Содержание номера Архив Главная страница


Ян ТОРЧИНСКИЙ

REQUIEM

Плач по Науму

  В сказке старой и мудрой мы читали с тобою: 
"Небо мглою покрыто. Буря плачет и воет". 
Мы не знали ни страхов, ни забот, ни волнений. 
Улыбался сквозь время неразгаданный гений: 
  "Дай вам Бог, коль случатся 
Невеселые годы, 
Никогда не бояться 
Никакой непогоды!" 

  Я теперь просыпаюсь в непонятной тревоге, 
И встаю до рассвета, и бреду по дороге, 
Той, что с детства знакома и совсем незнакома, 
Уводящей куда–то от родимого дома. 
И терзают мне уши придорожные шумы, 
Потому что сегодня 
Нет со мною Наума. 

  Ах, дорога, дорога, перекрестков задачи: 
Так ли сделать, а может, совершенно иначе. 
До конца не добравшись, ни за что не узнаешь, 
Где ты голову сложишь, где коня потеряешь, 
Кто поймает Жар-птицу или клады нашарит... 

В небе солнце повисло, как оранжевый шарик, 
Исчезло, да так, словно век не светило. 
Его черная туча не спеша проглотила 
И могильной плитою навалилась угрюмо, 
Потому что сегодня 
Нет со мною Наума. 

  Дождь холодный и острый, хоть июль, а не летний, 
Прилипает и вяжет, как досужая сплетня. 
Он мешает движеньям, оглушает и слепит. 
И срываются нервы на беспомощный трепет. 
Ветер воет надсадно: "Опустись на колени!" 
Под зигзагами молний искажаются тени. 
Нет надежды на помощь. Далеко до порога... 
  Позовите Наума 
Поскорей, ради Бога! 

  Дождь дорогу расквасил и забился в падучей. 
И срываются с неба и спускаются тучи, 
И на бреющем, низко, с пулеметной чечеткой, 
И кресты на их крыльях обозначены четко. 
А кусты, развернувшись монолитной фалангой, 
Как тяжелые танки, надвигаются с флангов. 
Так бывает: фантомы превращаются в были — 
Их громили под Курском да, видать, не добили, 
До конца не добили, все казалось — исчезли... 
А они затаились и сегодня полезли. 
А за ними взметнулись крематориев трубы. 
И детей в душегубки повели душегубы. 
А за ними — гестапо, лагеря и застенки. 
В ожидании смерти пол–Европы у стенки. 
И петлей переломлена девичья шея... 

  ...Я встаю им навстречу, покидая траншею. 
А за мною — окопы и огни Сталинграда, 
Ленинградские жертвы людоедской блокады, 
Горе Бабьего Яра, пепелище Хатыни — 
Я собою надежно закрываю отныне. 
И под танки — с гранатой — кидаюсь — подумав: 
  — Хорошо, что со мною 
Нет сегодня Наума!..
 
  Дай вам Бог, коль случатся 
По дороге невзгоды, 
Никогда не бояться 
Никакой непогоды! 

Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница