Содержание номера Архив Главная страница


Рафаил КАШЛИНСКИЙ (Балтимор)

Еврейский Его Величества Государя Императора полк

В 1989 году я впервые попал за границу - в Болгарию. Любуясь старинными, прекрасно ухоженными улицами и площадями болгарских городов, я обратил внимание на то, что многие из них носят имя русского царя Александра II. Зная, что именно во время царствования этого монарха русские войска освободили Болгарию от ужасов турецкого ига, все-таки было странно так часто видеть царское имя в тогда еще Народной Республике Болгарии, продолжавшей по инерции "строить социализм".

Находясь в НРБ, я собирал информацию о памятниках и документах, связанных с русско-турецкой войной 1877-78 годов. И вот однажды старик-болгарин из древнего города Пловдива сказал мне:

- А вы знаете, нас ведь тогда освободили еврейские войска!

Я не поверил своим ушам, но старик продолжал настаивать на своем.

Постепенно я почти забыл об этом. И вот уже в Балтиморе, читая книгу выдающегося израильского государственного деятеля и ученого, многолетнего министра иностранных дел Израиля Аббы Эбана "Heritage: Civilization and the Jews", понял, что старик-болгарин рассказал мне подлинную историю освобождения Пловдива, сколь бы фантастически неправдоподобной она мне тогда не казалась.

Рассказ из книги Аббы Эбана я сумел дополнить из других источников, и история обрела стройный вид. Началась она во времена царя Николая I, проводившего жесткую антиеврейскую политику. Это была политика геноцида против еврейского населения России, которое в то время насчитывало около двух миллионов человек. Было решено забирать еврейских мальчиков у родителей, начиная с 12 лет, и подготавливать их к военной службе, продолжительность которой в то время была 25 лет, в особых кантонистских школах под надзором ретивых армейских унтер-офицеров. Власти считали, что посредством полного отрыва от еврейской среды они принудят детей к крещению.

Дети в условиях солдатской казармы вели полуголодное существование, терпели притеснения и издевательства. Их всеми способами принуждали креститься. Многие кончали жизнь самоубийством. Другие гибли от болезней. Выживали и оставались верными своей религии самые стойкие, самые упорные и сильные.

Но вот на российский престол вступает Александр II. По своему государственному уму и масштабу демократических преобразований он не имел себе равных в русской истории. Человек, освободивший от крепостной зависимости, а по существу, от самого гнусного рабства, 40 млн. человек, создавший систему местного самоуправления и внедривший суд присяжных в русскую судебную систему, - это был государь, пользовавшийся любовью всех, кроме самых косных консерваторов и нигилистов-революционеров.

На второй год своего правления Александр II отменяет принудительные наборы в школу кантонистов и приказывает закрывать их по мере производства последних выпусков. Знакомясь накануне русско-турецкой войны с дислокацией русских войск, царь поинтересовался судьбой бывших кантонистов. Так царь узнал, что некоторые из них, несмотря на все принуждения, остались верными своей религии - иудаизму. Пораженный такой стойкостью еврейских юношей император сказал по этому поводу: "Те, кто были так стойки в своей вере, будут так же верны своему государю!"

Царь принимает поразившее всех его приближенных решение - создать из бывших кантонистов, сохранивших свою веру, особый еврейский полк.

Один из придворных живописцев запечатлел момент построения этого полка в день завершения его формирования и получения от императора полкового знамени.

Экспозиция этой картины такова: на плацу на коне император Александр II со своей свитой, перед ним полк, уже получивший свое полковое знамя (оно развевается в центре построенного полка); позади строя полка его орудия, готовые произвести торжественный салют; слева видна полковая синагога, где идет подготовка к торжественному богослужению; вдали виден мост, по которому полк пойдет в бой с турками освобождать болгар от турецкого ига.

Полк во время русско-турецкой войны храбро сражался. Его солдаты и офицеры (тоже евреи) получили много боевых отличий. Военным врачом в этом полку служил Леон Пинскер, ставший позднее видным деятелем сионистского движения в России. Пинскер получил орден за оказание медицинской помощи раненым под огнем неприятеля.

Послевоенная судьба полка неизвестна, но во время царствования лютого юдофоба Александра III полк сохраниться как боевая единица никак не мог. Очевидно, он был тихо расформирован после окончания русско-турецкой войны.


Содержание номера Архив Главная страница