Содержание номера Архив Главная страница


Александр СИРОТИН (Нью-Йорк)

ГЕНЕТИКА И ИНСТИНКТ ПРОДОЛЖЕНИЯ РОДА - ВОТ КТО ВИНОВАТ

Мужчина убивает ребенка своей сожительницы... Девушка избивает до полусмерти свою сводную сестру... Отчим насилует падчерицу...

Подобными историями пестрят газеты в самых разных странах мира. История Золушки, над которой издеваются мачеха и сестры, взята из жизни. Как показывают недавние научные исследования, насилие и другие тяжкие преступления гораздо чаще совершаются в семьях с приемными детьми, чем с родными. И проблема здесь, как считают ученые, - часто носит генетический и биологический характер.

Разумеется, в большинстве семей, где есть приемные дети, все более или менее благополучно. В то же время немало проблем в семьях и с родными детьми. Тем не менее риск конфликта между неродными родителями и детьми гораздо выше. К такому выводу пришли канадские эволюционные психологи Мартин Дейли и Марго Уилсон из университета МакМастер в городе Гамильтон, провинция Онтарио. Они обнаружили, что в приемных семьях количество изнасилований детей в 8 раз выше, а убийств детей в 60 раз выше, чем в биологически родственных семьях. Эти цифры особенно пугают в наше время, когда уровень разводов и повторных браков небывало высок.

Традиционное социологическое объяснение причин, почему над неродными детьми издеваются чаще, как правило, сводится к экономическим трудностям, низкому социальному статусу, эмоциональной нестабильности. Но психологи-эволюционисты утверждают, что все это - не главные причины. А главные кроются в генах эгоизма, во враждебном биологическом инстинкте самосохранения вида. Генетически говоря, приемные родители подсознательно не видят в неродных детях шанса передать свои гены следующему поколению.

Примеры такого же генетического инстинкта мы находим почти у всех живых существ - от пчел и птиц до бабуинов и львов. Все они, как и люди, стремятся жить в своей семье, в своем роду.

По мнению Стивена Эмлена, эволюционного биолога из Корнельского университета, наличие общих генов удерживает от конфликтов, заставляет искать компромисс, а отсутствие общих генов стимулирует перерастание даже мелкого раздражения в крупный конфликт. Здесь чаще встречаются такие психологические расстройства, как страхи, комплекс вины, влечение к убийству и самоубийству.

Стивен Эмлен считает, что за многие миллионы лет эволюционным отбором выработано поведение, поощряющее распространение семейных генов. Ученый, например, не видит особой разницы между поведением человека и, скажем, льва. Когда самец создает новую семью, он убивает детенышей самки от предыдущих самцов.

В статье, опубликованной в журнале Social Science Information, Стивен Эмлен пишет: "Конфликты в приемных семьях обостряются в связи с неродством пришедшего в семью партнера с детьми супруга или супруги от предыдущего брака и в связи с неполным родством детей от предыдущего брака с детьми от нового брака".

Профессор Эмлен, 20 лет изучающий систему семейных отношений у животных, утверждает, что эта система едина и для человека, и для всех других живых существ, живущих семьями, включая волков, мангустов, грызунов, птиц, пчел, термитов... Путем естественного отбора, говорит он, в человеке остались гены, ответственные за определенный шаблон поведения, заставляющий заботиться о своем биологическом потомстве и не слишком тратить энергию на неродное потомство, несущее в себе чужие гены.

Социологи отвергают такое генетически детерминированное толкование человеческого поведения. Тем человек и отличается от животного, говорят они, что, благодаря разуму, может противостоять инстинкту и генетическим связям. По мнению социологов, эволюционистскую теорию опровергают приемные семьи, в которых нет сколько-нибудь серьезных конфликтов.

Эволюционные психологи с этим не спорят. Они говорят, что знание о силе генетических связей, диктующих то или иное поведение, может помочь людям вовремя поставить правильный диагноз и направить усилия на преодоление инстинкта. Профессор Эмлен предлагает обществу, осознавшему генетическую природу опасности, начать борьбу с проблемой до того, как она приведет к трагическим последствиям. Эмлен подчеркивает, что гены несут в себе только предрасположенность, но не абсолютную неизбежность.

-Я не утверждаю, что если в семье есть приемные дети и приемные родители, там обязательно должны быть трагические конфликты, - говорит Эмлен, - но лучше знать наперед где, когда и с кем конфликт скорее всего возникнет.

Психиатр Джорджтаунского центра семейных проблем Майкл Керр поддерживает идеи Эмлена: "Эволюционистский подход к проблемам человеческой семьи, мне кажется, вполне правомочным. Полезно все, что помогает нашему обществу лучше понять себя и таким образом укрепить семью".

В интервью "Вестнику" доктор Керр сказал:

- Научная мысль о семье долго находилась под очень сильным влиянием идей Зигмунда Фрейда, его учения о психопатологии. Доктор Эмлен и его коллеги подошли к проблеме семьи иначе: у человеческой семьи есть много общего с семьями других животных видов. В исследовании проблем семьи надо понимать эволюцию семьи как института жизни. Такой подход, на мой взгляд, гораздо перспективнее фрейдистского и предлагает более широкое объяснение причин неадекватного и, казалось бы, нерационального поведения одного из супругов в семье, где есть приемные дети. Эволюционный подход и шире, и, так сказать, нейтральнее фрейдистского объяснения проблем человека.

Профессор Эмлен предлагает сделать практические выводы из его теории. В частности, матери-одиночке, задумавшей вступить в повторный брак, он советует брать пример с обезьяны-бабуина, самка которого не сойдется с новым партнером, пока он не продемонстрирует отцовские качества. Так женщина должна сначала убедиться, что новый кандидат в мужья хочет и может найти подход к ее ребенку от предыдущего брака. Он должен проявить такие качества, как интерес к ребенку и его делам, финансовую щедрость, желание стать активным строителем его будущего. Ученый даже советует супругам, имеющим детей от прежнего брака, при составлении брачного контракта подписывать пункт, предупреждающий о статистически подтвержденной опасности конфликтов с приемными детьми и обязывающий строить отношения с неродным ребенком с полной ответственностью.

Но если ребенок - носитель генов одного из родителей - находится в большей опасности, чем носитель генов обоих родителей, то каково же положение ребенка, взятого на воспитание в чужую семью и не имеющего генов ни одного из приемных родителей? Если следовать теории Стивена Эмлена, надо вообще устранить институт адаптации, то есть усыновления и удочерения.

- Нет, - возражает психолог Мартин Дейли, - это не так, потому что когда на воспитание в чужую семью берут ребенка, то оба родителя делают это, как правило, продуманно, по обоюдному согласию, их тщательно проверяют и наставляют профессионалы. А в семьях с ребенком от предыдущего брака новый супруг предпочел бы, чтобы чужого ему ребенка вообще не было, потому что чужой ребенок для него - источник постоянной эмоциональной напряженности.


Содержание номера Архив Главная страница