Содержание номера Архив Главная страница


Борис ШЛАЕН (Париж)

С ТРЯПКОЙ И АЦЕТОНОМ ПРОТИВ НЕОФАШИСТОВ

"Mы - национальное сопротивление. Иностранцы - вон! Германия для немцев", - это только часть лозунгов, которые скандируют крутые, коротко остриженные юнцы на одном из проспектов Дрездена. Прохожие жмутся к стенам домов, ну а полиции, как всегда, не видно.

Вопреки распространенному мнению, такие сцены типичны не только на территории бывшей ГДР. Количество членов право-радикальных организаций в Германии с каждым годом увеличивается. Выросло и число преступлений имеющих расистскую или националистическую подоплеку. Столь неприятная статистика начинает вызывать озабоченность общественности, поскольку в предыдущие пять лет, показатели право-радикальной преступности, постоянно снижались. В 1997 году количество такого рода преступлений выросло на 10%.

По данным спецслужб, в настоящее время в Германии существует четыре, пока не запрещенные правоэкстремистские партии и около сотни ультраправых групп. Все четыре партии находятся под надзором Ведомства по охране Конституции. Правда постоянно идут разговоры о необходимости их запрета, но, к сожалению, в боннских правительственных кругах есть немало покровителей экстремистов. Так что местные органы власти по мере своих возможностей и желания противятся проведению различных массовых мероприятий правых радикалов. Так в феврале, накануне съезда Национал-Демократической партии германии, власти баварского города Пассау, обращались в мюнхенский административный суд с просьбой запретить съезд, но безуспешно. Отцы города оправдали свое решение тем, что они боялись не столько неонацистов, сколько беспорядков, так как мол к месту проведения право-радикальных мероприятий, обычно стягиваются многочисленные группы крайне левых и антифашистов. В результате, все заканчивается кровопролитными стычками. Но на этот раз трем тысячам неонацистам повезло. Съезд прошел довольно мирно, если не считать разбитого автобуса и несколько десятков проколотых шин.

Деятельность правоэкстремистских групп не столь заметна и контролировать ее сложнее. К тому же, неонацисты создают неформальные объединения под невинными вывесками, как военно-спортивные, патриотические, исторические, этнографические. От контроля таких организаций административные органы просто отмахиваются. Однако в последнее время правые партии все активнее налаживают сотрудничество с неформальными право радикальными и, в основном, молодежными группировками. Партии используют их, например, как охрану на своих съездах или для выполнение неких "деликатных" поручений. Для этой молодежи на партийные деньги создаются своего рода "школы молодого бойца". Недавно одна из них была закрыта полицией на севере Германии. В течении многих лет туда съезжались со всей страны молодые люди интересующиеся теорией и практикой национал социалистической борьбы. Для них проводились различные семинары и занятия по стрельбе. Нередко, все это приурочивалось к традиционным нацистским праздникам. Цель всех этих занятий - объединение. Но и без такой подготовки банды и группы, официально не организованные в один фронт, создают подчас поистине фронтовую обстановку.

Однако по другую от неонацистов сторону этого фронта стоят не только спецслужбы.

Свои поездки по Берлину и другим городам Федеральной земли Бранденбург Эмилия Шрам, учительница по профессии, называет "турне". Положив в сумку бутылку ацетона, губку, наждачную бумагу и небольшое ведерко с краской, она отправляется на войну с нацистскими символами и знаками, которые правые радикалы рисуют на автобусных остановках, стенах зданий и подземных переходов.

- Посмотрите, - говорит Эмилия, - здесь, на скамейке в сквере, изображена свастика, а здесь все стекло трамвайной остановки разрисовано фашистскими знаками. Попробую стереть все это при помощи ацетона, а если не удастся, то соскоблить при помощи ножа.

Некоторые из таких изображений а также неонацистские лозунги Эмилия Шрам сфотографировала и открыла небольшую выставку под названием "Ненависть губит".

На многих посетителей, прежде всего учащихся школ, росписи правых радикалов, собранные вместе, производят ошеломляющее впечатление. "Очень нужная экспозиция" - такую запись часто можно встретить в книге отзывов. Отвечая на вопрос, не связана ли такая общественная деятельность с опасностью, Эмилия Шрам говорит: "Это может показаться смешным, но если я, на глазах у неонацистов, начинаю стирать их символику, то они от неожиданности теряются и я могу спокойно завершить свою работу и отправиться дальше".

Но не всегда столь мирное выражение протеста может сойти с рук. Так в саксонском городе Герлице восемь неонацистов с криками "зиг хайль" ворвались в частную квартиру, сломали в ней все, что там было, и до полусмерти избили двух молодых людей в возрасте 20-22 лет. Вина пострадавших заключалась в том, что они написали на стене автовокзала "Нацисты вон из нашего города!". В этот день в Герлице проходило агитационное мероприятие правых экстремистов и антифашистская акция не осталась незамеченной.

В большинстве случаев, правые радикалы разрисовывают свастиками и эсэсовскими знаками стены зданий, близ мест, где они постоянно собираются. Однако такими забавами увлекаются не только члены неонацистских группировок. Среди определенных кругов молодежи на востоке страны кожаные куртки, бритые головы и лозунги, направленные против иностранцев, стали считаться как бы хорошим тоном.

Экстремистские группировки нельзя считать неким новым явлением в бывшей ГДР. Этой проблемой уже давно занимается Берд Вагнер - бывший криминалист, а ныне сотрудник мобильного консультационного центра молодежи. Он часто бывает в школах и молодежных клубах, а потому не по наслышке знает в каком направлении развивается ситуация:

- Сначала возникли небольшие группы панков, бритоголовых и приверженцев рок-музыки в стиле heavy metal, которые придерживались неонацистской ориентации, но лишь позднее образовалась некая субкультура право радикального толка, о которой заговорили в 80-е годы, после нескольких актов насилия. Тогда правительство ГДР пыталось просто игнорировать сам факт существования таких группировок, а официальная пропаганда утверждала, что речь идет о кучке хулиганов, попавших под влияние Запада. Во второй половине 80-х такие группировки трансформировались в национально-патриотические союзы, которые позднее были запрещены. Сейчас же, неонацистские группировки стали притягательными для значительной части молодежи и принадлежать к ним, считается шиком.

Эксперт по проблемам правого экстремизма в Бранденбургском ведомстве по защите Конституции Йорг Мильбрат хорошо знает какую опасность представляют собой экстремисты. Каждый понедельник на его стол кладут список правонарушений, совершенных в выходные дни:

- В общем можно сказать, что кое-где появились ростки такой структуры. В некоторых населенных пунктах в право-радикальные группировки входят совсем молодые люди, которых кто-то приводит с собой. Такие группировки способствуют формированию определенных настроений среди молодежи. Мириться с этим мы не можем, поэтому пытаемся как на уровне земельного правительства, так и с помощью общественных организаций держать эти процессы под контролем и не допустить, чтобы ситуация стала взрывоопасной.

Еще недавно политики, ссылаясь на итоги выборов, утверждали, что партии правого толка не представляют опасности для демократии. Действительно, численность право-радикальных группировок в Германии относительно невелика: в чуть более чем 100 организациях состоят 45 тысяч человек. Однако в последнее время зарегистрирован рост числа правых экстремистов и неонацистов, входящих в независимые от каких-либо партий группировки. После вспышки насилия в 1992-93 годах и последовавшего запрета радикальных организаций, многие коричневые присоединились к небольшим группировкам, так называемым товариществам.

В августе минувшего года министерство внутренних дел земли Бранденбург впервые запретило одно из таких "товариществ". Оно представляло собой неонацистскую группировку, призывавшую к изменению конституционного порядка. Около трех десятков членов этой организации в возрасте до 20 лет регулярно проводили военно-спортивные учения и семинары. В издаваемом группировкой собственном журнале содержались прямые угрозы в адрес политиков и работников органов юстиции, ведущих борьбу с правым экстремизмом. "Вы заплатите за все сполна", - гласил заголовок одной из статей.

В настоящее время, в федеральной земле Бранденбург насчитывается около полутора десятков таких "товариществ". Некоторые из них имеют более или менее четко выраженные организационные структуры. В то же время эксперты Ведомства по защите конституции полагают, что распространенные в определенных право-радикальных кругах мечты о создании разветвленной сети своих организаций на территории всей страны, пока далеки от реального воплощения.

Бритоголовые пытаются установить контроль над молодежными клубами. Там они встречаются со своими единомышленниками, пьют пиво, слушают нацистские мелодии, обмениваются компакт-дисками. Тех, кому все это не очень нравится, просто выпроваживают. Ну а тех, кто сопротивляется, жестоко избивают. В некоторых небольших городках бритоголовым удалось установить контроль практически над всеми местами, где встречается молодежь. Свои вотчины они называют "национальными свободными зонами". Туда не допускают левых, иностранцев и тех, кто не разделяет право-радикальных идей. Нередко такие зоны предоставлены сами себе. Общественность практически не пытается бороться с этим явлением. Сегодня это уже нечто большее, чем субкультура в том виде, в котором она существовала в 1993-94 годах. Многие группировки стали учитывать дух времени. Их члены стали прислушиваться к мнению друг друга. На проводимых такими группировками встречах вырабатывается общая точка зрения, предпринимаются попытки добиться консенсуса. Но, в конечном итоге, молодые люди дают себе такую общую оценку "Мы правые, мы немцы".

Неонацисты составляют в таких группировках меньшинство. Но именно они задают тон.

Одну из главных своих целей, правые экстремисты сформулировали так: "Добиться культурной гегемонии". В последнее время правые радикалы стали, однако, обращаться и к актуальным политическим темам. Так группировка под названием "Молодые национал-демократы" выдвинула лозунг - "рабочие места в первую очередь для немцев".

Естественно, что пока эти группировки весьма далеки от поставленной ими цели, но подобные тенденции ни в коем случае нельзя пропускать мимо. Те, кто в молодежной среде откровенно исповедует право-радикальные взгляды, можно назвать меньшинством. Значительное число молодых людей относится к таким идеям равнодушно, но не исключено, что некоторые из них могут все же заразиться коричневой идеологией. Но что самое опасное, так это именно равнодушие и не желание проанализировать свое прошлое, которое привело к появлению на политической арене столь одиозной фигуры как Гитлер и не менее одиозного национал социализма.


Содержание номера Архив Главная страница