Содержание номера Архив Главная страница


Станислав ЛЕВЧЕНКО

"ОРГАНИЗОВАННЫЕ ПРЕСТУПНИКИ?" ЧТО ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ ИМ ГОТОВИТ?

Вечером 21 марта по одному из сан-францисских телеканалов было объявлено: сотрудники ФБР и нескольких других федеральных агентств, а также офицеры калифорнийских правоохранительных ведомств провели обыски и наложили арест на оборудование нескольких компаний, принадлежащих иммигрантам из бывшего Советского Союза. Одновременно такая же операция была проведена в Лос-Анджелесе.

На следующий день в газете "Сан-Франциско кроникл" была опубликована более подробная информация. Ссылаясь на интервью с представительницей Федерального комитета по борьбе с организованной преступностью Барбарой Солано, сотрудником офиса генерального прокурора Калифорнии Томасом Тиммерманом и пресс-секретарем сан-францисского отделения ФБР Джорджем Гротцем, репортер сообщил: обыск проведен в одиннадцати сан-францисских компаниях, включая клиническую лабораторию на Пост-стрит, пользующимся популярностью среди иммигрантов ювелирном магазине и аптеке. Кроме того, федеральные агенты вскрыли ящики с товарами и оборудованием, поступившие в адрес этих фирм и хранившиеся на складе компании UPS.

Владельцев ряда "русских" бизнесов подозревают в том, что они мошенническими способами получали деньги из программ Медикэр и Медикэл, предъявляя к оплате фальшивые счета. Потом эти деньги отмывались через дочерние компании. Федералы полагают, что в данном случае речь идет не об отдельных "независимых" мошенниках, а о членах "организованной преступной группировки", то есть "русской" мафии. Хотя американские оперативники имели положенные в таких случаях ордеры на обыск, официальных обвинений пока никому не было предъявлено. Поэтому имена компаний и бизнесменов репортерам не назвали.

На днях мне позвонила дама, имевшая несчастье оказаться в обысканной, а потом и опечатанной клинической лаборатории. Она долго не могла прийти в себя от испуга. Собравшись с мыслями, дама поделилась своими довольно драматическими впечатлениями:

"Я пришла в лабораторию утром, чтобы сдать анализ. Сижу в очереди на прием. Вдруг дверь в офис открывается, и в нее один за другим проходят человек пятнадцать, мужчины и две-три женщины. Показали свои удостоверения и значки и объявили, что действуют от имени ФБР, Федерального налогового управления, Службы иммиграции и натурализации, Таможенного управления и отдела по борьбе с мошенническими операциями, связанными с Медикэр и Медикэл.

У всех ожидавших приема - большинство их были людьми пожилого возраста - от неожиданности перехватило дыхание. Одна дама - федеральный агент - подошла к секретарше и попросила ее подписать какой-то следственный документ. Я давно живу в Америке и знакома со здешним законодательством. Поэтому я подошла к следователю и спросила, почему она просит молоденькую секретаршу поставить подпись под юридическим документом, ведь в таких случаях положено иметь адвоката. "Федералка" не стала спорить. В это время ее коллега, свободно говорящий по-русски, инструктировал перепуганных пациентов-иммигрантов: во время обыска им запрещается расхаживать по офису, выходить на улицу. Был даже закрыт доступ в туалет. Последнее требование взволнованным пожилым людям, попавшим в, мягко говоря, необычную ситуацию, выполнить было трудно, тем более, что обыск продолжался более двух часов".

Моя знакомая сжалилась над почти не говорящими по-английски пациентами и взяла на себя роль добровольной переводчицы. Почти всех ее новых подопечных подвергли вежливому допросу. Федеральных агентов прежде всего интересовало: регулярно ли они посещали лабораторию, от каких врачей получили направления и... платила ли им лаборатория взятки. За исключением неукоснительного соблюдения строгого эмбарго на упомянутый туалет, все члены небольшой толпы следователей вели себя подчеркнуто корректно.

Похоже, следствие обещает быть многоплановым. "Копать", судя по всему, будут глубоко. Как водится в таких сенсанционных случаях, в тот же день по нашим иммигрантским кварталам, квартирам и скверам, где ветераны войны и труда сражаются в шахматы и шашки, начали гулять самые невероятные слухи, один страшнее и оригинальнее другого. Пока привести их к общему знаменателю не могу: хотя мне известны названия магазинов и офисов, в которых были проведены обыски и опечатаны компьютеры с их драгоценной для следователей памятью, публиковать их сейчас, по понятным причинам, было бы неэтично. Во всяком случае - до предъявления врачам и бизнесменам официальных обвинений. "Размотка" таких дел обычно длится месяцы. Поэтому слухам лучше не верить.

С другой стороны, считаю уместным поделиться с читателями своими размышлениями о возможных последствиях разоблачения "русских" мафиози.

Как известно, года три назад в Конгрессе США состоялось специальное слушание о российской организованной преступности. С тех пор, с легкой руки конгрессменов, термин "русская мафия" был взят на вооружение американскими журналистами. У обывателей она, естественно, ассоциируется с итальянскими гангстерами, хотя российские "коллеги" последних гораздо опаснее, страшнее, лучше организованы и ворочают огромными средствами.

После слушания трое агентов ФБР получили постоянную прописку в посольстве США в Москве. В прошлом году директор ФБР Луис Фри посетил Россию с официальным визитом. В нескольких федеральных ведомствах теперь существуют специальные отделы и секторы, сотрудники которых владеют русским языком и расследуют преступления, совершенные преступниками - выходцами из бывшего СССР. Ведется большая превентивная работа. Такая боевая готовность правоохранительных органов, на мой взгляд, заслуживает всяческого одобрения: российская мафия не только смертельно опасна, она может загубить ростки в муках рождающейся демократии, отрицательно влияет на состояние российской экономики. От запросто разъезжающих по всему свету бандитов-россиян стонут в Европе, Азии, Латинской Америке, даже в Африке. Дело борьбы с ними становится первоочередной задачей правительств ряда стран. Остается только пожелать американским детективам и судьям успехов на этом поприще.

Но есть и настораживающие тенденции. Все чаще в американской прессе появляются сенсационные статьи о "русской" мафии, авторами которых являются неквалифицированные люди. К сожалению, русскоязычные журналисты порой следуют по стопам американских коллег. Искусственно раздутое дело Иванькова давно вызывает у меня аллергическую реакцию. Сколько можно писать о человеке, вполне законно приговоренном американским судом к достаточно длительному сроку тюремного заключения за совершенные преступления? А ведь его изображают чуть ли не героем. Один журналист носит передачи в тюрьму другому мафиози и хвастается об этом в своих статьях. Еще один опубликовал книгу о том же Иванькове. Разве нельзя хоть на время отвлечься от бульварной пропаганды и для разнообразия попытаться писать о других проблемах, интересующих читателей больше, чем описание штанов, в которые одеты защитники, или сексуально привлекательных фигур женщин-юристов?

Пристрастия к сенсационности не смогли избежать и некоторые американские правоохранители.

Года полтора назад Генеральный прокурор Калифорнии Дэн Лунгрэн опубликовал 35-страничный доклад-исследование о "русской мафии". В нем много чего есть, даже снимки изборожденных татуировками спин бандитов. Но конкретики мало. А если она и есть, то порой "притянута за уши". В частности, утверждается, что в Сан-Франциско орудуют несколько сот мафиози. Но почему-то пока не было ни одного суда над ними. В интервью с фэбээровцами и полицейскими, которые я взял в прошлом году, они ясно дали понять: цифра, бесспорно, преувеличена.

Сейчас Генпрокурор Лунгрэн уже ведет избирательную кампанию, планируя баллотироваться от Республиканской партии на пост губернатора Калифорнии. По почти единодушному мнению обозревателей, кандидат склонен к саморекламе, обожает положительные отклики в газетах. Порой преувеличивает свои подвиги на ниве борьбы с преступностью. Остается надеяться, что следствие по делу упомянутых в начале статьи "русских" бизнесов не будет вестись наспех, что следователи объективно разберутся в том, с кем имеют дело - обычными мошенниками или членами мафиозной группировки. Впрочем, людей этих, повторяю, пока ни в чем не обвинили.

Излишняя склонность к рекламе может отрицательно сказаться на отношении обывателей к русским иммигрантам. На нас и так порой смотрят косо. К сожалению, на то есть объективные причины: не все наши бывшие соотечественники строят свое благосостояние честными способами. Нередко мошенники помогают получить "пенсию" или другие, пусть скромные, бенефиты за взятки или обманным путем. Но ведь тем же занимаются и жулики-китайцы, мексиканцы, и "коренные" американцы. Мы ничем не хуже и не лучше других... Пора покончить с отрыжками "холодной войны".


Содержание номера Архив Главная страница