мере приближения государственного строя и ментальности населения арабских стран к западно-демократическим, их враждебность (отторжение) государства Израиль будет снижаться, а их терпимость, характерная для западных демократий по отношению к любым меньшинствам, - увеличиваться. Уже наше поколение является свидетелем начальных стадий этого процесса на примерах Египта, Иордании, Саудовской Аравии, Кувейта, распада еще недавно монолитного "фронта отказа" и на примере близкой к арабскому миру Турции. "Воцарение" аятоллы Хомейни в Иране является таким же временным эпизодом, "ухмылкой истории", как и "воцарение" Гитлера в Германии или восточного деспота Сталина в России. Эти эпизоды не меняют общей направленности развития человечества от "хищных стай" к единой нации - "человек разумный", что было предсказано еще в Пятикнижии Моисеевом.

Еще в 1968 году опытный политик тогдашнего арабского мира, глава правительства Туниса - Х.Бургиба, пришел к выводу, что при современном раскладе военных сил у арабов нет шансов победить Израиль, поэтому надо поэтапно добиваться его политического, психологического и экономического ослабления и максимально крепить свои позиции к моменту решающей военной операции. Однако в силу возражения сторонника немедленной подготовки нового вторжения - президента Насера эта доктрина была принята Лигой арабских стран только после их разгрома в войне Судного дня в 1973 году. Горячим сторонником этой доктрины с самого начала своей политической деятельности был и Я.Арафат. Он поставил себе целью прежде всего добиться политического признания со стороны руководства Израиля и лидеров западного мира и уже через них постепенно усиливать свое политическое влияние и ослаблять политические позиции Израиля. В статье Кэла Томаса, опубликованной в большинстве американских газет 4 июля 1996 года, указано, что Арафат объяснял арабским лидерам на закрытых совещаниях, что соглашения в Осло - это этап в реализации принятого ООП в 1974 году плана постепенного уничтожения Израиля. Первый шаг этого плана - снять контроль Израиля над тарриториями, которые он присоединил в результате Шестидневной войны. Используя сильно развитое у людей западного воспитания доверие к слову, и, тем более, к официальным декларациям, Арафат, изображая из себя борца за мир, с блеском добился своей легитимизации. Наряду с этим для психологического ослабления израильтян он организовал массовое и длительное "восстание камней" (интифаду) арабов Западного берега и, наконец, всеарабский бойкот - для экономического ослабления Израиля.

Вершиной успеха этой политики и личного успеха Арафата явилось подписание 13 сентября в Вашингтоне соглашения об образовании "Палестинской автономии" на земле Иудеи и Самарии (Западный берег) и сектора Газы. Этим актом Арафат, не меняя своей внутренней сути и планов, преобразил себя в глазах западного мира из главаря террористов в легитимного политического лидера.

Арафат не случайно зафиксировал эту автономию в Вашингтонском соглашении под названием "Палестинская автономия",а не "Арабская автономия в Палестине", чем она в действительности является. Этим названием он легализовал им же выдуманное понятие о палестинском народе, который будто бы населяет эту палестинскую автономию. В действительности такого народа нет и никогда не было, и жители западного берега Иордана и Газы - это те же арабы, которые населяют и восточный берег этой реки.

Вплоть до 1948 года, то есть до образования государства Израиль, палестинцами назывались евреи, проживавшие в Палестине. Так, бригада, составленная из этих евреев и воевавшая во Второй мировой войне в составе английской армии, называлась Палестинской бригадой Британской армии. Легализация термина и понятия о палестинском народе применительно к арабскому населению позволила Арафату начать говорить и о праве этого народа на свое государство, то есть приступить к следующему этапу - созданию арабского государства в центре израильской территории.

Сегодня Арафат сумел убедить арабский мир в правильности своей политики поэтапного ослабления Израиля с параллельным усилением арабских позиций и, по существу,стал неформальным лидером всего арабского мира. Более того, лидеры западных демократий, пресса и даже деятели еврейских общин все еще доверяют Арафату и тоже следуют в фарватере его политики, хотя, судя по последним заявлениям Н.Гингрича, А.Д'Амато, Ч.Шумера и некоторых других, кредит доверия Арафату со стороны Конгресса США практически уже исчерпан.

Из изложенного следует, что стремление Арафата и Лиги арабских стран в целом к миру и к принятию Израиля в сообщество стран Ближнего Востока по крайнем мере сомнительно, и дальнейшее ослабление Израиля, в принципе, может сповоцировать арабов на новую войну. Кроме того, арабы Западного берега уже достигли многого, чего они ранее никогда не ииели (даже при иорданском правлении), а Израиль потерял многие позиции, которые имел до соглашения 1993 года. Такое положение само по себе требует привыкания обеих сторон друг к другу в новых условиях.

Как однозначно следует из режима правления, введенного Арафатом в Арабской автономии, он принадлежит к диктаторскому блоку. При этом его неприятие Израиля резко усилено его честолюбивым желанием преобразовать автономию Западного берега в общепалестинское арабское государство под своим главенством, то есть еще при своей жизни. Последнее обстоятельство и заставляет его всячески ускорять процесс достижения этой цели путем поэтапного ослабления Израиля с усилением своих позиций за его счет. Сегодняшняя Палестинская автономия, будет ли она чуть больше или чуть меньше, как конечный результат его не устраивает: его желание, которое он сделал целью своей жизни, - это Палестинское арабское государство в границах от Синая до Ливана, как это показано на карте, открыто висящей у него в кабинете и по всем городам автономии. Израиля на этой карте нет. Но Израиль есть и будет на всех картах мира при условии сохранения им явного, очевидного для арабов, военного превосходства, до тех времен, когда арабы психологически созреют для мирного сосуществования. С этой точки зрения заключение Норвежских соглашений было преждевременным, что и обусловило их провал. Только когда арабы прекратят считать Израиль чужеродным телом, мирное сосуществование станет реально возможным. Вот тогда можно идти и на компромиссы. Сохранение Израилем высокой степени своего военного превосходства в течение этого периода - его задача и необходимое условие предотвращения войны на Ближнем Востоке.

Поддержка Израиля, путем сдерживания политических и территориальных притязаний Арафата и Сирии - оптимальная для Запада позиция в борьбе за мир на Ближнем Востоке. К сожалению, администрация президента Клинтона придерживается противоположной точки зрения, как, впрочем, и другие либеральные деятели.

В эпиграфе я привел мнение посла США в Израиле - в заключение приведу мнение посла России в Израиле А.Бовина:

"Я - оптимист. И поэтому уверен, что через пару-другую поколений арабы перестанут видеть в Израиле врага. И тогда мир возникнет и сформируется сам по себе. Не надо только насиловать естественный и закономерный процесс в угоду тому или иному политику сегодняшнего дня" (Москва, 10 дек. 1997 г.).


Содержание номера Архив Главная страница