Содержание номера Архив Главная страница


Василий АГАФОНОВ (Нью-Йорк)

MADE IN RUSSIA

Он с детства любил оружие. Всегда упивался его блеском, уверенной резкостью черт. Испытывал почти приступы сладострастья, ощущая в строгих формах и хищных профилях ту силу, ту упоительную мощь, которой всю жизнь ему не хватало. Человек он был слабый, болезненный, даже, можно сказать, пугливый. Насилия не любил, ибо относил его исключительно на свой счет. Попав в Америку, Велимир Иосифович Ямпольский, или попросту - Волик, вооружился не сразу. Зато основательно. В каждом шкафу, в каждом закоулке своего дома рассовал он пистолеты и ружья. На каком-то аукционе он даже пытался купить пушку. "Никаких ограничений", - декларировал самому себе Велимир. В данном случае ограничения все-таки были. Чисто, впрочем, денежного характера. "Свободной стране - свободное оружие" - вот его следующее кредо с тех пор, как потерял он работу. Потерял и тотчас залучил неожиданный подарок. Вернее подарок сам нашел адресата. Разодрав оберточную бумагу, Велимир обнаружил цветной каталог, письмо и коробку из грубого картона с пятнами масла. На ней было оттиснуто: .0380 MADE IN RUSSIA.

Надпись сия означала, что в коробке пистолет калибра 9 мм, произведенный в России. И рука Велимира немедленно потянулась к коробке. Но он ее отложил. Велимир Иосифович был мазохист. Он наслаждался, продлевая страдания. Короче, сначала надорвал он конверт и прочел следущее:

"Дорогой друг, фирма "Оружие Севера", зная и высоко ценя вашу абсолютную верность ее продукции, а также отмечая столетие со дня своего основания, посылает вам, как знак неизменного уважения, скромный подарок. Не забудьте зарегистрировать его в полицейском управлении!

P.S. За последнее время расширились наши связи с целым рядом европейских стран, в особенности с Россией. Мы находим ее изделия простыми в употреблении, доступными и абсолютно надежными. Выберете все, что вам понравится в прилагаемом каталоге, и вы получите 50% скидку".

Отбросив письмо, Велимир схватил коробку. Она раздвигалась на манер пенала. Внутри, тусклый и черный, как воронье крыло, лежал пистолет "Макарова". Ижевск, разобрал он невнятную вязь над его рукояткой. Под пистолетом обнаружилась инструкция на английском языке, рядом - запасная обойма и шомпол-отвертка. Почувствовав неожиданные завихрения желудка и не желая расстаться с "Макаровым", Велимир отправился в интимное место. Там, устроившись капитально, он принялся изучать инструкцию.

Так, соображал Волик, обхватив рубчатую поверхность ствола. Значит, тянем его назад до упора. Курок взведен. Нажимаем спусковой крючок. Нет, не стоит попусту разбивать боек. Волик придержал курок, плавно нажал спусковой крючок. Тотчас кожух ствола вздыбился вверх, предохранитель выстрелил в воздух, и "Макаров" рассыпался у него в руках.

Он окаменел. Дрожащими руками принес останки к коробке, слепо зашарил вокруг сортира. Предохранитель, эта ничтожная металлическая букашка. Не мог же он просто раствориться в воздухе. Велимир встал на колени, зарыл нос в теплую пыль. Он исследовал все закоулки, все потаенные тупики. Ну куда он мог провалиться? Может, каким-то фантастическим образом, попал он в ... ? Велимир с отвращением заглянул в унитаз. Что же делать? Выбросить части вон? Но "Макаров" уже связан с его именем. Так просто от него не отделаться. Заказать предохранитель? Но где - на Ижевском заводе? Глупо, архиглупо. Была еще, правда, решетка воздушного люка, откуда шел теплый воздух. Но щели ее слишком малы, а предохранитель все-таки ростом с небольшого таракана. Тем не менее он вырвал решетку и как мог глубоко захватил рукой скользкий лаз. Но и в этой теплой трубе нашарил он только сухих пауков, склеенных собственной паутиной.

- Наша фирма... уважение... подарок... Русское оружие, - злобно шипел Велимир, натягивая штаны.

И вдруг... и вдруг он почувствовал, как что-то холодно скользнуло и побежало по его волосатой ляжке. Побежало и тотчас вбежало в войлочный тапок, прямо коснувшись шершавой пятки. Медленно изогнувшись, он принес на ладони собачку предохранителя.

- Что? - вдруг сказал он кому-то и звонким шлепком охватил левой рукой локтевой изгиб правой в известном жесте "накось - выкуси".

Кинув собачку в коробку, победительно и расслабленно Велимир возвратился в гостиную. Спешить было некуда. Он закурил, глянул в окно на плавные увалы снега, вспомнил о лыжах. С некоторых пор он заимел претензию считать себя горнолыжником. А почему, собственно, нет? Разве не съехал он с той горы у озера Комо? А что в раскоряку, так зачем же ему падать? Главное - докатить до подъемника. Старые кости, как и оружие, требуют нежного обращения.

Велимир притушил сигарету, закосил на картонку с бережно собранными деталями, откинул дверцы полированной тумбочки. Там, в великом порядке, разместились стопки мишеней, шомпола, оружейные щелочи и масла. Застелив низкий столик тяжелой холстиной, он разложил на нем части "Макарова". Прежде всего следовало вернуть на место собачку предохранителя. Велимир усмехнулся и без труда вставил ее в гнездо. Теперь навернуть ствольную пружину, упереть ее в кожух ствола и... раз, обрести вновь единое целое. Он взвесил пистолет на ладони.

- Что ж, попробуем еще раз, - строго сказал он безмолвной тяжести.

Велимир потянул коробку ствола, обхватил взведенный курок, плавно нажал спусковой крючок. Тотчас кожух ствола вздыбился вверх, предохранитель выстрелил в воздух и "Макаров" рассыпался у него в руках.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница