Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

Иосиф ОШМАН (Нью-Йорк)

КТО: ГИТЛЕР, СТАЛИН ИЛИ ЧЕРЧИЛЛЬ?

Вопросы, связанные с выявлением виновника начала германо-советской войны 1941-45 гг., по сей день волнуют не только участников этой войны, по счастливой случайности оставшихся в живых, не только каждую семью, проживавшую в то страшное время в бывшем СССР, но и многих историков, литераторов, государственных и политических деятелей Западной Европы и Америки.

Были ли в 1939 году у Сталина какие-либо основания для заключения договора с гитлеровской Германией о нейтралитете? Кто проложил путь к подписанию соглашения Молотова-Риббентропа? Не подтолкнул ли кто-то третий Германию к нападению на СССР?

Эти вопросы важны и серьезны, они весьма актуальны и в настоящее время. Насколько? Настолько, что сохранение в глубочайшей тайне по крайней мере одного из этих вопросов до сегодняшнего дня и даже на последующие многие десятилетия, а то и столетия, вызывает особую государственную заботу Англии. В течение более 50-ти лет официально ознакомиться с ним, этим вопросом, не мог и не может ни рядовой гражданин, ни пресса, ни министр, ни даже член британского парламента. Характер и содержание соответствующих документов в прошлом были известны всего нескольким самым высокопоставленным лицам в Англии.

Перед окончанием общепринятого 50-летнего срока хранения тайны Англия приняла решение: для начала продлила срок этот на дальнейшие 50 лет.

Официальное обнародование документации, о которой идет речь, станет возможным только в сороковых годах XXI века, при условии, что Англия в следующий раз не продлит срок хранения этой тайны до вечности.

* * *

Начиная с 1935 года, по 1939-й, СССР неоднократно и совершенно открыто предлагал Англии и Франции создать оборонительную коалицию, или заключить союзный договор трех держав, или принять совместно любые другие действенные меры с тем, чтобы приостановить агрессивный натиск нацистской Германии в Европе и тем самим не только защитить малые страны (Чехословакию, Польшу, Румынию и др.), но и... полностью устранить возможность агрессии с германской стороны.

Например, 18 марта 1938 года Москва в очередной раз предложила созвать конференцию трех стран - Англии, Франции и СССР - с тем, чтобы выработать необходимые меры по защите Чехословакии от агрессивных германских требований. Берлин, угрожая применением военной силы, требовал безоговорочного расчленения Чехословакии с передачей отторгаемых от нее территорий Германии.

Были ли предложения СССР обоснованными? Выражали ли они интересы исключительно СССР или и интересы всех демократических стран Европы?

Конечно, Сталин был жестоким, бессердечным, злопамятным человеком, не забывавшим и не прощавшим никому и никогда нанесенных лично ему или его государству обид, оскорблений или унижений. Он был диктатором, власть его поистине была безграничной. Более того, он был деспотом и за время своего правления гигантской страной совершил немало преступлений и ошибок. Но в то же время он был политиком и далеко не круглым болваном.

Высказывания и мемуары бывших высокопоставленных чиновников Сталина и их преемников о Великой Отечественной войне и о времени, предшествовавшем ей, не могут служить единственными источниками ответов на поставленные вопросы уже хотя бы потому, что они не документированы, ничем не подтверждены и, следовательно, могут быть домыслом авторов. Поэтому обратимся к свидетельствам таких иностранных авторов, которые ввиду занимаемого ими положения имели неограниченную информацию государственного значения, - или по крайней мере максимально возможную в своей области. Оговоримся к тому же: при этом желательно, чтобы авторы эти были противниками коммунизма, СССР и Сталина - либо хотя бы нейтральными людьми.

Думаю, что такими людьми являются: Уинстон Черчилль, который с первого дня большевистской революции в России был ее неизменным врагом, члены белогвардейского правительства Колчака, посол нацистской Германии в СССР граф Шуленбург, военный атташе Германии в СССР генерал Кестринг, советник германского посольства Хильгер, государственный секретарь США Корделл Хелл и др.

Касаясь предложений советской России 1938 года, Уинстон Черчилль в своей книге "Вторая мировая война" (The Second World War, vol. I, The Gathering Storm, Boston, 1948) свидетельствует:

1) Я в то время настаивал на том, что только заключение франко-англо-русского союза даст надежду сдержать натиск нацистов.

2) Расчленение Чехословакии под давлением Англии и Франции равносильно полной капитуляции западных демократий перед нацистской угрозой применения силы. Такое крушение никогда не принесет мира или безопасности ни Англии, ни Франции. Наоборот, оно поставит эти две нации в слабое положение и более угрожающие ситуации. Одна лишь нейтрализация Чехословакии означает высвобождение 25 германских дивизий, которые будут угрожать Западному фронту; в дополнение к этому она откроет торжествующим нацистам путь к Черному морю. Это угроза не только одной Чехословакии, но так же свободе и демократии всех наций.

Каков же был ответ английского и французского правительств на мартовские предложения Советского Союза? Все советские предложения неизменно ими отклонялись в унизительной и оскорбительной форме. Политика Англии и Франции, в период властвования Чемберлена и Даладье, заключалась в том, чтобы путем разных уступок и принесением в жертву Гитлеру малых стран договориться с Германией о мире.

Союз или вообще любой договор с СССР, направленный против нацистской Германии, ни в каком виде не устраивал этих премьер-министров. В связи с этим Черчилль писал: "Советские предложения фактически игнорировались. Эти предложения не были использованы для давления на Гитлера, к ним отнеслись с равнодушием, чтобы не сказать с презрением, которое запомнилось Сталину. События шли своим чередом, так, будто бы советской России вообще не существовало. Впоследствии мы дорого поплатились за это".

Премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен, желая еще больше унизить СССР и Сталина, предложил созвать конференцию в Мюнхене, где и решить окончательно судьбу Чехословакии, - и 29 сентября 1938 года там состоялась одна из самых позорных и опасных для мира конференций нашего столетия. Невилл Чемберлен и Эдуард Даладье от имени Великобритании и Франции договорились с Гитлером и Муссолини и подписали с нацистской Германией пакт о расчленении Чехословакии вопреки желанию этой страны. Отторгнутая от Чехословакии Судетская область передавалась Германии. Более того, этот пакт предоставил право гарантировать в дальнейшем целостность и безопасность оставшейся части Чехословакии... самому Гитлеру.

В 2 часа 30 минут ночи на 30 сентября 1938 году закончилась эта конференция, на которой Великобритания, Франция, нацистская Германия и фашистская Италия вынесли смертный приговор маленькой демократической стране, союзнице Великобритании и Франции. Попросту говоря, Великобритания и Франция предали Чехословакию.

Вернувшись в Лондон, Чемберлен, выступая в парламенте, заявил: "Я верю, что это будет мир для нашего времени". Франция в те времена шла в фарватере английской политики и во всем безоговорочно соглашалась с ней.

Черчилль, выступая в палате общин по вопросу Мюнхенского пакта, убедительнейшим образом доказывал, что пакт не обеспечивает мир в Европе, и резко осудил его: "Мы без войны потерпели поражение, последствия которого будем испытывать очень долго. Мы пережили ужасный этап нашей истории, когда было нарушено равновесие Европы. Для меня невыносимо сознание, что наша страна входит в орбиту нацистской Германии, подпадает под ее власть и влияние и что наше существование отныне станет зависеть от ее доброй воли или прихоти".

Точно такого же мнения придерживался в то время и Сталин, неоднократно предупреждавший о тяжелых последствиях, которые постигнут все страны Европы, включая и советскую Россию, если Англия и Франция не изменят курс своей политики.

Получив от Англии и Франции такой подарок, как Мюнхенский пакт, Гитлер начал разговаривать с ними в наглом и вызывающем тоне, давая понять, что он стал хозяином положения и будет диктовать этим странам условия поведения, которых они впредь должны придерживаться. 9 октября 1938 года (менее, чем через две недели после подписания Мюнхенского пакта), выступая с речью в Саарбрюкене, Гитлер заявил: "Было бы хорошо, если бы в Великобритании люди постепенно отказались от определенных манер, которые они унаследовали от эпохи Версаля. Мы не можем долее терпеть попечительство гувернанток".

А что же Англия, которую уже обдало жаром войны?

"Кабинет пришел к приемлемому компромиссу, решив вести всю возможную подготовку, не нарушая торговли страны и не раздражая немцев и итальянцев мерами широких масштабов", - писал в своей книге Черчилль.

Через четыре с половиной месяца после подписания Мюнхенского пакта, президент Чехословакии Эмиль Гаха и министр иностранных дел Хвалковский были вызваны в Берлин, где от них в ультимативной форме потребовали незамедлительно поставить свои подписи под актом капитуляции Чехословакии в связи с тем, что германская армия в этот же день уже начала свое наступление. Им было заявлено, что в случае промедления или отказа от подписи Прага, столица Чехословакии, в течение двух часов будет превращена в развалины германской военной авиацией.

Под такой военной угрозой, при этом зная, что нет ни малейшей надежды на помощь Англии и Франции, Гаха и Хвалковский были вынуждены подписать требуемый документ, в результате чего Чехословакия перестала существовать как независимое государство.

Итак, из-за политической близорукости и глупости Чемберлена и Даладье, как выразился Черчилль, "страшная чаша весов склонилась в пользу Гитлера".

Но и после всего случившегося советская Россия продолжала искать возможности заключения союза для обуздания Гитлера. 16 апреля 1939 года Нарком иностранных дел СССР М.М.Литвинов официально предложил заключить союз между Великобританией, Францией и Советским Союзом с целью обуздания германской агрессии. Английский парламент вынудил Невилла Чемберлена пойти на переговоры, но они велись таким образом, чтобы закончиться неизбежным провалом.

Самый принципиальный и непримиримый противник коммунизма - Уинстон Черчилль свидетельствует: "Если бы, например, по получении русского предложения Чемберлен ответил: "Хорошо. Давайте втроем объединимся и сломаем Гитлеру шею или что-нибудь в этом роде", парламент бы его одобрил, Сталин бы понял, и история могла бы пойти по другому курсу".

Вполне правдоподобно и вполне возможно!

4 мая 1939 года Черчилль заявил: "Прежде всего, время не должно быть упущено. Десять или двенадцать дней прошло с тех пор, как было сделано русское предложение. Британия и Французская республика имеют право призвать Польшу не ставить препятствий общему делу. Не только должно быть принято полное сотрудничество с Россией, но и три балтийских республики, Литва, Латвия и Эстония, должны также быть введены в эту ассоциацию. Нет никакой возможности удержать Восточный фронт без активного содействия со стороны России".

Ллойд Джордж и Антони Иден также настаивали на незамедлительном заключении союзного договора с Советским Союзом. "Я никак не могу понять, - говорил Черчилль, - каковы возражения против заключения соглашения с Россией, которое, как нам сказал сам премьер-министр, в широкой и простой форме предложено русским Советским правительством. Единственная цель союза - оказать сопротивление дальнейшим актам агрессии и защитить жертвы агрессии. Что плохого в этом простом предложении? Нам говорят: "Можете ли вы верить русскому Советскому правительству?" Я предполагаю, что в Москве говорят: "Можем ли мы доверять Чемберлену?" Я надеюсь, что ответ на оба вопроса будет утвердительным. Я искренне надеюсь на это.

Почему вы не хотите стать союзниками России сейчас, когда этим самым вы, может быть, предотвратите войну? Если случится самое худшее, вы все равно окажетесь вместе с ней в самой гуще событий и вам придется выпутываться вместе с ней по мере возможности. Я согласен с Ллойд Джорджем, что, если нужен надежный Восточный фронт, будь то Восточный фронт мира или фронт войны, такой фронт может быть создан только при действенной поддержке дружественной России. Ясно, что Россия не пойдет на заключение соглашения, если к ней не будут относиться, как к равной. Если правительство Его величества, пренебрегавшее так долго нашей обороной, отрекшись от Чехословакии со всей ее военной мощью, обязав нас, не ознакомившись с технической стороной вопроса, защитить Польшу и Румынию, отклонит и отбросит необходимую помощь России и таким образом вовлечет нас наихудшим путем в наихудшую из всех войн, оно плохо оправдает доверие его соотечественников".

Таким образом Черчилль засвидетельствовал, что советская Россия в течение пяти лет беспрерывно добивалась заключения союзного договора трех стран - Англии, Франции и СССР, направленного на обуздание германской агрессии. Препятствием служило недоверие малых стран и нежелание Англии и Франции воздействовать на них. Когда же дело касалось уступок требованиям нацистской Германии, то Англия и Франция оказывали сильнейший нажим на малые страны.

Вот такие действия Англии, Франции и малых стран и проложили путь к соглашению Молотова-Риббентропа.

Результат: 23 августа 1939 года гитлеровская Германия и СССР заключили Пакт о ненападении и одновременно секретный Договор о сферах влияния.

Обезопасив себя с Востока, Германия 1 сентября 1939 года перед рассветом напала на Польшу.

У жертвы агрессии был союзный договор с Англией и Францией, согласно которому последние обязаны были безоговорочно и незамедлительно оказать Польше военную, экономическую и любую другую понадобившуюся помощь. Вместо оказания незамедлительной помощи Польше Англия вечером 1 сентября направила ультиматум Германии. Второй ультиматум был послан 3 сентября в 9 часов утра. Палата общин заставила британского премьера объявить о том, что с 11 часов утра 3 сентября 1939 года Англия находится в состоянии войны с Германией.

В 5 часов вечера этого же дня Франция также объявила состояние войны с Германией.

Таким образом началась Вторая мировая война.

17 сентября 1939 года Красная Армия пересекла слабо защищенную границу Польши. 18 сентября она оккупировала Вильнюс и встретилась с немецкими войсками в Брест-Литовске. 28 сентября 1939 года состоялось официальное подписание германо-советского договора о нейтралитете и границе. Его еще называли "договором о дружбе". Подписан он был опять же Молотовым и Риббентропом.

Как же отозвался о таких действиях советской России Черчилль?

"Я знал, что они не признают никаких нравственных правил и заботятся лишь о своих собственных интересах. Но, во всяком случае, они не были нам ничем обязаны. Хотя русские повинны в грубейшем вероломстве во время недавних переговоров, однако требование маршала Ворошилова, в соответствии с которым русские армии, если бы они были союзниками Польши, должны были бы занять Вильнюс и Львов, было вполне целесообразным военным требованием. Его отвергла Польша, доводы которой, несмотря на всю их естественность, нельзя считать удовлетворительными в свете настоящих событий".

И далее: "Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и союзники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии".

Насколько же энергично и решительно Англия и Франция вели войну с Германией, насколько активно они защищали своего союзника - Польшу?

Официально Англия и Франция находились в состоянии войны с Германией, как отмечено выше, в связи с нападением Германии на Польшу. Практически же ни Англия, ни Франция ничем не помогли Польше. Они вовсе не желали вести активную войну с Германией, с тем, чтобы помочь Польше, защитить ее. Они искали мира с Гитлером по соглашению. По-видимому, из-за этого война (вернее, полное бездействие), которую вели Англия и Франция, с 3 сентября 1939 года до 10 апреля 1940 года, то есть в течение более семи месяцев, историки, да и народ, окрестили "странной войной".

Таким образом, можно констатировать, что для умиротворения Гитлера Англия и Франция, руководимые Чемберленом и Даладье, подарили нацистской Германии Чехословакию, ничего не предприняли для заключения союза с СССР с тем, чтобы совместно, как выразился Черчилль, сломать шею Гитлеру, затем ведя "странную войну", практически ничем не помогли Польше.

Перейдем теперь к Прибалтийским странам. Это: Финляндия, граница которой на Карельском перешейке отстояла лишь на 20 миль от Ленинграда (в пределах досягаемости артиллерийского огня); Эстония и Латвия - береговая линия Финского залива; Литва - южный путь на Ленинград.

Май 1939 года. В Mоскве, по предложению М.М.Литвинова, миссии Англии и Франции ведут переговоры о заключении англо-франко-советского союза. Этим миссиям Сталин высказал идею о том, что базы в Прибалтийских государствах и Финляндии необходимы для защиты Ленинграда. Эта идея была отвергнута, и поэтому переговоры окончились безрезультатно.

Были ли требования советской России жизненно важными для нее, или же они были просто прихотью, капризным желанием диктатора?

Уинстон Черчилль: "Советы не забыли об опасностях, угрожавших Ленинграду в 1919 году. Даже белогвардейское правительство Колчака уведомило мирную конференцию в Париже, что базы в Прибалтийских государствах и Финляндии были необходимой защитой для русской столицы".

Сталин предпринял свои меры: в Москву были вызваны министры иностранных дел Эстонии, Латвии и Литвы. И 28 сентября 1939 года в Москве был подписан с Эстонией 10-летний пакт о взаимной помощи, по которому СССР получил на эстонской территории военные и, в частности, авиационные базы; 5 октября был подписан точно такой же пакт с Латвией; 6 октября Англия и Франция признали, что оккупация Советским Союзом восточной части Польши была необходимой для обеспечения безопасности СССР; 10 октября СССР заключил 15-летний пакт о взаимной помощи с Литвой.

В начале октября 1939 года в Москву прибыл финский государственный деятель г-н Паасикиви. Начались переговоры. СССР предъявил весьма большие, непомерные требования: отодвинуть границу на Карельском перешейке (правда, взамен финнам предложили во много раз большую часть территории Карелии); сдать в аренду полуостров Рыбачий, на котором расположен единственный финский незамерзающий арктический порт Петсамо; сдать в аренду порт Ханко у входа в Финский залив для устройства в нем советской военно-морской и военно-воздушной базы и др. Финны согласились со всеми требованиями Советов, кроме сдачи в аренду порта Ханко. В связи с отказом от последнего требования 13 ноября переговоры были прерваны. В Финляндии была объявлена мобилизация. 28 ноября СССР денонсировал советско-финский договор о ненападении, и 30 ноября 1939 года Красная Армия вторглась в Финляндию. Началась советско-финская война, продолжавшаяся почти три с половиной месяца. 12 марта 1940 года в Москве был подписан мирный договор.

Чемберлен проводил настолько бездарную и неэффективную политику, что 7 мая 1940 года ему пришлось выслушать позорнейшие для государственного деятеля слова, произнесенные в парламенте его однопартийцем, весьма видным консерватором Леопольдом Эмери. Под гром аплодисментов членов Палаты представителей (что для английского парламента далеко не характерно) Эмери, адресуясь к Чемберлену и его министрам, привел слова Кромвеля, обращенные к "Долгому парламенту": "Вы сидели здесь слишком долго, если даже и сделали что-то хорошее. Уходите, говорю я вам, и пусть мы от вас избавимся. Во имя Господа Бога, уходите!" В результате голосования Чемберлену пришлось уйти в отставку.

Вечером 10 мая 1940 года премьер-министром Англии стал Уинстон Черчилль - опытный организатор и руководитель, человек весьма решительного характера, волевой, обладавший неукротимой энергией, незаурядный оратор и блестящий полемист. Великобританию возглавил человек, еще в середине тридцатых годов понявший, что нацистская Германия является смертельным врагом его страны, знавший, в чем состоят главные интересы Англии и какие меры могут устранить угрозу со стороны Германии.

Утром 10 мая 1940 года немцы начали наступление на Западном фронте против Франции, Бельгии и Голландии. Удар, нанесенный ими, был настолько сильным и, главное, неожиданным, что франко-британский фронт в Западной Европе начал быстро рушиться и возникла, в полном смысле слова, смертельная опасность для национального и государственного существования не только Франции, но и Англии. Гитлеровские полчища захватили почти всю Северную Францию, весьма быстро двигались на Париж, не встречая практически никакого сопротивления. Английское командование сумело эвакуировать из Дюнкерка свои и часть французских войск, бросив при этом полностью все вооружение.

22 июня 1940 года Франция подписала перемирие с Германией. Англия осталась в одиночестве. Таков был конечный результат англо-французской политики предыдущих лет.

Главной ошибкой политики Чемберлена был отказ от совместных действий с СССР. В этом вопросе формула политики Черчилля была противоположной: "Любой ценой привлечь Россию".

В ноябре 1940 года Молотов был приглашен в Берлин для ведения переговоров с гитлеровским руководством. Черчилль опасался, что в результате переговоров Советский Союз заключит военный союз с Германией и тем самым исчезнет возможность перетянуть СССР на сторону Англии.

Черчилль писал: "Трудно себе даже представить, что произошло бы в результате вооруженного союза между двумя великими континентальными империями, обладающими миллионами солдат, с целью раздела добычи на Балканах, в Турции, Персии и на Среднем Востоке, имея в запасе Индию, а Японию - ярого участника "сферы Великой Восточной Азии" - своим партнером. Но Гитлер всей душой стремился уничтожить большевиков, которых он смертельно ненавидел".

Черчилль тоже не меньше ненавидел большевиков, но он понимал, что только в союзе с СССР Англия может не только выжить в борьбе с Германией, не только продержаться до тех пор, пока США выступят против Германии, но и победить Германию. Мог ли Черчилль, понимая это, не желать возникновения войны в 1940-41 гг. между Германией и СССР? Мог ли он не предпринять какие-либо меры, которые привели бы к отказу СССР от нейтралитета?

Послом Англии в СССР был назначен левый лейборист Стаффорд Криппс, который пытался уговорить СССР отказаться от нейтралитета, разорвать договор о ненападении с Германией.

В первые месяцы 1941 года Черчилль начал получать от разведки сведения о концентрации в Польше значительного количества германских войск и предупреждал Сталина о возможности нападения Германии на СССР (!). Стаффорд Криппс, передавая одно из таких предупреждений 13 апреля 1941 года, в препроводительном письме писал: "...если Советское правительство не примет немедленно решения о сотрудничестве со странами, еще сопротивляющимися державам "оси" на Балканах, то русские потеряют последний шанс защищать свои границы вместе с другими".

Перевод этого письма с дипломатического языка означает требование от СССР немедленного разрыва пакта о ненападении и объявления войны Германии.

В 1963 году в США вышла в свет книга Монтгомери Хайда "Комната 3603. История Британского разведывательного центра в Нью-Йорке во время Второй мировой войны" (H.Montgomery Hyde. Room 3603). Насколько серьезна и правдива эта книга, можно судить по отзывам о ней Роберта Шервуда, автора книги "Рузвельт и Гопкинс" и генерала Уильяма Донована - директора ведомства стратегических служб США, предшественницы ЦРУ.

Шервуд пишет: "Согласно предписанию Рузвельта здесь (в комнате 3603. - И. О.), несмотря на опасения министерства иностранных дел США, был учрежден английский разведывательный центр, директором которого был... канадец Уильям Стефенсон, который весьма эффективно и плодотворно сотрудничал с Эдгаром Гувером". И далее: "Позднее Гувер был награжден Британией, а Стефенсон - правительством США за подвиги, которые не могли быть обнародованы в то время".

Стефенсон поддерживал постоянную связь непосредственно с Черчиллем.

В книге рассказано о том, что в апреле 1941 года английскому разведывательному центру в Нью-Йорке совместно с ФБР удалось подбросить посольству Германии в Вашингтоне дезинформационный материал стратегического значения, предназначенный лично для Гитлера. В этом документе, в частности, сообщалось: "Из в высшей степени надежного источника стало известно, что СССР намерен совершить дальнейшую военную агрессию в момент, когда Германия предпримет крупные операции".

11 мая 1941 года Рудольф Гесс, заместитель Гитлера по руководству фашистской партией, на самолете МЕ-109 прилетел в Шотландию и выбросился с парашютом вблизи имения герцога Гамильтона. Он был в форме капитана германских ВВС. Задержавшим его представителям власти он заявил, что прилетел для встречи с герцогом.

О прибытии Гесса Гамильтон сообщил Уинстону Черчиллю. Переговоры с Гессом проходили в глубочайшей тайне. О теме и конечном результате переговоров Гесса с англичанами Черчилль молчит в своих мемуарах и книгах, изданных им в послевоенное время.

Если принять во внимание, что и Гитлер, и его генералы более всего опасались ведения войны на два фронта, то молчание английского правительства подталкивало Гитлера к выводу: если он нападет на СССР, то ему не придется вести войну на два фронта. И... 22 июня 1941 года Германия напала на СССР.

В 1987 году 93-летний Рудольф Гесс, приговоренный Нюренбергским военным трибуналом к пожизненному заключению, то ли покончил жизнь самоубийством, то ли был умерщвлен в крепостной тюрьме Шпандау.

В середине восьмидесятых годов, перед окончанием принятого на Западе 50-летнего срока хранения государственных тайн, в прессе появились сведения о том, что срок хранения этой тайны - о сущности переговоров с Гессом - продлен еще на 50 лет. Менее года тому назад документы были переданы семейству Уинстона Черчилля в качестве частной собственности. Будут ли они, эти документы, когда-либо обнародованы? Какая срашная для Англии тайна хранится в них?


Содержание номера Архив Главная страница