Содержание номера Архив Главная страница


Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

США И ИЗРАИЛЬ: ТРУДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Было время - Израиль называли "51-м штатом", и хотя сегодня Еврейское государство называют так все реже и реже, устоялось мнение, что в мире никогда не было у Израиля большего друга и союзника, чем Соединенные Штаты Америки. Мнение это глубоко ошибочное, и когда же не обратить внимание на ошибку, если не в эти дни, когда Израиль празднует свою 50-ю годовщину!

Картину американо-израильских отношений нельзя писать одной краской.

Нельзя забывать, что правительство США не оказывало никакой военной помощи Израилю в Войне за независимость в 1948 году, когда на новорожденное государство напали со всех сторон армии пяти арабских стран. И не только не было помощи со стороны Соединенных Штатов, а было американское эмбарго на поставки оружия Израилю. Главным поставщиком оружия оказались страны советского блока, посылавшие через Чехословакию все необходимое Израилю. Сталин хотел ослабить английское влияние на Ближнем Востоке и считал нужным помогать не арабам, которых поддерживала Британия, а их врагам.

Да разве только Дядя Джо считал английских "империалистов" главным врагами! Президент-демократ Рузвельт был уверен, что от Британской империи исходит большая угроза миру, чем от Советского Союза. Пришедший в 1945 году после смерти Рузвельта в Белый дом Трумэн разделял это мнение, и только советская политика после Второй мировой войны заставила его пересмотреть свою точку зрения.

Тем не менее военной помощи Соединенных Штатов ставший жертвой агрессии Израиль не получил. Только в 1959 году США одобрили поставки оружия Израилю. Прошло, однако, еще почти 10 лет, прежде чем Америка начала регулярно оказывать ему военную помощь, и не будет преувеличением сказать, что в последние 30 лет США действительно являются главным военным союзником Израиля. Но только не в первые 20 лет существования Еврейского государства.

Гораздо запутаннее выглядят американо-израильские отношения в дипломатической сфере.

Президента Трумэна окружали дипломаты, открыто выступавшие - по разным причинам - против признания Израиля. Если бы признание зависело от государственного секретаря Джорджа Маршалла, Государства Израиль, наверное, не существовало бы. Позицию госсекретаря разделяли многие высокопоставленные чиновники американского внешнеполитического ведомства, в котором главные роли принадлежали "арабистам". Твердая позиция Трумэна способствовала признанию Америкой Израиля. Но вот когда Соединенные Штаты решили помочь послевоенной Европе (план помощи был назван именем госсекретаря Маршалла), никто не подумал о стране, нуждавшейся в помощи больше других, - об Израиле.

Президент-республиканец Эйзенхауэр относился к Израилю, говоря мягко, прохладно, а его госсекретарь Джон Фостер Даллес столь же отрицательно, как его предшественники в администрации Трумэна - Маршалл и Дин Ачесон. Даллес прекрасно разбирался к хитросплетениях европейской политики, однако его познания в делах Ближнего Востока оставляли желать лучшего. Норман Подгорец вспоминал в последнем номере журнала Commentary в статье об истории отношений Израиля и США, как однажды Даллес публично спросил, по-чему это израильтяне и арабы не могут сесть за стол переговоров и обсудить спорные вопросы, как это делают "джентльмены-христиане"?

Однако шутки шутками, но когда в 1956 году вспыхнула война в районе Суэцкого канала, администрация Эйзенхауэра заняла проегипетскую позицию. При этом США слегка пожурили Англию и Францию, которые решили проучить Насера, национализировавшего Суэцкий канал, а главная их критика была адресована Израилю, вступившему в войну по инициативе Лондона и Парижа. Президент США потребовал в весьма грубой форме, чтобы Израиль вывел войска с Синайского полуострова.

Во второй половине 50-х годов Соединенные Штаты надеялись уберечь от советского влияния страны Ближнего Востока, и дипломатическое вмешательство в суэцкий конфликт, считала администрация Эйзенхауэра, послужит этой цели. Госдепартамент взвешивал: на одной чаше весов - Израиль с 2 млн. евреев, на другой - 80 млн. арабов в 20-ти с чем-то странах. Вторая чаша явно перевешивала...

Политика президентов-демократов Кеннеди и Джонсона по отношению к Израилю была теплее, что объясняется не столько любовью к еврейскому государству, сколько заинтересованностью в голосах евреев-избирателей. Абсолютное большинство евреев были демократами, жившими в Нью-Йорке, - штате с большим число выборщиков. Поддержка евреев Нью-Йорка была совершенно необходима Кеннеди на выборах 1960 года и на следующих, к которым он уже начал готовиться непосредственно перед тем, как был убит.

* * *

Шестидневная война 1967 года - поворотный пункт в американо-израильских отношениях.

До войны, когда речь заходила о гипотетически возможном мире между Израилем и его соседями, во главу угла ставилась проблема беженцев-арабов, бежавших из Палестины после рождения Еврейского государства и последовавшей Войны за независимость. Пропаганда арабов, поддержанная Советским Союзом и "соцлагерем" и нашедшая понимание у Запада, утверждала, что "палестинцы" бежали от агрессора. Правда была иной - арабские государства потребовали, чтобы арабы не оставались в Израиле. Так возникли лагеря беженцев. Арабским странам не составляло труда расселить своих собратьев. Но лагеря требовались для антиизраильской пропаганды.

После Шестидневной войны, в результате которой Египет потерял Синайский полуостров и район Газы, Иордания лишилась Западного берега, а Сирия - Голанских высот, антиизраильская пропаганда изменилась. На смену теме "палестинские беженцы" пришла тема "оккупированные территории". Израиль был не прочь обсудить ее, но арабы издали декларацию, вошедшую в историю как "Три нет": Нет - миру с Израилем! Нет - признанию Израиля! Нет - переговорам с Израилем! Во всем арабском мире не существовало и намека на желание признать Еврейское государство. Египетский президент Насер заявил, что само существование Израиля следует рассматривать как агрессию. Но в ноябре 1967 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в основе которой лежала идея "мир за землю": Израиль отдаст то, что взял в результате Шестидневной войны, а благодарные арабы согласятся за это жить с ним в мире...

Тема "оккупированные территории" живет и поныне, и на освобождении территорий, то есть возвращении Израиля к границам до Шестидневной войны, настаивали с разной степенью упорства и упрямства все администрации всех американских президентов, начиная с Никсона и кончая Клинтоном. Активно эта тема стала разрабатываться в годы правления администрации Картера.

Любопытно, что Картера считают самым произраильским президентом до Клинтона, о котором, в свою очередь, говорят как о самом дружественном по отношению к Израилю. То и другое не соответствует истине.

Легенда ставит в заслугу демократу Картеру Кэмп-Дэвидские соглашения, в результате которых Израиль вернул Египту Синайский полуостров и впервые арабская страна заключила мир с Еврейским государством. На самом деле заслуга в этом принадлежит только президенту Египта Анвару Садату и премьер-министру Израиля Менахему Бегину. Садат по своей собственной инициативе совершил поездку в столицу Израиля Иерусалим (официальный Вашингтон до сих пор не признает этот город столицей). Бегин же не видел ничего противоестественного в том, чтобы пожертвовать ненужным Израилю Синайским полуостровом ради мира с Египтом. И ни кто иной, как Садат, отверг план Картера созвать Женевскую конференцию с участием СССР для обсуждения мира на Ближнем Востоке. Изгнавший из Египта советских помощников Садат не нуждался в поддержке Москвы для переговоров с Израилем.

Норман Подгорец пишет в Commentary со ссылкой на высокопоставленного чиновника администрации Картера, что президент США вынашивал идею создания "независимого палестинского государства". И действительно, именно Картер разрешил - в обход существовавшей американо-израильской договоренности - послу США в ООН Эндрю Янгу секретно встретиться с представителем Организации Освобождения Палестины.

Отношения между Израилем и США в годы Картера были столь прохладными, что на выборах 1980 года большинство евреев голосовало за кандидата Республиканской партии Рональда Рейгана. Картер стал первым в истории президентом-демократом, от которого на выборах отвернулись евреи.

Если бы не реакция администрации Рейгана на бомбардировку строящейся в Ираке атомной электростанции израильской авиацией в 1981 году и на Ливанскую войну год спустя, ее ни в чем нельзя было бы упрекнуть. Но в первом случае Соединенные Штаты поддались всемирному антиизраильскому психозу и осудили воздушный налет Израиля в ООН (как бы выглядел весь мир 10 лет спустя, если бы Израиль не оказал ему эту услугу?). Ну, а в 1982 году Белый дом настоял, чтобы израильская армия позволила бежать из Ливана Арафату и уцелевшим ООПовским воякам. Все произошло почти как в 1973 году, когда президент-республиканец Никсон и его госсекретарь Генри Киссинджер настояли, чтобы армия Ариэля Шарона не добивала египетскую армию в Синае во время Войны Судного дня.

Если бы не эти два решения администрации Рейгана, ее следовало бы считать лауреатом в отношениях с Израилем. В течение восьми рейгановских лет США почти всегда (кроме случая с уничтожением атомного объекта в Ираке) поддерживали Израиль в ООН, и тогдашний посол Джин Киркпатрик выступала в защиту Израиля в общей сложности больше, чем все ее американские коллеги вместе взятые. Впрочем, особняком среди коллег Киркпатрик стоит Даниель Патрик Мойнихен, занимавший пост посла в ООН всего-навсего 8 месяцев. Мойнихен, ныне сенатор-демократ от штата Нью-Йорк, был послом в ООНовском террариуме в 1975 году - в то самое время, когда Генеральная Ассамблея обсуждала резолюцию, осуждавшую сионизм как форму расизма. Выступление американского посла по этому вопросу войдет, наверное, в историю ООН как одно из наименее дипломатичных. Мойнихен напрочь забыл о дипломатическом этикете, характеризуя сторонников резолюции. И он не только говорил, но и действовал. Хоть ему и не удалось собрать достаточное число голосов против резолюции, немало делегаций поддержали позицию США, и в их числе были делегации, голосующие обычно против Израиля.

Тогдашняя администрация президента-республиканца Форда спешно заменила "недипломата" Мойнихена дипломатом Уильямом Скрентоном, который тут же стал петь дифирамбы арабам...

Президент-республиканец Буш и его госсекретарь Джеймс Бейкер взяли курс на возвращение арабам "оккупированных территорий", возродив в памяти политику Картера и его госсекретаря Сайруса Вэнса. Буш и Бейкер дошли до того, что задержали обещанную ранее Израилю помощь на строительство жилья для эмигрантов из Советского Союза, поскольку правительство Ицхака Шамира отказалось "заморозить" строительство еврейских поселений, как настаивали Соединенные Штаты.

Администрация Буша требовала от Израиля согласиться с формулой "мир за землю" и носилась, как картеровская администрация, с идеей "независимого палестинского государства". Демократу Клинтону, сменившему Буша, повезло, ибо правительство Рабочей партии во главе с Ицхаком Рабином и Шимоном Пересом, сменившее правительство Ликуда во главе с Шамиром, разделяло его мнение и на возвращение "оккупированных территорий", и на создание палестинского государства. Впервые почти за полвека у власти в двух странах оказались единомышленники-социалисты (правда, в Америке они именуют себя либералами), и началась работа по созданию на границах с Израилем террористического формирования - "палестинской автономии".

Можно только гадать, как далеко зашла бы эта совместная американо-израильская политика, если бы 2 года назад социалисты Израиля не проиграли выборы. Возможно, уже сегодня сирийские пушки стояли бы на Голанских высотах, а над Старым городом в Иерусалиме развевался бы ООПовский флаг. К счастью, этого не случилось. К счастью, пока не случилось.

Сегодня "самая дружественная" по отношению к Израилю администрация по-прежнему оказывает нажим на правительство Биньямина Нетаниягу и требует от него новых уступок Арафату. Эти же "друзья" Израиля не хотят требовать от Арафата выполнения соглашений, и их поддерживает чуть ли не весь мир.

Давно Еврейское государство не подвергалось такому всеобщему давлению, как в год своего 50-летия. С крушением лучшего друга арабов - "империи зла" можно было надеяться, что давление на Израиль прекратится. Этого, увы, не произошло.


Содержание номера Архив Главная страница