Содержание номера Архив Главная страница


Семен БЕНЦИАНОВ (Нью-Йорк)

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА, КОТОРОЙ, УВЫ, НЕТ

Вот уже в течение двух с половиной лет, работая в фонде Спилберга с людьми, пострадавшими во время Холокоста, каждый раз переживая вместе с ними ужас того, через что им пришлось пройти, я удивляюсь не столько тому, что они выжили, столько тому, что они продолжают жить - активно, с любовью, жадно. Впрочем, может, потому и жадно, что прошли через смерть. В своих воспоминаниях об этих людях я не могу забыть Хаима, проведшего ночь на трупах в Бабьем Яру; Зяму, которого под дулом пистолета фашист заставлял выбивать у полуживых евреев золотые зубы;П Боруха, воткнувшего в горло эсэсовца нож за то, что тот на его глазах изнасиловал сестру, Ену, вымаливающую себе смерть ради спасения сына. Да мало ли прошло передо мной людей за то время, что я беру интервью. Весь это ад известен миру уже давно. И сплошь и рядом благодаря свидетельству выживших.

Иногда после интервью мы сидим на кухне, пьем чай и говорим уже не о прошлом, а о настоящем - о детях, что работают, внуках, что учатся, правнуках, говорящих на английском и, к сожалению, не знающих ни украинского или идиша, ни, тем более, иврита, языка своих далеких предков. И мои собеседники, и я сам, очень жалеют об этом. Чаще всего не потому, что они гордятся своим народом, своей нацией (хотя это и так), а потому, что идиш, украинский - это их прошлое, их детство, отрочество, юность, исковерканные Молохом. И очень часто мы говорим об Израиле, о едва ли не самой больной теме. Мы все без исключения любим его (хоть каждый по-своему) и желаем ему счастья.

Однако, когда речь заходит о будущем этой страны, мнения часто бывают полярны, даже внутри одной семьи. Сегодня мне хотелось бы высказать свою точку зрения, принимающего Израиль как радость, тревогу, надежду и боль. Я не думаю, что все согласятся со мной, и буду считать счастьем, если эта моя точка зрения окажется неверной. Основное утверждение: у государства Израиль нет на нынешней территории исторической перспективы выжить. Попробую привести свои доводы.

Нынешний Израиль был создан самими евреями. ООН, по сути дела, лишь зафиксировала сам факт. Ни одна тысяча сынов и дочерей полегла в борьбе за становление еврейского государства. Тогда евреи Палестины оказались сильнее не только окружавших их арабов, противившихся созданию нового государства, но и самой Англии, из колониальных рук которой вырвали независимость. В течение многих последующих лет Израиль укреплял свою обороноспособность, и не было на Ближнем Востоке государства (или группы государств), которое могло бы соперничать с ним.

Минуло тридцать с лишним лет, и картина резко изменилась. Меняется она и сейчас, причем постоянно. По последним данным институтов стратегических исследований Тель-Авива и Лондона мы видим следующую картину на Ближнем и Среднем Востоке: численность военнослужащих и резервистов - 3:1 не в пользу Израиля; численность бронесредств - 1,5:1 не в пользу Израиля; численность ракетных установок - 7:1 не в пользу Израиля; численность авиасредств разных видов - 2,7:1 не в пользу Израиля; численность морских средств (судов) - 10:1 не в пользу Израиля.

Правда, полагаю, Израиль обладает такими качественно новыми и эффективными средствами защиты и нападения, каких нет сегодня у его противников, но я хочу подчеркнуть лишь то обстоятельство, что положение дел резко изменилось. Но даже не это главное. Дело в том, что время - это невозвратный (пока что) фактор. И не следует забывать об этом. Ранее (в 50-70-х годах) нам казалось, что Израиль всегда будет опережать своих врагов. Увы! Темпы роста вооруженности Израиля ниже, чем у многих мусульманских стран, являющихся противниками Израиля. Что же можно ожидать в ближайшем будущем? Какова может быть картина?

Людские ресурсы врагов Израиля практически (по сравнению с ним самим) неисчерпаемы. Сырьевые ресурсы - тем более. Через несколько десятилетий соотношение сил будет практически необратимым (в том числе соотношение средств для ведения атомной и бактериологической войны). Рано или поздно Восток станет обладателем всех видов вооружения, недоступных ему сейчас.

Я употребил слово "Восток" вместо слова "враги" не случайно. Дело в том, что противостояние Израиля арабскому миру - это, по сути дела, противостояние Запада и Востока. Израиль оказался в данном случае на переднем крае борьбы, на передовой. Так уж Бог устроил мир, что евреи всегда оказываются в самой горячей точке. Начавшаяся война Израиля с арабами - это начало войны западной иудео-христианской цивилизации с исламизмом. В настоящее время враги Израиля еще не могут уничтожить его, так как, во-первых, они во многом раздроблены - экономически, социально, религиозно-идеологически, а, во-вторых, не являются полноценными, полноправными владельцами передовых средств ведения войны. И они это понимают. И ждут. Ждут, когда их время настанет, не сомневаясь, что оно придет.

Люди, придерживающиеся иной, чем моя, точки зрения, приводят обычно такой тезис: "Запад не допустит уничтожения Израиля". Да, Запад на стороне Израиля. Но так будет только до тех пор, пока это ему выгодно. Как только Западу будет выгодно "запродать" еврейский народ, он это сделает не мешкая, как это не раз случалось. Это могут быть моменты, когда Запад встанет перед реальной угрозой уничтожения или нанесения ему превентивного удара со стороны мусульманского мира. Уже сейчас этот мир простирается от Индонезии до Средней Азии и от Средней Азии до Гибралтара. Восточно-мусульманская лягушка раздувается все сильнее и сильнее. Она уже создала для себя плацдармы в Западной Европе (Балканы, Германия, Франция, Италия, Англия - 10 млн. мусульман) в США - 18 млн., в Южной Америке - 11 млн. Средства массовой информации Лондона сообщили недавно о создании некоего "Всеевропейского координационного совета мусульман". Мои противники по спору считают, что Запад в настоящее время не в состоянии более действенно помогать Израилю, так как он (Запад) сам зависит от восточных сырьевых ресурсов, в частности, нефти. А вот как только технологический прогресс снимет с него эту зависимость, он сможет во всеоружии и т. д и т.п. Увы, вотще надежды. Разрыв таких сильных экономических связей, как нефтеторговля (своеобразное отключение Востока от передового Запада), отдалит их друг от друга, приведет к большей взаимной отчужденности, враждебности, усилению антизападных тенденций в мусульманском обществе, с каждым годом все более и более накаляя международную обстановку и увеличивая риск возможного столкновения. Будучи к тому времени уже подготовленным к конфликту, Восток открыто перейдет к территориальной и религиозной экспансии.

И все же я думаю, что не военное преимущество является сейчас главным аргументом арабского мира. Главное оружие - это потрясающая, фанатическая внутренняя убежденность каждого из двух миллиардов исповедующих ислам (пусть даже не двух миллиардов, а только 500 миллионов, пусть 200 миллионов) в необходимости уничтожения Запада, и в первую очередь Израиля, как его форпоста, для выполнения заповедей Аллаха. (Разумеется, в представлении подавляющего большинства непросвещенных, нецивилизованных мусульман, в каждой клетке которых поколениями культивировалась ненависть и желание любой ценой, даже ценой собственной жизни, покончить со своим извечным врагом.)

Горько, больно и тяжело думать, но, к сожалению, как мне кажется, исторической перспективы существования Израиля на занимаемой им территории нет.

А возможен ли иной вариант развития событий? Безусловно. Хочется полагать, что будут иметь место и противодействующие процессы, как то:

К сожалению, только что названные процессы, особенно, конечно, на мусульманском Востоке, пока что довольно слабы. Обороты набирают иные, негативные явления.

И вот мы снова сидим на кухоньке в квартире пережившего Шоа. На иврите "Шоа" означает примерно то же, что "Холокост" или "Катастрофа". И думаем мы, и спорим, и сожалеем. Сейчас тут, в Штатах, в иммиграции стало дурным тоном говорить что-то плохое об Израиле. Даже не плохое, нет, просто что-то такое, что бы расходилось с общепринятым. Принято говорить: "Израиль, это моя страна", "я люблю Израиль", "еврейский народ - самый лучший", забывая о том, что у какого-то другого еврея любимой может быть другая страна (и в этом нет ничего постыдного), что сосед ваш может считать, что евреи - такие же, как все (есть и хорошие, есть и плохие), что свобода и справедливость (понятия во многом данные цивилизованному миру евреями) нужны не только евреям, но и китайцам с малайцами, русским и чеченцам, французам и палестинцам. Часто, чтобы потрафить чему-то своему, родному, выдаются совсем уж невероятные теории, долженствующие поднять наш с вами обывательский дух. Например, что Израиль будет жить вечно, если только он освободится от энергетической зависимости. Как все просто: нет зависимости и весь мусульманский мир не сможет уже оказывать никакого давления на Израиль. Нет войны, нет террора, все счастливы. "Легкость мысли необыкновенная".

Впрочем, может быть, есть и серьезные аргументы, ведь еще Демокрит сказал: "Нет тезы, которая, будучи брошенной в зал, не вызвала бы антитезы, как нет и не может быть единственной и абсолютной истины".


Содержание номера Архив Главная страница