Содержание номера Архив Главная страница


Елена РОДИОНОВА (Израиль)

Пропавшие дети

В истории государства Израиль есть немало героических страниц, но некоторые события и решения полувековой давности долгое время хранинлись в тайне. Одно из них связано с судьбами детей из йеменской общины страны. В начале пятидесятых годов в Израиль прибыли 48 тысяч евреев из Йемена. Эти люди попали не только в новую страну, но и в совершенно незнакомый мир, ведь в общине йеменитов уклад жизни не менялся в течение столетий. И так же столетиями в общине ждали исполнения старинного пророчества: когда-нибудь они перенесутся в Землю Обетованную на крыльях орла или на волшебном ковре-самолете. Операция по транспортировке йеменских евреев в Израиль так и называлась: "Ковер-самолет". Но сказка для этих людей кончилась, как только самолеты приземлились в аэропорту. Жизнь в Израиле была невероятна трудна: не хватало продовольствия, жилья, больниц, медикаментов. К этому времени в страну приехало около 100 тысяч репатриантов, многие из них - беженцы из Европы, пережившие Катастрофу. Эта трагедия во многом определяла настроение общества - здесь дорожили человеческой жизнью, особенно когда дело касалось детей.

Йеменские евреи оказались в Израиле в особенно трудном положении; их традиционные промыслы - чеканка по серебру и вышивание - никому не были нужны. Жить им приходилось впроголодь, в палаточных лагерях, и детская смертность в общине была очень велика. Для спасения детей организовали круглосуточные ясли, а самых слабых и больных отправляли в больницы. И, случалось, что родителям, пришедшим справиться о ребенке, говорили, что он умер и уже похоронен. На самом деле некоторых малышей переводили в интернаты или отдавали на воспитание в бездетные семьи. Иногда их усыновляли американские евреи. Тогда казалось, что это единственный способ спасти детей от лишений. Эта "ложь во спасение" долгое время была государственной тайной, все материалы о ней были засекречены.

Слухи о пропавших детях много лет будоражили йеменскую общину. Еще в начале пятидесятых годов один из депутатов Кнессета потребовал создать комиссию по этому вопросу. Комиссию создали - через 15 лет. Тогда было опрошено около 400 йеменских семей, и комиссия пришла к выводу, что судьба 22 детей неизвестна: вероятно, большинство из них умерло, но 4 действительно были отданы на усыновление. По мнению представителей йеменской общины, речь идет о нескольких сотнях пропавших детей. Но и следующая комиссия, созданная еще через 20 лет, не прояснила дела. Наверное, так бы все и продолжалось, если бы не события 94-го года в маленьком израильском городке Йеуда. Тогда полиция в течение месяца осаждала дом раввина Узи Мешулама, самого уважаемого человека в общине йеменитов. Больше 20 лет он посвятил сбору материалов о пропавших детях, и в 94-ом году приступил к активным действиям. Его обращение к депутатам Кнессета с требованием создать новую комиссию осталось без ответа. Когда газеты отказались печатать его статьи, он стал издавать брошюры и листовки с обвинениями в адрес властей. После этого Мешуламом заинтересовалась полиция. Но вместо того чтобы давать объяснения, Мешулам призвал на помощь учеников и приверженцев. После этого было решено взять его под арест, и полиция окружила дом. А когда Мешулам заявил о том, что его люди готовы открыть огонь, раздались первые выстрелы. Один из осажденных погиб, другой был ранен. Наконец, мятежный раввин сдался и был приговорен к восьми годам тюрьмы. Сейчас он болен, и представители йеменской общины требуют его освобождения. В Израиле к Мешуламу относятся по-разному: одни считают его честолюбивым фанатиком, использующим драматические события прошлого в своих целях, другие целиком на его стороне. Время от времени пресса и телевидение возвращаются к этой проблеме.

- Я всегда чувствовал себя немного чужаком. Приемные родители относились ко мне хорошо, но мне казалось, что они что-то скрывают, - говорит участник телевизионной программы "Дневник" Моше Кантор, - разлучить ребенка с его семьей было бесчеловечно.

Жительница Калифорнии Циля Левин приехала в Израиль, чтобы разыскать своих настоящих родителей. Для этих людей прошлое не кончается. В другом выпуске "Дневника" свое мнение высказала женщина, работавшая в начале 50-х медсестрой в детской больнице. Она считает, что принятое тогда решение было единственно верным. "Мы лечили и возвращали детей родителям, но многие из них почти сразу погибали от истощения и новых болезней. Сейчас легко рассуждать о гуманизме и правах человека. Но если бы вы жили в те годы, вы бы поняли, что трудное решение, принятое тогда правительством, тоже было проявлением гуманизма". Кто возьмется рассудить, на чьей стороне в этом споре безусловная истина? Но надо заметить, что раввин Мешулам все же добился своего: сейчас в Израиле работает новая комиссия по расследованию проблемы пропавших йеменских детей.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница