Содержание номера Архив Главная страница


Александр ЛЕВИНТОВ (Монтерей)

Современные политические технологии в России

(Окончание. Начало см. в "Вестнике" #7, 1998)

Содержание избирательной кампании и технологии работы с электоратом

Эфемерные газеты

Пожалуй, здесь автор обладает максимальным опытом. Здесь и "Юго-Запад" в Москве в выборах первой Государственной Думы (1993 год), и "Шлиссельбургский вестник" в выборных кампаниях 1994 и 1996 годов, и "Подмосковная среда" осенью 1997 года и "Горожанин" в Приморском крае той же осенью.

Все эти издания существуют только на период выборной кампании - около двух месяцев. Распространяются они собственными силами (агитколлектив), так как государственные почтальоны отличаются в этом вопросе крайней непорядочностью. Объем газеты - 4-8-полосный, периодичность - раз или два в неделю. Тираж - 50% от числа избирателей, исходя из предположения, что в одной семье - в среднем два избирателя. Здесь практически отсутствуют "домашние заготовки" - залежавшиеся материалы и статьи, написанные для другого и в другое время. Исключение составляют карикатуры, набираемые в Интернете из коллекций ведущих политических карикатуристов России (Меринов, Бильжо и др.). Содержание газеты отличается двумя характеристиками: острой нацеленностью на результат (на кандидата) и предельной актуальностью материалов.

Формируется газета необычайно просто: менеджер избирательной кампании определяет тематику предстоящего номера (например, женская тематика, молодежная, пенсионная, региональная, о занятости и т.п.), исходя из собственного видения ситуации и проектной цели на ближайшие несколько дней, тут же анонсируются важнейшие статьи и другие материалы (интервью, репортажи, обзоры), которые пишутся за один день, в тот же день редактируются, за одну ночь номер компонуется, корректируется и верстается, в течение нескольких часов газета печатается и затем в течение полутора суток доставляется избирателям.

Реально в Приморье под одним названием выходило три совершенно разных газеты - каждая в своем избирательном округе (две во Владивостоке и одна в Уссурийске).

Дизайну и качеству материалов уделяется особое внимание, что позволяет газете почти сразу успешно конкурировать с уже существующими СМИ. Например, популярность "Шлиссельбургского вестника" заставила выигравшего выборы мэра продолжать выпуск этой газеты и после выборов, "Горожанин" получил лестную оценку в приморском официозе (он был назван "тонкой западной политической технологией", что является высшей мерой поощрения в России), вышел за пределы своих округов и жадно расхватывался во всем городе.

Здесь характерен один эпизод. Завод "Уссурийский бальзам" проводил за десять дней до выборов и независимо от них коммерческую презентацию своих сильно алкогольных напитков в одном из лучших театров Владивостока. Автора, как представителя "Горожанина", пустили в это закрытое общество даже без пригласительного билета, собратья по перу и эфиру отнеслись с величайшим почтением, а устроители сделали достаточно дорогой презент - единственному из пишущей братии: и все это благодаря необычайно высокой репутации газеты-однодневки.

Столь же высок был рейтинг "Подмосковной среды", распространявшейся в основном среди депутатов областной думы, мэров и муниципальных работников подмосковных городов, в органах исполнительной власти.

Сюжетно газета примерно на три четверти отдана позитивным и конструктивным материалам, на одну четверть - полемике и критике конкурентов.

Общее требование ко всем подобного рода изданиям - обращение к образу читателя, несколько выше реального: лучше оказаться заумным и непонятным, чем нравоучительным и держащим читателей за дураков. Читателю гораздо приятней оставаться в легком недоумении, но чувствовать уважение к его интеллекту, чем ощущать себя явно умнее газеты, навязывающей своего кандидата.

Агитколлектив и социальная работа

Агитколлектив рекрутируется в студенческой среде или среди безработной молодежи. Нормально, если в избирательном округе (40 тысяч избирателей) работает около сотни агитаторов с минимальной текучестью кадров. Чем больше эта наемная армия, тем, как правило, ниже расценки. Работы распределяются на десятки - десятники несут ответственность за работу своих подчиненных, за что получают дополнительную плату. Важно, что агитатор работает практически ежедневно, без выходных, получает зарплату каждые пять дней и при малейшем нарушении технологической дисциплины изгоняется. Надо заметить, что вообще в России, в силу господствующей этической парадигмы, существует обратная пропорциональная зависимость между оплатой труда и трудовым прилежанием: чем меньше платят, тем лучше люди работают.

Большинство агитколлектива искренне болеет за своего кандидата, и это делает их работу весьма эффективной.

Начинается работа агитколлектива со сбора подписей, необходимых для утверждения избиркомами кандидатуры. В этот период происходит не только становление коллектива, но и выдвижение лидеров-десятников, а также утверждение порядка работы.

В функции агитколлектива входит также:

Уличное телевидение

Людям в ряде бытовых ситуаций свойственно жить вполоборота к публике и наблюдать производимый ими драматический эффект в зале (считая при этом людей своего окружения, родных и близких чем-то вроде работников сцены или даже декорациями).

На этой особенности социального поведения построено "уличное телевидение".

На шумном и толкучем месте устанавливается экран 2х3 метра (иногда просто используется белая стена), включается проектор и мощные динамики-усилители звука, загораются софиты.

Для привлечения публики крутятся видеоролики с популярными песнями, рассчитанными и на молодежь, и на взрослых (идеальны в этом отношении старые песни в исполнении нынешних рок-звезд).

Когда вокруг экрана собирается заметная толпа, ее "разогревают" записью предыдущего сеанса, смонтированной в динамичном темпе, без пауз и пустых мест. Это вызывает первую рефлексию - люди видят на экране себе подобных, задающих самые банальные вопросы, либо повторяющие самые банальные фразы из газет и телевизора. Хочется сказать нечто новое и умное, действительно наболевшее.

Ведущий, окруженный уже вполне разогретой и заинтересованной толпой, задает тему дискуссии. Например, кто заинтересован в срыве выборов. Слово предоставляется любому пожелавшему, и никто не ограничивает выступающего.

Взяв в руки микрофон, в упор с наведенной на него телекамерой, человек довольно быстро забывает о первой рефлексии и несет то, что только что слышал сам. Ораторского искусства редко хватает на пять минут, чаще через две минуты уже все сказано. При этом в ажиотаже собственного выступления большинство не видит себя на экране и говорит как бы в небо, обращаясь не к своим соседям, а к Богу или всему человечеству.

Наиболее упорные делают вторую и третью попытку прорваться сквозь собственные стереотипы и навязанные средствами массовой информации слова и мысли. Иногда это удается, но чаще попытки бесплодны.

А по толпе проходит волна второй рефлексии - что это мы все на космические темы и об отсутствии лампочки в подъезде?

Постепенно в круг общения втягиваются кандидаты или один кандидат. По мере накопления опыта в уличном телевидении они начинают действительный диалог с избирателями - и не о том, будет ли вода в бачке и каков будет курс рубля, если его выберут. Депутат начинает не столько разглагольствовать и краснобайствовать, сколько задавать вопросы, взыскующие к гражданским чувствам, правам и обязанностям, прежде всего к ценностным основаниям людей, вопросы, проблематизирующие публику и распредмечивающие ауру бытовых и политических неурядиц.

Резкие, динамичные, рубящие вопросы - на них невозможно ответить сразу и невозможно уклониться от ответа на них...

Обычный сеанс "уличного телевидения" состоит из трех раундов, перемежаемых музыкальными пятиминутными заставками. Молодежь танцует, а "старики" погружены в волну третьей рефлексии - в поиски ответов на заданные вопросы.

Четвертый слой рефлексии приходит лишь дома - а кто это задавал те вопросы, на которые невозможно ответить, но на которые надо отвечать? Так возникает необходимая мера доверия кандидату.

Обычно через один сеанс "уличного телевидения" проходят 100-200 избирателей, 90% из которых одобряют саму затею с "живой демократией". Около половины зрителей-участников потом отдают свои голоса за этого кандидата. Всего в предвыборной кампании проходит 10-20 таких сеансов, что приносит, следовательно, 500-1500 голосов, 10-30% необходимого для победы числа.

Социально-драматический шок

В отличие от "уличного телевидения", эта форма воздействия на электорат приводит к потере голосов. Тем не менее эти акции необходимы. Это - редкая возможность предоставить людям кривое зеркало их жизни, гипертрофированное изображение сути происходящего.

Во Владивостоке в качестве социально-драматического шока была использована акция фонда Мазоха по "беспредельному гуманизму".

На одной из центральных площадей города, под духовой оркестр, была разыграна бесплатная лотерея для всех желающих. В качестве призов выступали - хлеб, колбаса, водка и... гробы.

По иронии судьбы все гробы (самый дорогой - за две с половиной тысячи долларов!) выиграли молодые люди. Старухи возмущались: "Опять все молодежи! Нам гробы нужнее!"

Все то же "уличное телевидение" подробно записывало на камеру, как гробы уносились по мерзлому склону к машинам, как потом на бойком углу города молодые люди торговали выигранным гробом, как после неудачной торговли они повезли свой гроб домой, на трамвае. Тут же брались короткие интервью у гробовладельцев: "Что будете с ним делать? Зачем он вам?" Без тени усмешки люди отвечали, что "гроб есть не просит - пусть стоит", что "теперь предметы последней необходимости стали предметами первой необходимости", мол, "а что остается делать в этой жизни? Пора гробы заготавливать".

Приглашенные на эту акцию местные СМИ дружно не явились, никаких информационных последствий она не вызвала, и лишь публичное выступление по телевидению одного из кандидатов, прямо заявившего о своей инициативе в акции "беспредельного гуманизма" и прокрутившего ролик об этой акции, вызвало необходимый шок: люди увидели, что в их городе ничего не делается для жизни, но все - для вымирания.

Социально-драматический шок не придает кандидатам популярности, но позволяет им отделиться от социальной среды и дать ей беспощадную оценку: так удается избавиться от паразитарных настроений и ожиданий электората.

Уличные праздники

Немного голосов дают и уличные праздники - песни под гармошку, самодеятельные концерты, музыкальное и художественное оформление улиц, площадей и базарных толкучек.

Основная цель подобных перфомансов - вернуть людям утраченную давным-давно праздничную радость гражданства. Эта атмосфера праздника была навязана в эпоху Сталина, сразу после принятия "сталинской" (теперь "бухаринской") конституции 5 декабря 1936 года. До середины 60-х годов усиленно поддерживалась торжественная и праздничная атмосфера выборов. Позже, вплоть до конца 80-х годов, выборы превратились в нудную рутину с результатами, близкими к 100%.

Короткая волна демократизации привела к тому, что выборы превратились в акцию социального протеста и негодования, во взрыв негативизма и нигилизма.

После 1993 года ничего, кроме апатии, никакие выборы не вызывают. Для обеспечения явки необходимого меньшинства избирателей (25%) требуются либо скандалы, либо праздники, напоминающие людям старших возрастов о выборах в "старое доброе время", заполненное не только ГУЛАГом и массовыми расстрелами, но и маскарадом "жить стало лучше, жить стало веселее".

Имиджмейкерство

Речь идет не только о тщательной подготовке кандидата к встречам с избирателями и прессой (здесь уделяется много внимания одежде, прическе, манере говорить, речевым ошибкам и особенностям, жестикуляции), но и о более изощренной технике, которую можно было бы назвать "замещением образа".

В выборной кампании Инны Мангутовой (северный район Медведково, заселенный в основном технической и инженерной интеллигенцией) вся пропаганда строилась от лица и на цитатах литературного героя профессора Преображенского (Михаил Булгаков, "Собачье сердце"). Образ профессора, лихо боровшегося со Швондерами, Шариковыми и всей революционно-пролетарской нечистью, постепенно сливался с образом кандидата - представителя интеллектуальных "новых русских". Подобного рода замещение образа "реальным" для читающей публики булгаковским героем "нереального" и смутного образа бизнесвумен сделало кандидата легко узнаваемым и запоминаемым.

Рутинные методы и их преодоление

К рутинным методам, уже не вызывающим адекватных реакций электората, относятся:

Как правило, это не приносит никакого положительного эффекта и даже чаще вредит, чем помогает.

Социологические опросы (уличные, поквартирные или по телефону) и их публикация давно перестали быть носителями добросовестной и объективной информации. Их результаты заранее ангажированы и могут ввести в заблуждение только очень желающих быть обманутыми. Тем не менее эта рутинная работа ведется и с использованием больших людских и финансовых ресурсов, но только как пропаганда. Реально в сферу опросов попадает от трети до половины избирателей, что приносит одну-две сотни голосов, не более того.

Уличные плакаты - все менее информативны и все более образны - от текста требуется только небанальность, на фотографии, шрифты и композицию уделяется особое внимание - эстетические требования электората становятся решающими. Плотность "завешивания" города (домов, столбов, городского транспорта, заборов и т.п.), особенно в последние дни кампании, - демонстрация силы команды, нечто вроде оскала бабуина - вожака стаи. Особая команда "карателей" не только завешивает чужие плакаты, но и при возможности срывает их или портит.

Листовки (флайерсы), равно как и плакаты, выполняют скорее эстетическую роль и более похожи на пригласительные билеты в приличное заведение, чем политический документ. К этому виду продукции относятся и карманные календарики, телевизионные программки на текущую или предстоящую неделю. Особый вид листовок - юридические консультации населению о его правах как владельцев приватизированного жилья или о новых взаимоотношениях с местными органами власти и персоналом, обеспечивающим эксплуатацию жилья.

Выступления по радио, телевидению и в газетах по "разнарядке" - самая нелепая рутина. "Говорящие головы", заполняющие эфирное время, напряженно читающие свои тексты по бумажке, восторженные реплики сослуживцев и подчиненных о величайших человеческих достоинствах кандидатов, пространные интервью и бесконечные биографии (бесконечней только ложь этих рассказов о непрожитой никем и никогда жизни) - все это однообразно, утомляет и раздражает избирателей. В этом лучше либо не участвовать, либо участвовать, но взрывая ситуацию, например, рассказом о том, как перед жеребьевкой эфира и газетного пространства СМИ нагло торгуют дополнительными услугами (эфиром и местом в газете), доказывая полную неэффективность своей обязательной работы.

Мелкие подарки и подачки избирателям - баллон очищенной воды, полиэтиленовый тазик, бесплатные продукты с просроченной датой реализации, неликвидные залежи и товарные завалы - все это может иметь эффект только у самого придонного слоя избирателей. Так, например, популярна скупка голосов пьяниц за бутылку водки. Преодолевается эта рутина тем, что публично высмеивается. Голоса на осмеянии чужих подачек не зарабатываются, но зато эти голоса теряют конкуренты.

* * *

Два коротких практических вывода из всего здесь сказанного:

Политические выборы в России - своеобразная инъекция демократии во вполне тоталитарное и уже пованивающее государственное устройство. Когда наверху надоест эта процедура вливания и переливания, будет объявлено, что нам де нужны профессиональные политики, а не случайные люди, а потому теперь у нас будет предсказуемая демократия, самая демократичная в мире (см. конституцию Бухарина 1936 года).

Вложения в законодательство - федеральное и местное - наиболее безрисковые и перспективные инвестиции в России. Впрямую закон не купишь, но можно купить законодателя, не готового (мы - против коррупции), но как кандидата, что вполне легально и законно.


Содержание номера Архив Главная страница