Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

Валерий ЛЕБЕДЕВ

ВЕЧНОЗЕЛЕНЫЙ ЗМИЙ

(Традиционная пьянка как образ жизни)

В России наконец-то c 1 октября 1998 года снова ввели винную монополию. В прошлом году ее уже вводили. Поднатужились тогда, а она... не ввелась. Не получилось, видать. Тогда, согласно окрепшей воле чудесно избавившегося от народного недуга президента, спиртные напитки (свыше 12 градусов) хотели продаваться лишь в магазинах "с полноценно оборудованными торговыми площадями". Но даже это скромное пожелание тут же похерили. Ибо деньги несет водочная река сумасшедшие, и водкомафия их упускать не собиралась.

Какие именно деньги? Вот официальные сведения (от замминистра Минсельхоза Ивана Старикова). В 1984 году - последнем перед горбачевской антиалкогольной кампанией - население тогдашней Российской Федерации выпило 240 млн. декалитров алкоголя. Водка - продукт относительно дешевый, а все ограничения на ассортимент и доступность спиртного давно сняты. Количество населения в России за это время несколько поуменьшилось, зато пить стали больше. Как все вместе, так и каждый в отдельности. Однако в официальном обороте в прошлом году значилось лишь 87 млн. декалитров спиртного. Это означает, что как минимум 153 млн. декалитров остались вне всякого обложения налогами, акцизами и прочими благодетельными государственными новациями. Получается: мимо казны утекает в два раза больше водки! В советские времена "водочные" деньги формировали 30% доходов госбюджета. Золотое дно! Для изготовления нелегальной водки требуется 1000 железнодорожных цистерн спирта в год! Вот именно это наглядное количество и хочет ныне государство поставить под контроль. Пусть винокурни-де покупают государственные лицензии. И пусть передадут контрольный пакет своих акций (а если их нет, так пусть сначала выпустят, а потом передадут) государству. Пусть платят. Делятся.

Сейчас, при аховом положении с собиранием налогов, в ситуации, когда бартер между областями затмил жалкий рубль, да что там бартер, когда области де-факто вводят запрет на вывоз продовольствия за пределы своих границ (на границах посты стоят хмуро) и страна уже напоминает средневековую Европу времен феодов, марок и русских удельных княжеств, только на водку вся надежда. Только она - кормилица бюджета. А заодно и поилица отощавшего народа.

"Нам не стать полноценной рыночной страной в ближайшие несколько лет", - пишет Светлана Бабаева в "Известиях" от 2 октября. И продолжает: "Такие выводы напрашиваются после обнародования очередной антикризисной программы очередного правительства. Монетаристов просят пока не беспокоиться: до конца года, чтобы "разгрести" часть неплатежей, предстоит провести взаимозачет 100 млрд. рублей. Учитывая структуру долгов, можно предсказать, что засчитывать будут в первую очередь долги перед регионами (на содержание жилья и подготовку к зиме), военными, оборонщиками, соответственно, - угольщиками, энергетиками".

Поясню, что взаимозачеты означают безденежную форму своего рода бартера по долгам. Эти прощают долг тем, а те прощают на ту же сумму долг третьим. Так и идет по кругу. Что же касается антикризисной программы, так она уже пятая за 2 года. Предыдущие 4 были блистательно провалены.

Нет, нет. Надежда - только на водку. Эта мертвая вода - живые деньги.

Дело с водкой, безусловно, для государства выгодное, но абсолютно безнадежное. Как поставить под контроль производство нелегального спирта? Свежие данные: грузинская спиртовая мафия без затруднений гонит автоцистерны через границу с Казахстаном, где на протяжении 7,5 тыс. километров почти отсутствуют контрольно-пропускные пункты и пограничные заставы. Зато повсеместно - автомобильные асфальтовые и проселочные дороги, тропинки и железнодорожные ветки, которых нет на картах. Осведомители ФСБ сообщают: уточняются маршруты спирта: через территорию Азербайджана, далее - морем в Туркмению, оттуда в Казахстан и потом уже - теневикам в Москву, Санкт-Петербург, Хабаровск и другие крупные города. Нелегальную поставку спирта в Россию мафия наладила также через Китай, на границе с которым в этом году задержано более 100 тонн спирта и 22 тыс. литров фальсифицированной водки.

Как сообщил заместитель директора ФПС России генерал-полковник Алексей Кожевников, только за этот год на российско-казахстанской границе небольшие "заградительные" отряды пограничников задержали около 30 тыс. литров спирта, "опасного для жизни" Этот спирт, по утверждению экспертов, является настоящим суррогатом, предназначенным в основном для технических целей ("Известия" от 1 окт.). Итак, производство горячительных напитков решили вырвать из рук пронырливых молодцов, получающих прибыль "сам-двадцать" (1:20) и выше, и передать ее исключительно в руки государства. А ведь государство - это мы. Так скажет любой мафиози.

Вообще даже удивительно, как это государство так растерялось, что отдало основной источник доходов в руки прытких винокуров и торговцев. Не иначе, как среди них были как раз государственные служащие высокого полета. То есть то самое государство. Государство - это они.

Теперь коснусь немного предыстории введения винной монополии на Руси. Винную монополию в России ввел граф Сергей Юльевич Витте в бытность свою министром финансов. А до того российское государство находило иные способы доходов. Пенькой торговали, крестьян на конюшне секли для лучшего собирания оброка. Но Сергей Юльевич был озабочен не только государственными доходами. Он писал в своих мемуарах, что французские обыватели, собираясь для распития всяких жидкостей типа перно-вино в местах поглощения горячительного во французских кабаках-тавернах, вели там предосудительные антиправительственные разговоры, в результате чего и вспыхнула Великая французская революция. Чтобы на святой Руси не случилось такого безобразия, Витте под свою винную монополию позакрывал в России шинки-кабаки, а взамен открыл государственные заведения, названные "монопольками" Так что русский обыватель не мог поступать по-французски. Почему, по замыслу хитроумного графа, в монопольке нельзя было вести подрывных бесед, он так и не объяснил. Умер Витте в 1915 году и о революции уже не узнал.

Рестораны, конечно, действовали и при Витте, и потом, и пили там вовсю, но ресторан как-то не подходил на роль инкубатора революционных идей. Там все больше цыганскими хорами увлекались, а цыганам и без революции везде вольная воля. Русский человек не только водкой жив - нужно что-то и для души. Так что революцию он все-таки учудил.

С водкой накануне революции не все ясно. Известно, что Николай II пошел навстречу старостам и ходокам от крестьян и рабочих и подписал указ (в 1914 г.) о введении сухого закона (в связи с началом войны). Винокурни после начала Первой мировой войны почти везде позакрывались. И народ, преисполненный патриотических чувств, пить перестал вполне добровольно. Кроме как в ресторанах. И вдали от линии фронта (там сухой закон не действовал). Несмотря на сухой закон, вино свое революционное действие оказало: когда в самом начале переворота красногвардейцы да матросы захватили винные подвалы Зимнего дворца, то первым делом налегли на марочные и коллекционные вина. Вожди, прознав про это, верно поняли, что тут нужна мера, а то не удастся придушить гидру контрреволюции. Мера, правда, для русского человека всегда очень большая.

Джон Рид пишет (в "Десяти днях..."), что наиболее сознательных Военно-революционный комитет (не забудем, что Ленин и Троцкий, как и Гитлер, спиртного не употребляли) направил в подвалы, и они там прикладами перебили десятки тысяч (!) драгоценных бутылок. Вино текло по улицам рекой, и менее революционные персонажи прямо на карачках лакали дар небес. Вернее - подземелья. Винный дух подогревал их пыл, и таким образом число революционеров быстро выросло. Их число выросло, а количество бутылок катастрофически уменьшилось. Запасы были велики, но при сухом законе пополнялись слабо.

Сухой закон по инерции действовал. Не начинать же сразу после захвата власти открывать винокурни? Представьте себе: вся промышленность стоит, а винно-водочные заводы выдают и выдают продукцию! Что скажут пролетарии всех стран?! Так и продолжалось до 1925 года, когда вошедший в силу Сталин, любитель "Хванчкары", уже совершенно оттеснивший трезвенника Троцкого, сказал, что революцию не делают в белых перчатках. Он, надо полагать, думал в это время о мировой революции, хотя готовил ее еще только в Китае. С этого момента Советская Россия начала выпускать свою водку, названную любовно "рыковкой". Алексей Рыков, в то время предсовнаркома, был большой любитель этого народного продукта, и народ это знал. Но если заглянуть в монографию Дмитрия Шелестова "Время Алексея Рыкова", изданную уже на закате перестройки в 1990 году, то с некоторым удивлением мы там не увидим ни одного слова о запуске производства водки в СССР в 1925 году и о народной слабости (скорее - силы) самого Рыкова. Вот и суди после этого о стране по таким книгам.

А в стране пить стали все больше и больше.

Дико стали пить в Красной Армии. Особенно в 1937-ом и более поздних годах. Так, говорят, бульканьем заглушали ночные шаги за дверью. Нарком Ворошилов забеспокоился и с 1937 по 1941 год выпустил 32 приказа о борьбе с армейским пьянством. Пьянство стали приравнивать чуть ли не к шпионажу (что у трезвого на уме, то у пьяного на языке: такого легко завербовать).

Жутко пили в НКВД. Следователи догадывались, что придет и их черед. И кто не кончал самоубийством, тот спивался. Странным образом уцелел только начальник Лефортова капитан Магго (Маг), но и тот в конце жизни лыка не вязал. В начале и середине, впрочем, тоже.

Началась война, и нужно было подбодрить уцелевших, - вот и ввели законные наркомовские 100 грамм. Тут уж не грех было и добавить.

После войны было не до борьбы с пьянством. Пили народно-стихийно. Сначала - за победу, потом - за погибших, потом - за уцелевших, потом - за звездочки, с получки, с прибытием, за упокой и вообще за успехи. Советский офицер имел только два состояния: либо на боевом дежурстве, либо в запое. Причем для сохранения военной тайны эти два состояния были неразличимы. Говорят, в стратегических частях выпивали из жидкостной ракеты, закусывали из твердотопливной.

С течением времени водка разнообразилась по названиям и ценам, весьма мало отличаясь по качеству. Нет, были, конечно, элитные водки. Перцовки-зубровки, настойки. Но не рискую вторгаться в чуждую мне область. Была когда-то водка даже по 1 рубль 12 коп. Потом - 1 руб. 47 коп. Этого и старожилы не упомнят. Ибо главная профессия старожилов - ничего не помнить. По 2,87 и более позднюю, по 3,12, по 3,62, хорошо помнят и не старожилы. Было и вино "Агдам", по действию равное удару тяжеловеса по печени. То есть не уступало доброму гусю хлебного вина (сивушной самогонки). И на стихи хорошо ложилось: "Агдам - как дам!" И еще разные жидкости под общим названием "Слезы Мичурина".

Теперешние цены столь же неустойчивы. Последние годы водка была диво как дешева - около 5 тысяч рублей, то есть менее одного доллара. Но после указов о "монопольке" цена пошла вверх, достигнув 25 рублей (новых) за бутылку, что при тогдашнем курсе (о, как давно!) 6 руб. за доллар тянуло по 4 доллара за бутылку. Но теперь, когда курс равен 16-20 рублям за доллар - о чудо! - цена водки в рублях примерно осталась прежней (25-30)! Стало быть, она как бы опять опустилась к золотым временам - по доллару с небольшим за пол-литра. Это значит: подумали о народе. Пусть молоко и хлеб вздорожали в полтора раза. Пусть мясо, масло, сыр - в три. Пусть в среднем все продукты поднялись в цене в два-три раза. Но цена водки - основы народного крепкого духа (Spiritus Vini - можно ведь перевести, с натяжкой, как Винный дух, что есть синоним народного духа) - не должна подрывать основ. Пока русский пьян, он силен духом. Море ему по колено.

Что касается названий водок, то тут память нужно иметь отменную. Ибо тот, кто пил и должен знать, ослабил свои умственные способности. А кто не пил - тот не знает. На поверхности лежат "Московская", "Особая", "Столичная", "Петровская" А вот как называлась прозванная в народе "Коленвалом"? "Андроповкой"? "Косорыловкой"? Помню, выпустили водку "Колос", и сразу вышла идеологическая глупость: народ прозвал ее "Колос Америки". Очень остроумно: сочетание "Голоса Америки" с намеком на то, что зерно завозится из США. Пришлось водку с таким названием тут же снять с производства.

Монотонно возрастал выпуск водки с другими названиями, монотонно же росло и ее потребление. Никита Михалков не удержался и выпустил водку "Комдив" с собой на этикетке под видом красного героя Котова из своего фильма "Утомленные солнцем". С устатку, после солнца, в теньке хорошо поддать. Пошли по пути водок "Жириновский" и "Брынцаловка (Ферейн)". И денег больше, чем от гонораров.

Власть, которая гребла от продажи "белого золота" в казну лопатой, даже больше, чем от "черного золота" (напомню - 30% бюджета), как бы в припадке белой горячки периодически учиняла борьбу с "зеленым змием". Тут есть что-то от суицида власти и что-то, связанное с дальтонизмом. Белая, проклятая, белое золото и вдруг - зеленый змий. Я думаю, это государственный секрет, правительственная хитрость, боевая светомаскировка.

Но Б-г с ним, с цветом. Важно то, что на памяти старожилов произошли три великих битвы. Три - число сакральное, для принятия внутрь священное. Первую битву объявили в 1972 году от имени ЦК КПСС, Совмина и ЦК профсоюза. На три головы змия три мощных тулова советской власти. Стенка на стенку, трое на троих. И, знаете ли, полное поражение советских богатырей. Даже удивительно. Это хуже, чем в известной притче об Илье Муромце. Он ехал и, как всегда, - камень. Направо поедешь - коня потеряешь, налево - жизнь, прямо - настоящей скотиной станешь. Направо-налево Муромец не раз ездил, а прямо все как-то ноги не доходили. И скотиной никогда не был. Даже заурядной, не то что настоящей. Двинул прямо. Видит: Змей Горыныч (теперь его называют Змей Героиныч) пьет всеми тремя мордами из корыта первач. Взмахнул два раза кладенцем Муромец - две головы покатились, а третья поднимает пасть и говорит: "Ну и кто ты после этого будешь? Настоящая скотина!"

В первой битве никто головы "зеленому змию" не отрубил - все сохранили человеческий облик. Кроме тех, кто окончательно спился. Второй приступ состоялся в 1976 году, третий - в 1982-ом. Все с тем же успехом.

К тому времени диким голосом взвыл академик Углов, доказывавший, что потребление алкоголя ведет к вырождению нации и что именно так замысливал извести русских Гитлер. Только вознамерились укоротить академика за проповедь фашизма, как свершилась перестройка. Горбачеву нужно было сразу заявить о себе как о великом реформаторе. И даже революционере. Возврат к истокам, к романтике 17-го, к Ленину, даже к НЭПу. Само собой, к сухому закону тех времен. А тут и Углов с его открытиями, будто и в кефире есть полпроцента алкоголя. Жидомасонские штучки для ликвидации народа пригодились. "Не пить совсем!" - ответил Горабчев-Лигачев в ответ на вопли Углова. Не пить совсем в стране, в которой от Владимира Первого остался завет: "Веселие на Руси питие еси!" Это было поистине новое мышление!

Молодые такого не помнили, старики не могли объяснить. Но в этом бою был сбой - он оказался четвертым по счету за какие-то 13 лет (1972-85). Это - явный перебор. Все было три да три. Три источника и три составные части марксизма, три великие открытия в естествознании, первичная ячейка из троих и просто на троих, три вождя мирового пролетариата (Маркс, Энгельс, Ленин) и вдруг - четвертая битва со Змием. Ведь был прецедент: четвертый вождь товарищ Сталин. И пришлось выносить. Видите: Ленин как третий пока все там же, а Сталина там давно нет.

Итак, пьянству дали четвертый бой. Как и в 17-м году, начали с боя винно-водочной посуды. Стали увольнять людей пачками. Исключали из рядов. С овчарками вынюхивали самогонщиков, врывались в квартиры и брали с поличным. Вырубили виноградники, резали автогеном поточные линии на ликеро-водочных заводах, остановили бутылочное производство. Страна стала стремительно нищать от иссякания денежно-водочной реки в бюджет.

Но была и польза: трудящиеся стали пить невообразимое - клей БФ, например. Одеколон шел на уровне коньяка "Наполеон", равно как и лосьон. Пробовали очистители, денатураты, политуры, ацетон и нашатырный спирт (по созвучию: спирт все-таки). В результате в желудках миллионов происходили неведомые науке химические реакции. При соединении безобидного денатурата с какой-нибудь приятной политурой вполне могло возникнуть нечто вроде зарина, которому и "Аум Синреке" позавидовал бы. Ай да трудящийся - не ест, а пьет. Что именно вырабатывал его желудок, наука так и не узнала, сам экспериментатор унес тайну в могилу, а вскрытия не делали. А если делали - наука не дозрела. То есть наука должна еще догонять невероятные достижения русских умельцев.

Антиалкогольная кампания стала осуществлять заветы Гитлера еще быстрее, чем даже беспробудное пьянство. Народ начал вымирать так стремительно, что до сих пор не может остановиться.

Нельзя все валить на водку и прочие жидкости, увеличивающие жилплощадь за счет уменьшения числа квартиросъемщиков, но и роль жидкого санитара преуменьшать не следует.

Да, прав был Жванецкий, говоря: не надо было водку трогать. После мая 1985 года обнаружилась еще польза: основали "Общество трезвости". Дали трезвенникам особняк на улице Чехова, и затеяли они там журнал "Трезвость и культура". Первым делом опубликовали "Москва-Петушки" Венички Ерофеева (впервые в стране). Фраза оттуда "И немедленно выпил" пошла в народ, где соединилась с наличной практикой. Потом открылись новые рабочие места. "Общество трезвости" быстро увеличило свой руководящий состав до 7 тысяч человек, на что как раз и уходили взносы членов, платящиеся принудительно. Знаю это по своему опыту, так как был назначен председателем низовой заводской ячейки трезвенников с утверждением в райкоме. Низовые работали на общественных началах. По этому случаю мы, помню, сразу же выпили.

Просматривая литературу о сектах, я вдруг с удивлением увидел, что в конце прошлого века возникла в России секта трезвенников, которую основал - какова гримаса истории! - некто Михаил Горбачев! В то время ее посчитали изуверской и запретили.

Старый американский доктор Дебейки, периодически протирающий руки спиртом и сладострастно вдыхающий пары, пользовавший российского президента, после операции сказал, что лично ему нравится пьющий президент. И что вообще у русских есть славный обычай пить - это делает их гостеприимными и открытыми миру. Добрыми и общительными. И не надо с этим бороться. Это просто национально-расовая особенность. Как, скажем, темный цвет кожи у негров.

Ну почему, почему русскому так хочется пить? Вот настоящий философский вопрос. Ответа на него нет. Это пока не выпьешь. А после этого - есть. Американец если не пьет - значит, болен или был пьяницей. Долго лечился, ходил в группы "анонимных алкоголиков". "Русский, который не пьет, - фигура речи ироническая". Нам растираться ни к чему. Поддает - значит, здоров. Здоров на наш русский аршин. А аршином, оказывается, раньше именовали добрый граненый стакан.

И выпить надо для озарения. Дабы быстрее достичь момента истины. Тогда любой вопрос решается быстро и свыше. И в этой вспышке возникает как бы прекрасная картина всеобщего благодушия и высвечивается привлекательный набросок замечательного будущего. Надо думать, что решение об окончательной борьбе с "зеленым змием" в мае 1985 года было принято после маленькой. Или средненькой. Или даже очень большой. Равно как и все предыдущие решения об индустриализации, коллективизации, поддержке Острова Свободы и мирового революционного движения. И последующие решения о мощных бросках к рынку через освобождение цен, приватизацию и прочие откровения гайдаровцев-чубайсовцев. Включая последнюю антикризисную программу, сочиненную проспиртованными академиками, и указ о монопольном производстве спирта и торговле водкой в рамках российского рынка и демократии.

Сейчас в России новость: почти перестали гнать самогон. Неужто проняло? Нет, просто хлопотно. Да и дорого. Гораздо проще и дешевле пить "технарь" - технический низкосортный спирт. В разбаве с водой в народе называют стеклорезом (прежний сучок и паленка). Много лучше самогонки или водки. По мозгам шибает отменно. Кайф дает. Кругом себя оправдывает. И уже оправдал: продолжительность жизни скачком в этом году упала с 57 лет (у мужчин) до 54! Взят очередной рубеж! Китайцы, попивая (но в меру) с улыбкой рисовую водку, посматривают на Сибирь. Как там, скоро освободят?

Закончу психологической загадкой. Бывшие россияне в Америке, к собственному удивлению, перестают пить. Пить по-русски. И пьют, как американцы. Иначе потеряют работу, потом дом, машину. Не будут иметь возможности путешествовать. Наслаждаться жизнью (enjoy life). Много здесь соблазнов и без беспробудных бдений и пьяных сновидений. Рецепт, как видите, простой. Сделать жизнь чуть поинтересней и меньше увлекаться борьбой. А как это сделать? Без поллитры не разберешься...


Содержание номера Архив Главная страница