Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

Белла ДИЖУР

СТИХИ

	        ЕЩЕ О КАИНЕ

	Авель, кроткое созданье,
	Брата старшего любил,
	Но, как сказано в преданьи,
	Каин Авеля убил.

	Он решил бесповоротно,
	Что ему мешает брат
	Сеять рожь за горизонтом,
	Там, где зори и закат.

	На земле тогда впервые
	Пролилась безвинно кровь,
	Ангелы полуживые
	Не могли спасти любовь.

	Каин жив.  Тысячелетья
	Мы едим его плоды,
	Сохранились на планете
	Преступления следы.

	Где ты Дом семьи единой?
	И куда любовь ушла?
	Длится древний поединок
	Добродетели и зла.

		      * * * 

		 ОСЕ

			29 марта 1998 года
		    1.

Твой сотый день рожденья отмечаю.
Душа родная!  Где ты? Отзовись!
И к небу равнодушному взываю,
Стихом врываюсь в солнечную высь.

	Мой добрый друг!  Мой муж!  Моя надежда!
	Незримым духом посети мой дом!
	Мне хочется, чтоб мы с тобой, как прежде,
	Твой дивный день отметили вдвоем.

Ты чист и светел - заново рожденный,
К безмолвию небесному привык.
И святостью от мира огражденный
Забыл мой грешный, мой земной язык.

	А я живу в тишайшем ожиданьи
	Обещанного Господом свиданья
	В тот одинокий, запредельный миг,
	Которого мой разум не постиг.

		    2.

	Плачут тонкие свечи
	Всю субботнюю ночь.
	Но ничто и никто
	Им не может помочь.
	Фитилёк обнажился
	И беспомощно сполз
	На мерцающий холмик
	Стеариновых слез.

		    3.

	 Пока клубится дым воспоминаний,
	 Душа к душе тянуться не устанет.
	 Иду к тебе во сне и наяву,
	 По медленной реке к тебе плыву.

		    4.

	Oт строки и до строки
	Мчится вдохновенье
	И, рассудку вопреки,
	Плач стихотворенья.
	В нем волторны голосок,
	Посвисты свирели,
	Все, о чем сказать бы мог
	Стон виолончели,
	О любви в моей судьбе...
	Полной ожиданий,
	Но ни слова о тебе
	В будущем свиданьи.

		     * * * 
	    
 
                                  ХУДОЖНИК

       (памяти Юрия Карабчиевского)

	Он не инок Богопослушный,
	Хоть живет в монастырской тиши,
	Нет в картинах житейской чуши,
	Только крик обреченной души,
	Он не слышит ангелов пенье,
	С Сатаною дружить готов.
	Вечный пленник своих вдохновений
	Сам себе Господь-Саваоф.

	И под собственным небосводом
	Сам работник, сам господин,
	Всем чертям обещав свободу,
	Правит миром своих картин:
	Источает свои печали,
	На холсте Бытие создает,
	Чтобы новые эти скрижали,
	Как молитву, учил народ.

	Он огнем хвостатой кометы
	Опалил земные цветы,
	До него неизвестным цветом
	Обозначил лик красоты.
	Но по-прежнему сердце страдало,
	Подчиненное кисти больной...
	И живая душа распласталась
	Между Господом и Сатаной.


		          * * *

	Никак душе не спится,
	В сомненьях изошла,
	Рыдают ночью птицы,
	Гудят колокола.

		Но в щебетаньи птичьем,
		В тоске колоколов,
		Есть тайное величье
		Туманных вещих снов.

	Есть сладость одиночества,
	Где только ты и  - Бог,
	Где он Свои пророчества
	Познать тебе помог.

		И стали утешением
		Разгаданные сны,
		Святым благословением,
		Подарком тишины.

Содержание номера Архив Главная страница