Содержание номера Архив Главная страница


Аркадий ГУРЕВИЧ (Нью-Йорк)

Политика и пироги с нефтяной начинкой
или политические игры как отражение битв за нефть и газ

Kакое бы крупное политическое событие не происходило сегодня в мире, во многом оно определяется интересами крупного бизнеса - национального, транснационального, либо того и другого вместе взятого. Особое отношение к этому имеют страны, экономическое состояние которых в целом связано с уровнем развития и эффективностью отдельных отраслей народного хозяйства.

Проблемы энергообеспечения касаются практически всех стран, и поэтому ситуация на мировом рынке энергоресурсов и прежде всего нефти соответствующим образом влияет на многие политические катаклизмы.

Вот почему, как бы ни скрывалось и ни маскировалось какое-то событие под личиной особых политических или идеологических воззрений, все равно где-то это отдает нефтяным "душком". И этот обвораживающий запах нефти никого не оставляет равнодушным.

Политические события в России и ее отношения с другими странами, в том числе ранее входившими в состав Советского Союза, нельзя рассматривать без увязки с проблемами топливно-энергетического комплекса.

Мы начинаем уже забывать об Иракском кризисе, но он был непосредственно связан с мировыми нефтяными проблемами. Россия, осуществляя свою политику в этом регионе, кроме всего прочего не забывала, что Ирак может расплачиваться с долгами России, только увеличивая продажу нефти, а увеличить продажу нефти Ирак мог только освободившись от эмбарго США и других стран; а США понимали, что приход иракской нефти на мировой рынок означает снижение цен на нее, что не устраивает нефтяной бизнес Америки и других стран.

Не исключается, что кого-то сегодня может устраивать нефтяной кризис. Может быть, он очень полезен для тех, кто хотел бы с его помощью ослабить своих соперников, чтобы легче решать другие не менее важные задачи?

Сегодня Россия осознает, что мировой нефтяной кризис, снижение мировых цен на нефть касается ее самым непосредственным образом, чем в основном и объясняются происходящие в настоящее время там политические игры, включая и правительственный кризис.

В преддверии отставки кабинета в России должна была произойти крупнейшая сделка, связанная с нефтью, к которой шла подготовка уже в течение длительного времени. Речь идет о продаже "Роснефти" - ведущей нефтяной государственной компании, на покупку которой претендовали крупнейшие финансово-промышленные группировки России. Отставка правительства, как выясняется, определенным образом была связана и с продажей "Роснефти", что разделило историю приватизации этой компании на этапы - до отставки правительства и после нее. Как известно, после отставки правительства был отменен намеченный на эти же дни аукцион, на котором должна была продаваться "Роснефть". Уменьшение цен на нефть может значительно сократить стартовую цену за эту компанию, чего и добивались потенциальные покупатели.

Не исключается, что и выбор очередного председателя правительства России был сделан также не без учета его профессиональной ориентации в области топливно-энергетического комплекса (Виктор Черномырдин, как известно, до прихода в правительство возглавлял крупнейшее в мире энергетическое объединение "Газпром").

Цены на нефть в последнее время упали почти на 30%, что привело к снижению доходов стран, входящих в Организацию стран - экспортеров нефти (ОПЕК), примерно на 15 млрд. долларов. Саудовская Аравия, Венесуэлла и Мексика, поставляющие на мировой рынок пятую часть добываемой на земле нефти, предложили сократить ее добычу, чтобы компенсировать потери от снижения мировых цен на нефть. К их инициативе готовы присоединиться и страны ОПЕК. На состоявшейся в Вене встрече министры стран нефтяного картеля договорились, что они сократят добычу нефти на 1,245 млн. баррелей в день.

Что же касается России, которая не входит в состав ОПЕК и с начала года потеряла от снижения цен на нефть около 1 млрд. долларов, то она с большим трудом откликнулась на призыв ОПЕК сократить добычу и поставку нефти: и потому что МВФ требует возврата своих кредитов, и потому что налоги с нефтяных российских компаний - это львиная доля российского бюджета. Да вот "подвернулись" события в Латвии (дискриминация русскоязычных), и Россия уменьшает поставку нефти, прекращая ее транспортировку через Латвию. И здесь нефть "помогает" решать политические проблемы.

Желание продавать как можно больше сырой нефти, ориентация на зарубежных партнеров сделали этот вид бизнеса в России зависимым от мирового колебания цен. О том, что превращение экономики в сырьевой придаток чревато такими последствиями, - говорили давно. Но то, что этот кризис последует так быстро, - никто не ожидал.

Сегодня в среднем в цене российской нефти зарплата составляет 10-15%, а налоги - 60%. Необходимо было бы изменить налоговую систему, но как обойдется бюджет без доходов от нефти? Сами нефтяники должны были бы резко сократить издержки производства, но для этого требуются деньги, а где их взять? Раньше в случае падения цен представлялось возможным придержать более дорогую по себестоимости нефть северных регионов и пустить для продажи более дешевую - южную нефть. В настоящее время она находится на территории независимых государствах - бывших советских республик, в частности, в Казахстане, ставшем сегодня одним из привлекательных мест для нефтяного бизнеса.

Казахстан в настоящее время находится на пути к стратегическому партнерству с США, что само по себе говорит о значении и привлекательности нефти Казахстана для мирового сообщества. После Саудовской Аравии наибольшие мировые запасы нефти сконцентрированы в Казахстане. По предварительной оценке запасы нефти в этой стране составляют десятки миллиардов тонн, а газа - триллионы кубических метров. Когда смотришь на карту Казахстана, то представляется простой задача строительства трубопроводов с республики к Черному и Средиземному морям, Персидскому заливу, и даже - к Индийскому океану. Многие международные компании интересуются казахстанской нефтью и готовы были бы финансировать строительство трубопроводов. Однако имеется ряд факторов, которые отрезвляют эти намерения. Основные из них:

- противоречия между геополитическими и экономическими интересами стран, стремящихся к получению прибыли от продажи нефти Каспия;

- острая конкуренция между ними;

- военные конфликты, возможные в районах пролегания будущих трубопроводов.

Экспорт нефти из Казахстана также осложняется тем, что его соседи, за исключением Киргизии, также являются странами, обладающими нефтересурсами и желающими продавать ее для пополнения своих бюджетов, особенно в период экономического и финансового кризисов. Сегодня наиболее реалистичным вариантом доставки казахстанской нефти на мировой рынок считается ее транзит через Россию, хотя последняя сама нуждается в увеличении экспорта нефти и газа для пополнения своих валютных запасов. Больше всего добытой нефти в Казахстане приходится на компании, где работают с иностранными партнерами. Тенгизское месторождение нефти разрабатывается с участием американской компании "Шеврон". Участие российских компаний по их доли в инвестициям значительно уступает участию американских и китайских компаниям. Россия здесь все более теряет свои позиции в нефтебизнесе, и их начинают более уверенно занимать другие страны: просто вместо разговоров о традициях в сотрудничестве братских республик все более говорят о сотрудничестве, которое бы было более эффективно.

Самым крупный российский проект в Казахстане - это пуск в 1999 году нового трубопровода от Тенгиза и каспийских месторождений нефти в Россию. Старая советская труба, по которой в настоящее время идет нефть, через 3-4 года просто будет неспособна пропустить все, что будут добывать в Казахстане. Необходимость и выгодность такого проекта очевидна и для России и для Казахстана. Однако Акмола ищет альтернативные пути для своей нефти, пытаясь избавиться от российской монополии. До сих пор Москва разрешала пропускать лишь часть нефти, добываемой в Казахстане. Сейчас нефть, добываемую в Тенгизе и в Каспии, предлагают повернуть не в Россию, а на запад - через Каспий в Азербайджан и на юг - через Туркмению и Иран в Персидский залив. Кроме этого, уже решено, что кроме российской трубы будет построен трубопровод для подачи нефти в западный Китай, который начал работы по этому проекту на два года позже, чем Россия, но уже сегодня догнал и обещает перегнать Россию.

Все более раздражающий запах казахской нефти с каспийским привкусом привлекает Россию, и последняя не в состоянии смириться с постепенным уходом Казахстана со своими огромными запасами нефти в объятия западных партнеров. Вот и едет Иван Рыбкин - и. о. заместителя премьера России по связям с СНГ в Акмолу срочно готовить встречу на самом высоком политическом уровне. Такая встреча на днях состоялась в Москве. Какие же вопросы решали эти самые высокие политические мужи? О нефти, и в основном только о ней. Договорились, наконец, о разделении зон влияния двух государств на нефтяном Каспии, хотя к этому должны присоединиться (или, по всей видимости, не присоединятся) другие государства, претендующие на Каспий - Азербайджан, Туркмения и Иран. Так что "азартные" игры еще впереди.

Когда правительство Казахстана переезжало в новую столицу, президент Казахстана говорил, что в этом случае они будут ближе к своему великому российскому соседу. Фактически дела России в Казахстане будут зависеть от того, как она будет вкладывать деньги в совместные проекты. Там, где Россия не сможет занять свое место, займут другие, потому что для тех, кто живет в этой республике, все равно от кого получать инвестиции и зарплату - от российского "Лукойла" или от американского "Шеврона".

Нефтяные короли Америки недовольны заменой Черномырдина. Не так давно, буквально за две недели до отставки правительства, тогда еще министр топлива и энергетики Сергей Кириенко сопровождал российского премьера в поездке в США на очередное заседание комиссии Гора-Черномырдина и одобрил продление льгот для американских нефтяных компаний, действующих в России. Правда, как особо отмечается, под нажимом начальника. В Америке не скрывают, что от этого начальника зависела возможность предоставления в будущем приоритетов иностранным инвесторам. На Западе опасаются, что воцарение Кириенко, пусть даже временное, чревато сбоем в функционировании системы взаимовыгодных интересов некоторых гигантов ТЭК в России и Америке и даже полным ее разрушением.

Россия заморочила Запад своей непредсказуемостью и заставила его шарахаться от одного предполагаемого лидера России к другому. Создается впечатление, что вопросы идеологического характера теперь меньше всего беспокоят Запад - лишь бы были гарантии и благоприятные условия для своего бизнеса. В результате рассмотрения различных политических фигур в сегодняшней России нефтяной бизнес Запада однозначно "поставил" на Черномырдина, а его - "отставили". Недавно нефтяной Техас встречался с Александром Лебедем. Его с особым почетом принимал губернатор штата Дж. Буш-младший, вероятный кандидат на пост президента США от республиканцев. Но на пути в президенты России Лебедю необходимо победить в Красноярске, где он пытается стать губернатором, также, как сообщает российская пресса, не без помощи нефтедолларов.

Политические игры, проходящие подчас на грани фола, подпитываются интересами нефтяного бизнеса. Появляются новые центры борьбы за нефть, а с ними - новые витки политических игр. Великие политики будут печь пироги с соответствующей времени и пространству корочкой, но начинка их останется прежней - нефтяной.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница