Содержание номера Архив Главная страница


Леонид ФРАДИН (Нью-Йорк)

МАСТЕР О МАСТЕРАХ

Не могу удержаться, чтобы не рассказать об одном трогательном моменте, имевшем место во время презентации новой книги Беллы Езерской, литератора известного, имеющего немало поклонников и почитателей. В разгар встречи с читателями в Центральной манхэттенской библиотеке писательница включила магнитофон и под звуки мелодичной песни начала рассказ об очередном герое, вернее героине, одного из очерков, вошедших в книгу. Музыка была очень кстати, поскольку речь шла о музыканте, композиторе, исполнительнице песен и романсов в одном лице. Вдруг раскрылась дверь и в помещении появилась с букетом цветов героиня очерка собственной персоной. Не часто, но бывают такие совпадения, если, конечно, их заранее не организуют.

В данном случае Белла Езерская даже не знала, что героиня ее материала в этот день приехала в Нью-Йорк. Это была Тамара Гвердцители, которую, надеюсь, не нужно представлять читателям. Превосходный музыкант, восхитительный вокалист, что называется - от Бога, русская Пиаф, как часто говорят о ней во Франции, а кроме того - прелестная женщина.

И первое, что почувствовал я в тот момент, - зависть. Нет, не к Тамаре Гвердцители, конечно же. А к моей коллеге - Белле Езерской. До этого я тихо и благопристойно ей завидовал по поводу издания ею хорошей книги, и это ощущение было из разряда положительных эмоций, которые, как известно, продлевают жизнь. А вот в ту минуту я мимолетно в цвете предгрозовой тучи позавидовал Белле, а в ее лице - тем литераторам, которые пишут о живых людях, героях нашего времени, и потом могут вот так запросто где-нибудь в библиотечном зале на творческом вечере, в теплой компании или даже на улице встретиться с кем-нибудь из них, услышать слова благодарности, поздравления с вышедшей книгой, да еще получить, как в тот раз от Тамары Гвердцители, букет цветов. А иногда и повестку в суд от оскорбленного героя на предмет взыскания с автора 10 млн. долларов в качестве компенсации за уязвленные амбиции, что тоже было разок с Беллой Езерской. А что в этом смысле светит авторам повестей и романов? В лучшем случае встретиться в ночном кошмаре с выдуманным персонажем или каким-либо собирательным образом, так сказать, "типичным представителем"...

Книга под названием "Мастера" - третья из серии рассказов о людях искусства и литературы, наших современниках. Подзаголовок - "Интервью с русскими деятелями искусства". Но это не совсем так, более того - во многом не так. За некоторым исключением в книге нет "чистых" интервью. Это больше очерки-размышления, таящие в себе внимательный, умный, понимающий взгляд на тех, чье существование в искусстве, чей труд и темперамент формируют культурный фон нашей эпохи. А вкрапленные в это поле вопросы-ответы - только метод, прием, а точнее повод, позволяющий на примере конкретной личности рассказать о нашем времени, о нашем мире, о наших с вами чувствах и мыслях. И еще, мне думается, в этих очерках и о самом авторе, о его взглядах и настроениях можно узнать не меньше, чем о его героях.

Приведу для наглядности выдержку из интервью с Геннадием Хазановым, и после ее прочтения станет ясно что я имею в виду. Вот один из ответов и следующий за ним вопрос-реплика, на которых построена беседа с артистом и которые в качестве основного приема часто и эффективно использует Белла Езерская, давая возможность высказать свои принципы и кредо не только субъекту своего исследования, но и себе тоже. Разговор в данном случае коснулся репертуара сатирика, отобранного им для показа в Америке и построенного на "сниженном" еврейском юморе.

Г.Х.: По самым скромным подсчетам, в зале 95 процентов зрителей - евреи.... О чем мне говорить с этими людьми? О проблемах эмиграции вообще? Вы совершенно правы, они знают эти проблемы гораздо лучше, чем я. Единственно, что я знаю наверняка об этих людях, сидящих в зале, это то, что они - евреи. И мой репертуар должен вертеться вокруг этого. Иначе спектакль распадется. А вы мне говорите, что у меня слишком "еврейская" программа.

Б.Е.: Вы только недавно получили возможность открыто, не боясь, освоить запретную раньше тему. Но показать ее там вы все еще опасаетесь. Не из-за цензуры, отлучения от Москонцерта и прочих административных взысканий. А потому, что не хотите подливать масла в уже и без того полыхающий костер отечественного антисемитизма. Но вы привезли эту программу сюда, думая, видимо, удивить нас своей смелостью. Но мы-то давно прошли этот этап национального самоутверждения. Нам не надо кричать на всех углах, что мы евреи. Это само собой разумеется.... Да, мы евреи, но принадлежим к русской культуре... Все эти "цуресы", "нахесы" и прочие "хохмы" приличествуют, скорее, застолью или тесной компании, нежели сценическим подмосткам. Я допускаю, что магнитная лента фиксирует в этих местах гомерический хохот зрительного зала. А качество смеха вас не интересует?

Я привел столь непростительно пространную для журнальной рецензии цитату только потому, что она дает очень точное представление о том, как использует Б.Езерская "каплю воды", чтоб отразить в ней, ну, если не целый мир, то многое из него значимое и волнующее. Разве это разговор только об эстрадном репертуаре? Разве это полемика только о зрительских вкусах и пристрастиях?

Это пример редкой проблемной емкости, когда в двух-трех абзацах вмещается то, что у иных авторов занимает многие-многие страницы. Подобных цитат из книги "Мастера" можно привести множество. И соблазн велик. Но не могу же я здесь процитировать по крайней мере полкниги...

Не факты биографии и творчества знаменитых людей интересуют Беллу Езерскую, а психология и мотивы творчества, заключенные в их биографиях. Не все в книге в этом смысле равноценно, но, к примеру, такие работы, как "Браво, Виктюк! Виктюку - позор!", "Попытка портрета" (об актрисе Алле Демидовой) или "Сказка о гадком утенке" (о театральном режиссере Галине Волчек) - пример великолепной отточенной публицистики. Без излишнего любования, пиетета и пафоса, но и без столь непременных для сегодняшней желтой журналистики "раздевания" и кухонно-спальных подробностей рассказывает Белла Езерская о своих героях, истинных мастерах, об атмосфере, в которой они живут и работают, о проблемах и обстоятельствах, которые они побеждают, и о тех, которые побеждают их. Рассказывает трезво, иногда даже резковато, но всегда естественно.

В предисловии к "Мастерам" Б.Езерская пишет о том, что если предыдущие две ее книги были посвящены в основном выдающимся деятелям искусства - иммигрантам, то в этой она пишет также и о тех, кто сегодня живет и работает в России. И объясняет это тем, "что искусство едино и неделимо в своей сущности".

Применительно к сегодняшней ситуации смысл этого бесспорного тезиса в том, что теперь, после развала СССР, падения железного занавеса и отсутствия любых запретов в русском искусстве, литературе, политической и общественной жизни, понятие "искусство и культура иммиграции" перестали существовать. Есть только одно искусство - русское. Независимо от того, в какой географической точке планеты оно рождается. И поэтому бессмысленно сегодня делить творцов на своих и остальных, живущих и творящих за периметром, очерченным границами одной теперь уже восьмой части земного шара.

Мысль эта давно вызрела, у нее не много оппонентов, и формально это, наверное, так. Но все же... Есть художники, для которых отрыв от нерва знакомой и понятной им жизни, от ее каждодневности, от ее пота и крови есть творческая гибель. Но есть и такие, для которых необходима дистанция от предмета творчества. Одним - временная, другим - пространственная. Говоря словами поэта, ставшими афоризмом, им большое видится на расстоянии.

Василий Аксенов в одном из телеинтервью сказал по этому поводу приблизительно следующее: "Бываю в России часто и подолгу, но могу писать только в Вашингтоне". Пожалуй, в большей мере подобный феномен касается писателей. Может быть, ощущать себя над схваткой - для них возможность спокойного отстраненного осмысления. И в этом плане разница между теми, кто вне периметра, и теми, кто внутри его, в определенных оттенках еще сохраняется. Эти нюансы, может и не очень заметные, во многом определяют творчество Беллы Езерской, ее в некотором роде наднациональный взгляд на события, людей и окружающее в целом. И блестящие очерки об Энди Уорхоле и Бобе Гуччионе - очевидное тому доказательство.

Эту книгу следует прочитать. Но не для того, чтобы узнать нечто новенькое или остренькое из личной жизни звезд. Любителям жареных подробностей из спален знаменитостей лучше не брать эту книгу в руки. Она о другом. Открыть ее необходимо тем, кто хочет вместе с Беллой Езерской посмотреть на мир искусства и литературы, на процессы, будоражащие его, живым пытливым взглядом. У кого есть потребность ощутить дыхание и сердцебиение непростого, тревожного, но прекрасного времени. Нашего. Другого у нас не будет.


Белла ЕЗЕРСКАЯ "Мастера", вып. 3. Книга содержит 17 интервью с выдающимися деятелями русского искусства: А.Баталовым, А.Демидовой, М.Плисецкой, А.Рыбаковым, Б.Окуджавой, Т.Гвердцители и другими. Книга иллюстрирована. Цена $15, включая пересылку. Чеки направлять по адресу: B.Ezersky, 359 Madison St., #2B, NY, NY 10002.

Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница