Содержание номера Архив Главная страница


Ян ТОРЧИНСКИЙ

ПРО ЛЮБОВЬ

				        М.Т.
Прощай, прощай! Дорога далека.
И пульс тревожно бьется у виска.
Выстукивает точки и тире
Прозрачной волосинкой в серебре.

Пора, пора! Минуты коротки.
А над перроном мечутся гудки.
Ползет поземка снежная, дымясь,
И оседает, втоптанная в грязь.

Прощай, прощай! Прости меня, прости,
Что нас разносят хитрые пути.
За то, что уезжаю насовсем
От всех забот, вопросов и проблем.

Прощай! Скажи на память что-нибудь...
Красивой будь, счастливой тоже будь.
Любимой будь, неважно, что чужой -
Перетерплю, привыкну, сам большой.

И ты еще за то меня прости,
Что не сумел сдержать тебя в горсти.
Хоть сделал все, чтоб не смогла сбежать,
А все равно не смог тебя сдержать.

И было видеть мне невмоготу,
Что ты зачем-то рвешься в высоту.
И не сказать: Не уходи! Не смей!
Совсем останься. Стань совсем моей.

Ведь мне тебя ничем не заменить,
Не выдумать, не сделать, не приснить,
Не объяснить, не рассказать другой,
Какой она нужна мне... А какой?

Такой, как ты! Но ты еще со мной.
Мы связаны тревогою одной.
Одной бедой. Незнанием одним...
Что делать, никого не обвиним.

Что делать? Все на свете впереди.
А ты уже уходишь? Уходи...
Все хорошо. Все будет хорошо.
Скорей бы только поезд отошел.
Скорей бы кончить все и вновь начать...

Скорее бы все это промолчать. 


		* * *

Провода протянулись неровно и косо.
И с размаху летит тишина под колеса.

И проходит состав, голубой и зеленый.
В нетерпении толкают друг друга вагоны,

Будто к сроку хотят и, что смогут, не верят.
Я стою возле настежь распахнутой двери.

Ветер теплой волной налетает с разгона,
Словно хочет втолкнуть в середину вагона.

Он ложится на грудь и хватает за плечи.
А мне хочется выпрыгнуть ветру навстречу

В придорожный слой гравия, черный и тонкий,
И бежать с моим поездом наперегонки.

Чтобы вровень со мной отдувался устало
Паровоз, волочащий махину состава,

И сердито гудел, уходя от погони:
- Ни за что не дого-о-о... Ни за что не догонишь!

Чтоб его обогнать перед самым вокзалом,
Где стоишь ты и ждешь, как ни в чем не бывало.

Ты не знаешь, что я пробежал полдороги,
Что о рельсы и шпалы разбил себе ноги,

И люблю тебя так, что терпения нету
Проваляться на полке, пока не приеду,

И смотреть на пейзажи, открывши окошко,
Мне хотелось быстрее, хотя бы немножко.

Потому и бежал полдороги к тебе я.
На минуту скорее, а все же скорее.

А пока - провода, уходящие косо.
А пока - тишина, что летит под колеса.

И вагоны, не верящие почeму-то,
Что успеют они в срок пройти по маршруту...



                            * * *

Всегда и всюду - наяву, во сне - 
твоя рука протянута ко мне.
И, кажется, наперекор судьбе
моя рука протянута к тебе.
Стоим друг против друга
я и ты,
а между нами - метр пустоты.
И пустота труднее и сильней,
чем расстоянья в сотни верст и дней,
чем все, что и сбылось и не сбылось,
всего того,
что испытать пришлось.
О, сколько злого
в этой пустоте.
Не скажешь слова
в этой пустоте.
Как будто в заколдованном кругу,
не закричишь:
- Я больше не могу!
И не услышишь слова твоего,
и даже не увидишь ничего - 
не разглядишь знакомые черты
сквозь пустяковый метр пустоты.
А до тебя каких-то два шага.
И каждая минута дорога.
И нужно поспешить.
А как спешить?
И надо бы решить.
А что решить?
Она без края - 
эта пустота.
Она пустая - 
эта пустота.
Она свинцово
давит на виски.
И снова - 
две протянутых руки.
В молчании раскрывшиеся рты.
И метр
           непроходимой
                                    пустоты.



		* * *

Ты в мой дом иногда приходишь
и кладешь мне руки на плечи.
Ты в мой дом иногда приходишь, 
когда я сюда возвращаюсь,
убивши где-нибудь вечер.
Ты ко мне иногда приходишь
с каждым разом все больше чужая...
	Ты приходишь реже и реже
	и уходишь чаще и чаще.
	Ты приходишь, как будто в шутку,
	а уходишь по-настоящему.
	Ты идешь по ночному городу
	улицами сквозными и голыми.
	И шаги твои четки, как четки.
	И под ноги тебе ложатся
	оков желтые щепки,
	редкие щелки...
	А ты их переступаешь,
	ты проходишь их стороною.
	Может, ты сейчас вспоминаешь,
	что когда-то здесь шла со мною.
        Я не вижу, не слышу - я верю,
	я знаю и чувствую это.
              Я стою часовым у двери
              и могу стоять до рассвета.
              А зачем? Все равно, пусть рано.
              Не придешь. Наверное. Твердо.
	               Поднимаюсь к себе на четвертый
	               и ищу ключи по карманам.
	               И поднявшись к себе на четвертый,
	               долго слушаю на четвертом,
	               долго слушаю снова и снова:
	               вдруг внизу шаги или слово...
		      Что? Я  болен? Может быть. К черту!
		       Я назавтра проснусь здоровым.
Ты ко мне иногда приходишь.
Ты ко мне иногда приходишь.
	Ты
	        ко мне
		         иногда
			           приходишь...

Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница