Содержание номера Архив Главная страница


Ася РОХЛЕНКО (Вашингтон)

ЛЮБИТЕ ЛИ ВЫ ТЕАТР?

The longer you can look back,
the further you can look forward.

Sir Winston Churchill.

Информацию о встрече с театром-студией им. Станиславского я увидела на первой странице в 15-ом номере журнала "Вестник" и грешным делом решила, что приехали из московского Театра им. Станиславского несколько актеров и, как это обычно бывает, выступят перед нами с отрывками из спектаклей, поговорят о том о сем, осчастливят нас воспоминаниями о наших театрах, одарят сплетнями из жизни богатых и знаменитых и good bye!.. до новых встреч! Признаться откровенно, я не любительница таких встреч, хотя, как говорят французы, ne dites jamais jamais, ne dites jamais toujours! (никогда не говорите "никогда", никогда не говорите "всегда").

Не все гости с нашей бывшей родины говорят с нами снисходительно, подстраиваясь под наши вкусы и интеллект, желая нам понравиться. Бывает и иначе. Так, например, Эльдар Александрович Рязанов никогда не опускается до слушателя, а стремится приподнять аудиторию до своего уровня, и это подкупает всех, даже если и не всем все понятно. Искрометный Игорь Губерман держит зал в состоянии восторга и щедро со скоростью света одаряет нас своими гариками. Может быть, не все поспевали за ним, но атмосфера праздника встречи с талантливым, смелым, доброжелательным, остроумным и очень веселым человеком покорила зал.

На репетиции театра студии им. Станиславского. Май 1998 г.

В общем, я еще думала пойти ли мне 12 августа на эту встречу, но в воскресенье, 9 августа, меня пригласила знакомая американка в Кеннеди-центр, и тут все прояснилось. Зал был полон, слышалась русская речь, многие были с детьми. Американцы со свойственной им привычкой сидеть на полу, устроились в проходах. Я все еще не знала, что ждет нас впереди, хотя в руках уже была программка: The miraculous magical balloon, a pantomime performance. Оказывается, это пантомима, тогда ясно, почему так много американцев - язык пантомимы, как и балета, понятен всем. Но что же это за театр и причем здесь Станиславский? Все стало понятно, когда на сцену взбежал молодой человек (я обратила на него внимание еще до начала представления - интеллигентное лицо, хорошие манеры и прекрасный английский язык, его здесь знали и с удовольствием с ним общались) и рассказал о театре, художественным руководителем которого он является. Потом я узнала от друзей, что они уже видели в этом театре "Каштанку" по Чехову (Чехов и пантомима!?), а их 5-летняя дочка Анечка смотрела спектакль дважды.

"Здорово"! - кратко, по-чеховски, ответила на мой вопрос о впечатлении мама Анечки, профессор русского языка и литературы Джорджтаунского университета Светлана Гренье.

Я посмотрела "Каштанку" позже, в видеозаписи, что совсем не то. В живом спектакле образуется связь с залом, актеры чувствуют зрителей и играют именно для них. Реакция зала действует на каждого сидящего в нем и создает ту неповторимую атмосферу соучастия в действии, которое вы не можете испытать, сидя дома на диване. Однако даже в видеозаписи я поняла, что присутствую при рождении нового, до этого неизвестного мне жанра и что авторы его очень талантливы.

Итак, художественный руководитель нового театра Андрей Малаев-Бабель рассказал о театре, о его актерах и под знакомую музыку Чарли Чаплина из фильма "Огни большого города" на сцену вышел Паата Цикуришвили, мим из Тбилиси, с неизменным успехом объездивший многие страны, которого высоко оценил сам Марсель Марсо. Волшебный шарик в его руках превращался в могучую силу, он тянул за собой Паату и весь зал - в чудесную страну, где всем легко и весело и не нужно учить иностранные языки - все друг друга понимают и любят. Вторая сцена - Паата со своей женой Ириной Цикуришвили, балериной и очаровательной женщиной. Она столь органична в роли куклы, кукловодом которой был Паата, что когда она ожила, я огорчилась - мне показалось, что это было неожиданно, не подготовлено. В целом спектакль - очень свежий, талантливый с тонким юмором. Публика была в восторге. После этого представления у меня уже не было сомнений, нужно ли идти на встречу с Театром-студией им. Станиславского в Русско-Американскую ассоциацию, ясно было, что нужно и не одной, а взять с собой всех друзей и знакомых, чтобы они тоже познакомились с новым театром и насладились игрой. Я думаю, что вам знакомо это чувство - когда читаешь хорошую книгу, хочется, чтобы ее прочитали ваши друзья и как можно скорее.

На этот раз Андрей говорил по-русски (народу было много и все русскоговорящие). Он рассказал о планах театра, а они грандиозные - "Гамлет", "Маленькие трагедии" Пушкина, "Сверчок на печи" Диккенса, "Тень" Шварца. Это только на сезон, который театр предполагает открыть в ноябре в новом здании в Роквилле. А вообще планы на будущее очень заманчивые! В труппу театра входит известный и любимый нами певец и бард Темур Цагурия. Он исполнил грузинские песни и русские романсы. Когда он поет грузинские песни, проникаешься любовью к Грузии, к ее талантливому народу и понимаешь, как тяжело жить без Грузии грузинам, если даже мы, наезжавшие туда в гости, страдаем, что потеряли ее.

Андрей рассказал залу, что даже американка призналась ему, как почувствовала тоску по родине, слушая грузинские песни Темура, хотя никогда родину не теряла. Такова сила искусства, сила таланта.

К числу создателей театра относится и художник - Евгения Лужина-Салазар. Ее костюмы в "Каштанке" гармонируют с общим настроением спектакля, придают ему красочность. Андрей Малаев-Бабель считает ее художником неповторимого стиля, тонко чувствующим форму спектакля и обладающим уникальным "чутьем" на сценичность.

Андрей Малаев-Бабель

Но кто же такой Андрей Малаев-Бабель? Бывший москвич, окончил Щукинское училище, а до этого - английскую и музыкальную школы. Импровизировал в этом концерте на заданную тему, как профессиональный пианист-импровизатор. Режиссер, смелый первопроходец - планирует создать у нас на Вашингтонщине первый репертуарный театр. Его учителем в Щукинском училище была А.И.Ремизова, известный режиссер театра Вахтангова, поставившая на этой сцене такие прославившие театр спектакли, как "Перед заходом солнца", "Отверженные", "Идиот", "Миллионерша" и др. Она была верна системе Станиславского, который считал актера ведущим компонентом театрального искусства, она всегда учила, что основная мысль произведения доносится зрителю актером. Она открыла и помогла раскрыться таланту целой плеяде актеров. Среди них Юлия Борисова, Михаил Ульянов, Николай Гриценко, Людмила Максакова, Василий Лановой и многие, многие другие. В последние годы своей жизни она стала ставить спектакли на малой сцене и предсказала малой сцене большое будущее. Андрей с большим уважением и теплом говорит о своем учителе. Он считает, что театр становится элитарным искусством, что большие сцены и залы будут вытеснены малыми. Зал будущего театра рассчитан на 100 человек.

А откуда у Андрея такая редкая, но прославленная фамилия? Оттуда... - он внук Исаака Бабеля, его мать - дочь знаменитого писателя, попавшего в застенки Лубянки в 1939 году и расстрелянного в 1940-м. Исаак Бабель был всесторонне образованным человеком и кроме всего прочего блестяще владел французским языком. На конгрессе писателей в Париже он произнес речь на французском языке, чем привел всех в восторг. Так вот, оказываются, откуда берут начало таланты Андрея!

Театр-студия им. Станиславского задумана как синтетический театр, в нем будет драматическая пантомима, музыка и текст, если это будет необходимо для понимания. Так в "Каштанке" чеховский текст звучит на английском языке, чтобы ввести зрителя в суть происходящего. Затем он уже не нужен - так зримо передает смысл и настроение пантомима и музыка. Особенно удалась сцена в цирке, такая яркая, красочная, стремительная. Музыка Нино Ротто создает атмосферу радости, праздника, все так органично, забываешь, что это не настоящий цирк.

Паата играет две роли - хозяина Каштанки столяра Луку Александрыча и клоуна; Ирина - гуся и Федюшку, Джессика Пек - кота. Каштанка, рыжая собака, - "помесь таксы с дворняжкой... бегала взад и вперед по тротуару и беспокойно оглядывалась по сторонам". В исполнении Андрея Малаева-Бабеля Каштанка выглядела очень достоверно. Помню, как после "Истории лошади" с Евгением Лебедевым мне настоящие лошади казались ненастоящими. Примерно такое же чувство вызвала у меня Каштанка.

Паата Цикуришвили играл в Тбилиси в единственном в СССР драматическом театре пантомимы. Он закончил театральный институт в Тбилиси, а затем и кинематографическую академию. Я видела фильм, снятый им по его же сценарию с загадочным названием "Эссе". Фильм философский, о смысле жизни и, конечно, без слов, но с музыкальным сопровождением и очень впечатляющий. Паата тепло рассказывает о своем учителе, главном режиссере театра Амиране Шаликашвили, посвятившем свою жизнь пантомиме. Они с Ириной вспомнили, как ему удалось спасти театр, когда власти решили его закрыть. Было это в 70-е годы, когда появилась книга Брежнева "Малая земля", которую (как вы, конечно, помните) изучали даже в школах на уроках литературы. Амиран Шаликашвили поставил в своем театре это "произведение" и сделал из него шедевр. Весь Тбилиси ходил на этот спектакль. Театр был спасен. В августе 1985 года в Москве проходил XII всемирный фестиваль молодежи и студентов, Паата выступал на нем и был награжден дипломом "За высокий художественный уровень исполнительского мастерства и активное участие в культурной программе". В 1989 году театр Шаликашвили был на гастролях в Германии, во Франкфурте-на-Майне и имел большой успех. Группе артистов во главе с Паатой Цикуришвили предложили остаться в Германии. Амиран Шаликашвили, понимая, что театр в Тбилиси уже нельзя будет спасти, благословил своего любимого ученика и простился с ним.

Это был очень продуктивный период в жизни Пааты. Он проявил себя, как режиссер, почувствовал свою силу. Они создали спектакли по "Фаусту" (Паата играл Мефистофеля) и "Гамлету" (он в роли Гамлета). Постановки имели шумный успех, они показали их во многих городах Германии, Франции, Голландии и везде с неизменным успехом. Ирина с их сыном Вато переехали США с ее родителями, и Паата вынужден был оставить Германию, где уже создал театр пантомимы, где его признали и полюбили, и снова начинать все с нуля. Он не унывает, полон творческих планов и верит в победу. Встреча с Андреем Малаевым-Бабелем - большая удача для обоих и для нас с вами. Андрей - драматический актер и режиссер, интересующийся камерными формами. Паата - мим. Оба талантливы и полны интересных идей.

Я взяла эпиграфом к этой статье слова Уинстона Черчилля, которые в переводе означают, что чем глубже мы можем увидеть в прошлом, тем дальше - в будущем, что, по-моему, очень справедливо во всем, а мне бы хотелось применить их к древней, но вечно живой и современной пантомиме.

Пантомима (от греч. Pantomimos - актер, играющий с помощью одних телодвижений, буквально - все воспроизводящий подражанием) - вид сценического искусства, в котором главным средством создания художественного образа является пластическая выразительность человеческого тела, жест, мимика (БСЭ). В Европе истоки пантомимы - в театре Древней Греции и Рима. В средние века - это гистрионы и жонглеры. Пантомима то умирала, то снова возрождалась. Она появилась вновь в итальянской комедии дель арте в XVI-XVIII вв. В XIX веке она переместилась на север континента в Великобританию, где Дж. Гримальди создал театр пантомимы. Во Франции Ж.Б.Г.Дебюро создал знаменитую маску Пьеро. В труппе Ф.Карно в Великобритании начинал Чарли Чаплин - великий мим нашего времени, создавший в Америке свои лучшие фильмы, которые и сейчас служат эталоном высокого искусства пантомимы. Америка забыла пантомиму, и вот Паате Цикуришвили выпала миссия возродить ее здесь. Наши французские современники Жан Луи Барро и Марсель Марсо, с искусством которых нас познакомило телевидение, открыли свои страницы пантомимы. В России пантомима присутствовала в искусстве скоморохов, позднее к ней прибегали в своих постановках А.Я.Таиров и В.Э.Мейерхольд. С древнейших времен пантомима в сопровождении музыки, пения и ритмического аккомпанемента существует в Индии, Индонезии и других странах Азии и Африки.

Итак, мы посмотрели глубоко в прошлое пантомимы и, следовательно, по Черчиллю, должны увидеть ее будущее. И нам видится оно в планах нового театра, создаваемого Андреем Малаевым-Бабелем (драматическое мастерство), Паатой Цикуришвили (пантомима), Ириной Цикуришвили (балет), Темуром Цагурия (вокал и музыка) и художником Евгенией Лужиной-Салазар.

Содружество таких молодых, талантливых и увлеченных людей несомненно выльется в рождение нового замечательного театра, а нам повезло быть свидетелями его появления на свет и его первыми зрителями.

Театр задуман как интернациональный, то есть с обменом студийцев, в частности со Щукинским училищем, альма матер Андрея. Занятия в студии рассчитаны на 3 года, преподаваться будет актерское мастерство, пластика, балет, вокал и пантомима. Из выпускников театр будет расширять свою труппу. В общем, планы грандиозные, и дай Бог им осуществиться. В плавильный котел Америки запускается русская система Станиславского и грузинская пантомима, и, думается, это внесет новый аромат в американскую театральную культуру. Знаменательно, что первым спектаклем стал Чехов. И если Станиславский выбрал "Чайку", то Малаев-Бабель - "Каштанку".

Удачи вам! Успехов! Создавайте театр, а мы, зрители, не заставим себя приглашать на ваши спектакли. Good luck!


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница