Содержание номера Архив Главная страница


Рафаил КАШЛИНСКИЙ (Балтимор)

В РОССИИ - РЕФОРМА АРМИИ

Военная реформа в России началась с крупной кадровой реформы в высшем эшелоне управления российскими войсками: число главных кoмандований видов вооруженных сил сокращено на 40% (с пяти до трех) с одновременной персональной заменой всех главнокомандующих войсками - этих центральных фигур управления воинскими частями.

Большинство людей, как в России, так и за ее границами, полагает, что российскими войсками командует министр обороны России или ее Генеральный штаб. Однако они глубоко заблуждаются. Военными силами до недавнего времени фактически руководили главнокомандующие видами вооруженных сил. Их было пять: главное командование (главкомат) сухопутными войсками, военно-воздушными силами, войсками ПВО, военно-морским флотом и ракетными войсками стратегического назначения. Именно главкомы этих направлений держали в своих руках реальное управление войсками. Через них шла основная часть финансирования армии в виде "финансового обеспечения деятельности вооруженных сил". Эта наиболее значительная часть военного бюджета (зарплаты, коммунальные услуги, продовольствие и т.п.) была полностью в руках главкоматов.

Существовала давняя традиция назначать главкомов из высших профессионалов, пользующихся авторитетом в своем роде войск. Замена одного главкома другим обычно была делом непростым и производилась с большой осторожностью. Частично эта традиция была нарушена только в августе 1991 года, когда все пять видов тогда еще единых советских вооруженных сил получили новых начальников почти одновременно: сухопутные войска, ВВС и ПВО - в конце августа, а ВМФ и ракетные войска - немного позднее. Менялись страна, правительства, министры обороны и начальники Генерального штаба, но главкомы оставались теми же. Даже весьма легкий на кадровые назначения Павел Грачев не рисковал поднять на них руку. Своих друзей, однокашников и родственников Грачев назначал заместителями министра, помощниками и начальниками главков, но в главкоматах царствовали другие.

И вот в конце 1997 - начале 1998 года все главкомы были смещены, а два главкомата (сухопутных войск и ВВС) ликвидированы. При этом сухопутные войска - самые многочисленные - полностью переданы в оперативно-стратегическое командование военных округов. Формальный контроль будет в руках Генштаба и сравнительно небольшого Главного управления сухопутных войск. На деле же эти органы никогда не имели опыта непосредственного управления воинскими частями и по своей структуре не предназначались для этого, поскольку существующая система управления войсками была подстроена именно под главкома.

Новая формула управления российскими сухопутными силами значительно усиливает власть региональных "воевод" - командующих военными округами. В условиях, когда идет резкое усиление региональных амбиций местных властей, передача всех полномочий по командованию сухопутными войсками в руки командующих округами может усилить опасные для центральных российских властей центробежные силы и внести серьезные коррективы во взаимоотношения Москвы с региональными властями. Практически все командующие военными округами стараются сохранять хорошие отношения с местными губернаторами и президентами. Интерес тут взаимный: у военных есть люди и техника, а у местных властей - деньги и широкие права на своей территории. В новых условиях поддержка со стороны командующего округом становится для региональных руководителей еще более важной, а в некоторых случаях может стать и серьезной опорой в противостоянии центру.

Раньше главкомов Кремль всячески задабривал, рассчитывая на их лояльность. Чтобы заручиться их поддержкой, Ельцин во время президентских выборов всем пятерым одновременно присвоил звание "генерала армии", а главком ВВС Петр Дейнекин даже получил (неизвестно за что) звание Героя России.

За что же все-таки Ельцин снес "великолепную пятерку" российских военачальников? Причин было две: главкомы не всегда были готовы демонстрировать свою преданность президенту России, и, естественно, менее важная, - любили главкомы использовать свой пост в корыстных целях и в немалых масштабах.

Первым был снят главком сухопутных войск Владимир Семенов. Он не проявил активности в поддержке президента во время его противостояния Верховному Совету (октябрь 1993 г.) и в решающую ночь с 3 на 4 октября вообще не приехал на совещание в Министерство обороны (его якобы не смогли найти). Потом на комиссии Минобороны заявил, что не будет участвовать в чеченской кампании, так как он сам - дагестанец, а его жена - чеченка. На различных совещаниях Семенов, не считаясь ни с чьим авторитетом, требовал увеличения числа мотострелковых и танковых дивизий. И, наконец, купил у Минобороны по сильно заниженной цене дом в Подмосковье, что и стало официальным предлогом для его отставки, хоть и был этот грех для условий сегодняшней России не слишком серьезным.

Следующим за Семеновым "ушли" главкома ВВС Петра Дейнекина. Дейнекин откровенно превратил подчиненную ему военно-транспортную авиацию в кормушку для себя и своих приближенных. "Самому красивому главкому" покровительствовала сама Татьяна Дьяченко (дочь Ельцина), однако после катастрофы над жилым поселком под Иркутском военно-транспортного самолета АН-124 Дейнекина все-таки решили убрать. Следствие по этой катастрофе обнаружило, что уже негодный физически самолет за пару рейсов во Вьетнам с грузом оружия принес больше 300 тысяч долларов чистой прибыли. Аналогичных рейсов было много, размаха всех "военно-торговых" операций так никто и не сумел подсчитать, но Дейнекина тихо убрали.

О масштабах злоупотреблений, коррупции и прямого воровства на флоте, в армии ходят легенды. Например, на Тихоокеанском флоте чуть ли не ежедневно рвались склады с оружием и боеприпасами, чудесным образом никогда не было пострадавших. Зато вскоре военные склады Китая, Северной Кореи и Вьетнама наполнялись оружием и боеприпасами. В 1997 году уголовные дела были возбуждены против начальника главного штаба ВМФ адмирала Игоря Хмельнова и заместителя командующего Северным флотом контр-адмирала Вячеслава Харникова. Ни в одном другом виде вооруженных сил военачальники такого уровня на прямой уголовщине не попадались. Тем не менее Главнокомандующему военно-морским флотом России адмиралу Феликсу Громову дали возможность просто по возрасту (ему минуло 60) уйти на пенсию.

Главком ПВО Виктор Прудников вроде не был замешан в крупных уголовных аферах, как его коллеги из ВВС и ВМФ, однако к нему были серьезные претензии по политической линии: во время парламентской, 1995 года, и президентской, 1996 года, избирательных кампаний его главкомат и офицеры из частей ПВО были уличены в прямых контактах с деятелями из левой антиельцинской оппозиции, что послужило даже темой для разбирательства на совещании высшего командного состава в конце 1996 года, а в 1997 году Прудникова убрали, его главкомат объединили с главкоматом ВВС. Новым начальником объединенного главкомата военно-воздушных сил стал бывший командующий Московским округом ПВО генерал-полковник Анатолий Корнуков. Корнуков за свою любовь вращаться около "власть имущих" давно получил прозвище "генерал свиты". Его, в частности, очень поддерживает мэр Москвы Лужков.

В объединенном главкомате ВВС уже начались конфликты между летчиками и зенитчиками из ПВО. Первые места в новом главкомате заняли люди из ПВО, а неизбежные сокращения и упразднения коснулись в первую очередь работников старого главкомата ВВС. Конфликты, очевидно, перейдут и на уровень частей ВВС и ПВО, которые всегда смотрели друг на друга, так сказать, "через прицел".

"На военный флот" поставили малоизвестного на флоте Владимира Куроедова, который до этого работал в Главном морском штабе, но никогда не ходил в дальние походы, а значит, по понятиям военных моряков, не может считаться опытным флотоводцем.

Более счастливо, чем у других главкомов, сложилась судьба главкома ракетных войск Игоря Сергеева. Он единственный из пяти главкомов пошел "на повышение" - стал министром обороны и даже первым российским маршалом. Вместо себя главкомом ракетных войск Сергеев рекомендовал своего шурина, генерал-полковника Владимира Яковлева.

Сергеев - наиболее лояльная к Ельцину фигура в российском генералитете. Однако выходец из сравнительно малочисленных ракетных войск Сергеев мало известен и слабо популярен в армии, где основная часть офицерства привыкла считать ракетчиков "слишком умными и слишком самонадеянными". В апреле 1998 года Сергееву исполняется 60 лет, и по российским законам он не может дольше оставаться на действительной службе. При отставке правительства Виктора Черномырдина (март 1998) маршал Сергеев тоже получил отставку, но за отсутствием другого, столь же лояльного военачальника Ельцин оставил его на посту министра обороны.

Интересно, что после отставки главкомов, а затем и министра МВД генерала армии Анатолия Куликова, в российской армии не осталось ни одного генерала армии на действительной военной службе. В этом свете армия выглядит лишенной высшего военного руководства. По-видимому, здесь проявляется недоверие президента России и его окружения к своей армии. Иначе трудно понять такие действия Ельцина.

Как реформа скажется на обороноспособности страны, тоже понять трудно.

Итак, в результате начавшейся военной реформы в России потерян или по крайней мере сильно ослаб контроль центра над наиболее многочисленной частью армии - сухопутными войсками. Объединение летных частей и войск ПВО под руководством единого главкомата, где "первую скрипку" станут играть люди из ПВО, вероятно, будет иметь результатом дальнейшее ослабление российской военной авиации. Даже при старом главкомате ВВС приобреталось всего 1-2 новых самолета в год, а парк военно-транспортной авиации вообще не получал ни одной новой машины после 1991 года. Вместо положенных для поддержания боевой готовности 120-130 часов в год военные летчики проводят в воздухе в среднем только по 10-20 часов! Не случайно увеличилось и число авиакатастроф у военных: изношена техника, летчики теряют квалификацию.

Продолжится, скорее всего, и дальнейший развал некогда могучего флота России. Старые корабли списываются, а новые не приобретаются. Новый главком ВМФ не авторитетен.

В высшем военном командовании России усилился, по разным причинам, "вымыватель" опытных и авторитетных военачальников. Увольнения производятся не только в Минобороны России. Так, в 1997 году был уволен в отставку самый молодой в России генерал армии Андрей Николаев (44 года) - командующий Федеральной пограничной службой. Причиной увольнения высокоавторитетного генерала была его принципиальная позиция в запрете ввоза грузинскими спиртовозами низкосортных пищевых спиртов, не отвечавших российским санитарным нормам. На границе Грузии и Северной Осетии собрались огромные транспорты спиртовозов, а российские пограничники, выполняя строгий приказ Николаева, их не пропускали. Однако когда в дело вмешался сам президент Грузии Эдуард Шеварднадзе, слишком принципиальный генерал был уволен, а низкосортные контрабандные спирты прошли через границу России, чтобы потом в виде различных водок с красивыми названиями "Горец", "Казачья", "Осетинская" и т.д. отравлять россиян.

Вместе с кабинетом Виктора Черномырдина получил отставку и другой авторитетный военачальник - министр по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне генерал-полковник Сергей Шойгу. Пока, правда, он еще исполняет обязанности министра, но сохранит ли он свой пост в новом правительстве, не ясно.

На фоне отставки правительства Виктора Черномырдина малозаметным оказалось происшедшее почти одновременно слияние двух органов - Совета обороны и Совета национальной безопасности. В новом (объединенном) Совете национальной безопасности ликвидирован ряд отделов. В частности, уволены 18 офицеров, командированных туда бывшим министром внутренних дел Анатолием Куликовым. Новому Совету национальной безопасности (его руководителем стал Кокошин) предложено вместе с Министерством обороны разработать основные положения для военной доктрины России. Раньше эти вопросы полностью входили в компетенцию Генштаба. В этом задании еще раз проявилось недоверие президента к высшим эшелонам управления российской армией.

Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница