Содержание номера Архив Главная страница


Александр СИРОТИН (Нью-Йорк)

ПОСЛЕ СИМПОЗИУМА В ГАРВАРДЕ

Американо-российский инвестиционный симпозиум, организованный Гарвардским университетом и призванный вовлечь в экономику России крупных американских институционных и индивидуальных инвесторов, по одним оценкам оказался менее результативным, чем ожидалось, по другим - вполне выполнил свою задачу, в которую практические результаты и не входили.

* * *

Начну с того, что цель симпозиума даже члены его организационного комитета понимали по-разному. Первым в списке оргкомитета значился председатель совета директоров Уралмаша Каха Бендукидзе.

- Я считаю, что, конечно, конференция неправильно называется "инвестиционной", потому что она никакого отношения к инвестициям не имеет в прямом смысле. Эта конференция, скорее, для того, чтобы показать западным политическим и деловым людям, что у нас есть человеческое лицо.

Вторым по алфавиту в списке членов оргкомитета значился Борис Березовский, профессор, член-корреспондент Российской Академии наук, советник главы президентской администрации.

- Что касается этой конференции, этих встреч, то мне кажется, они мало чем отличаются от подобных вполне полезных мероприятий, когда появляется возможность на персональном уровне обсудить то, что иным образом сделать невозможно. Если говорить, выгодно ли вкладывать деньги в Россию, то совершенно очевидно - за год огромный прогресс, огромные новые возможности для капитала в России - и для национального российского, и для иностранного. И при этом совершенно очевидно, что уровни риска, которые были в прошлом году различны для иностранного капитала и для национального... и сегодня остаются различными, но дистанция между ними сильно сократилась, что, безусловно, гарантирует больший приток иностранного капитала в Россию.

Представитель американской компании "Pratt & Whitney", известной своими авиадвигателями, Томас Хаек, директор основных инвестиционных программ компании в России:

- Этот форум предоставил мне лично возможность встретить, скорее, старых знакомых, чем завести новые связи. На прошлогоднем симпозиуме российская сторона жаловалась, что слишком мало западного капитала идет в Россию и что этот капитал жизненно необходим. А американцы жаловались, что условия для инвестирования в России неблагоприятны. В этом году, по сути, жалобы те же, но их тон слегка изменился. Видимо, ситуация в России стала несколько иной. И инвесторы отмечают некоторый прогресс. К тому же представители и российского правительства, и российского бизнеса уже не только жалуются на проблемы и трудности, но говорят о реальных мерах по улучшению климата для иностранных капиталовложений, в частности, о налоговой реформе. А на 3-м симпозиуме в будущем году я надеюсь услышать уже примеры того, как американские инвесторы стали получать реальный доход на вложенный в России капитал. И это станет лучшим стимулом для новых инвестиций. Конечно, уже сейчас есть примеры успеха, но их очень мало. Должно быть больше. Но с инвестициями, я считаю, медлить уже не стоит. Чтобы не опоздать.

Григорий Томчин, президент Всероссийской ассоциации приватизированных и частных предприятий, тоже член оргкомитета, считает, что главная польза симпозиумов, подобных гарвардскому, в их периодичности, ежегодной повторяемости.

Российские бизнесмены, участвовавшие в этом форуме второй раз, продолжили деловые контакты, возникшие в прошлом году и, как говорят, уже добились каких-то результатов, тогда как "новички" ожидали гораздо большего.

Валерий Передеро из администрации Кузбасса сказал, что уже едет на деловую встречу, которая, как он надеется, принесет региону деньги. Речь пойдет об инвестициях в добычу угля, в химическое производство, в металлургию. Но вообще о практических результатах всего симпозиума, сказал Передеро, можно будет судить по итоговому документу, если таковой будет.

Дмитрий Зубер, возглавляющий санкт-петербургское акционерное общество ВИНИТИ (бывший Всесоюзный научно-исследовательский технологический институт при Mинистерстве оборонной промышленности), впервые принимает участие в симпозиуме. Он, как и представитель Кузбасса, тоже надеется на итоговый документ, который может быть разъяснит, каковы практические результаты. Пока же он разочарован. Он привез ряд предложений, в частности, проект экологически чистой переработки мусора. Но проектом никто не заинтересовался.

- Получилось, что идет разговор. А результатом этого разговора, как я понимаю, ничего не будет, потому что я задавал прямой вопрос, будет ли какой-то документ этого симпозиума, то есть выводы, которые были бы чем-то подкреплены. Таких разговоров можно устраивать много и собрать 300 человек россиян, привезти их так далеко через океан, я уже не говорю о тех затратах, которые мы производим ради того, чтобы, приехав сюда, получить какой-то результат, который должен быть важен для обеих стран. Ведь американские бизнесмены явно хотят прийти на российский рынок, но в то же время боятся. А тут все звучало, как отчет. Но только перед кем?

Действительно, американская сторона была представлена на симпозиуме гораздо слабее российской. Если Россию представляли вице-премьер и министр экономики Уринсон (он возглавлял делегацию), заместитель главы администрации президента России Митин, президенты республик-субъектов Федерации, губернаторы и вице-губернаторы областей и такие крупнейшие российские бизнесмены, как Березовский, Ходорковский, Бендукидзе, то в американской команде влиятельных представителей администрации вообще не было. Не явились заявленные в программе симпозиума замминистра финансов США Лоренс Саммерс и замдиректора Международного Валютного Фонда Стенли Фишер (они прислали тексты своих выступлений). Не было среди участников симпозиума и наиболее крупных гарвардских специалистов по российской экономике. А вот корпоративная Америка была представлена довольно солидно, если говорить о банках, инвестиционных фондах и фирмах, но представлена в основном шефами своих московских бюро. Представительство сторон неадекватно, потому что и желания сторон неадекватны. Американцы не спешат вкладывать свои деньги в России, а Россия, как сказал Яков Уринсон, придает "первостепенное значение развитию инвестиционного сотрудничества":

- Сегодня, если оценивать мировой рынок инвестиций где-то в 300-350 миллиардов долларов, России принадлежит в нем не более 2%. Это не соответствует потенциальным возможностям российской экономки, ее природному, ее интеллектуальному потенциалу, потенциалу квалифицированной рабочей силы.

Американская сторона, американский деловой мир, обладая колоссальным инвестиционным капиталом, продолжает относиться к российскому рынку как к одному из наиболее рискованных. Финансово-экономический кризис в Восточной и Юго-Восточной Азии заставил многих американских инвесторов пересмотреть и свои планы относительно России. Об этом сказал гарвардский профессор Ричард Пайпс:

- Положение инвестиций в России очень неустойчивое, например, пугает налогообложение, кроме того, отпугивает и кризис в странах Восточной и Юго-Восточной Азии. Американцы сейчас предпочитают вкладывать деньги в Америке или в Европе, а не в России или в странах Азии.

Известный международный финансист Джордж Сорос по поводу влияния ситуации в Юго-Восточной Азии на Россию заявил:

- Я ездил по России в октябре прошлого года, был в Екатеринбурге, в Казани, и тогда многие регионы брали займы по 500 миллионов долларов, что на 200-300 пунктов выше их возможности возврата. Но... не долго музыка играла: кризис, начавшийся в Таиланде, докатился и до России. Вирус пришел через южнокорейские банки, которые слишком щедро раздавали кредиты и поплатились за это. Российский финансовый рынок был подвергнут серьезному испытанию. Но выдержал экзамен.

И Сорос, и другие участники симпозиума отмечали, что кризис не распространился на Россию благодаря умелым действиям российского Центрального Банка. В частности, повышением банковского процента удалось защитить рубль, и начавшийся ранее отток капитала из России прекратился с середины декабря. Больше того, деньги стали возвращаться.

На американо-российском симпозиуме в Гарварде выступления россиян сводились к объяснению - почему американцам надо вкладывать деньги в Россию, а выступления американцев к объяснению - на каких условиях они готовы это делать. Говорилось о необходимости провести налоговую реформу, создать компетентные институты по сбору налогов и по контролю за государственными расходами.

Речь шла также об ускорении проведения земельной реформы, о разработке правовых механизмов банкротств, о введении западной системы кредитования недвижимости и банковского финансирования частного сектора, о более эффективных формах борьбы с коррупцией во властных структурах, о снятии барьеров на пути иностранных инвестиций и о более широком участии иностранцев в приватизационных аукционах. Об этом говорил в своей речи и Джордж Сорос.

Отвечая на вопросы, он сказал, что сам не намерен участвовать в предстоящих аукционах по акциям компаний Роснефть, и Связьинвест.

Министр экономики России Яков Уринсон считает, что такие симпозиумы, как гарвардский, и симпозиумы, проведенные ранее в Москве и в Испании, помогают знакомить западных инвесторов с реальной ситуацией в России. Уринсон заявил, что объем прямых иностранных инвестиций в России вырос в прошлом году на 70%. Сейчас он составляет около 3 миллиардов долларов. Но это очень мало. Инвестиционная емкость российского рынка, по словам Уринсона, реально может составлять не менее 10 миллиардов долларов в год.

- Можно ли рассчитывать на то, что иностранцы будут вкладывать свои деньги в российскую экономику, если сами россияне продолжают переводить рубли в доллары и стараются вкладывать их за границей?

- Ну, в Штатах тоже и вкладывают, и вывозят... Во всем мире так. Но в 1997 году, по всем оценкам, не только российским, но и зарубежным, вывоз из России капитала был впервые несколько меньше, чем ввоз капитала в Россию.

Хотя одни участники симпозиума в Гарварде утверждали, что им не удалось добиться никаких практических результатов, а другие - что участвовали в важных частных переговорах, видимым результатом было то, что мэр Москвы Лужков на глазах у всех собравшихся торжественно подписал с Гарвардским университетом, банком "Бостон" и компаниями "Фенни Мей" и "Дэй, Берри анд Ховард" договор, направленный на создание в Москве ипотечного рынка по западному образцу. Например, в Америке каждый кредитоспособный гражданин может получить в банке под процент ипотечную ссуду на покупку квартиры, дома, дачи, участка земли и прочей недвижимости. При этом существует масса разных условий. Например, ссуду можно взять под фиксированный процент или под плавающий, то есть привязанный к положению на финансовом рынке. Можно взять ссуду на 15, 20 или 30 лет под 8%. Можно дать первый внос в размере 10% или более от стоимости покупки. Скажем, квартира стоит 100 тысяч долларов. Сегодня достаточно внести за квартиру 5% (то есть 5 тыс. долларов), и банк внесет за покупателя остальные 95 тысяч. А покупатель подписывает обязательство выплатить банковскую ссуду в течение, скажем, 30 лет. В этом случае месячная выплата банку составит, примерно 700 долларов. Но если кредитная история покупателя вызывает у банка сомнения, то покупатель может внести более 25% стоимости квартиры, и тогда банк предоставит ипотечную ссуду без проверки дохода. Потому что банк предполагает, что если покупатель перестанет выплачивать долг, банк заберет квартиру и уж за 75% стоимости сможет ее продать. Естественно, прежде чем предоставить ссуду, банк тщательно определяет рыночную стоимость квартиры.

Американская сторона обещала Москве разработать необходимые юридические и финансовые аспекты, необходимые для успешного функционирования ипотечного рынка в Москве, что позволит развернуть в городе строительство частного жилья и его продажу.

Вот что сказал в заключение своей речи мэр Москвы Юрий Лужков:

- Сейчас мы говорим о том, что следующий этап должен стать нашим вхождением в цивилизованную, принятую в мировой практике систему привлечения денег населения к собственному строительству жилья в крупных городах, то есть к собственному участию в строительстве квартир в многоэтажных домах. Я говорю в предельно упрощенном виде. Мы хотим развить ипотеку. Это самое сложное дело из тех, которые мы решали. Почему? В Москве и в России сегодня завершается этап - он продлится еще пару-троечку лет - стремления всех тех, кто имеет деньги, к использованию их в режиме коротких денег с короткими процентами. Ничего не сделаешь с этим. Каждый хочет заработать. А когда мы говорим о привлечении денег населения, то население можно побудить к тому, чтобы оно вносило деньги, только если обеспечена будет рассрочка на 10-15-20 лет платежей под маленький процент, процент, который народ воспринимает, как справедливый. Когда мы взаимодействуем с нашими банковскими системами, они сегодня еще не готовы формировать базисные фонды для ипотечных денег для того, чтобы получать в будущем хорошие дивиденды. Они говорят: "Мы сейчас хотим зарабатывать". Ну, Бог с ними, они провалятся быстрее, чем наступит для них эра высоких заработков, потому что сегодня тенденция в банковско-финансовой системе России все равно - к снижению уровня кредитных ставок. Я заканчиваю свою речь тем, что хочу еще раз подчеркнуть: приходите к нам, вы всегда будете желанными партнерами и никогда не будете в проигрыше. Не придете? Мы не будем плакать. Не будем страдать. Просто мы чуть-чуть дольше будем реализовывать наши программы. Но при этом только мы сами получим большие дивиденды от этих вложений.

Во время любого крупного форума могут произойти курьезы и инциденты. Было это и на Гарвардском симпозиуме.

Некая очень важная мисс, ответственная за вход в зал, не пустила забывшего в номере гостиницы свой пропуск президента республики Якутия-Саха Михаила Николаева. Президент скромно отошел в сторону, а один из оказавшихся рядом гостей на хорошем английском сказал даме, что человек, которого она не пропустила, может на алмазы и золото своей республики купить весь Гарвардский университет вместе с Бостоном и его банками.

Во время заключительных речей возле конференц-зала вдруг появилась странная группа американцев с маленькими детьми. Они развернули желтый плакат, на котором было выведено по-русски с ошибками: "Спасибо zа наших детей". Прибежали швейцары и выпроводили демонстрантов. Я подошел к ним. Оказалось, они вовсе не демонстранты. Они - жители Бостона, взявшие на воспитание сирот из российских детских домов - пришли поблагодарить россиян за то, что им позволили привезти в Америку детей. 2-летнюю Жанну из московского детского дома номер 13 удочерила Гейл Перлстайн. Она объяснила мне, что хотела взять на воспитание ребенка из России или Украины, так как ее родители родом из Одессы. У другой семьи - Паркеров - двое своих детей - Сэм, 13 лет, и Джонатан, 9 лет. А теперь в семье еще двое - 5-летняя Люда и 4-летняя Тамара. Они из Улан-Удэ.

Если не считать этих, так сказать, "инцидентов" и курьезов, а также того, что американские средства массовой информации, кроме местных, бостонских, не обратили на это событие особого внимания, ежегодный Гарвардский американо-российский инвестиционный симпозиум прошел удачно. В нем приняли участие около 500 человек (300 россиян и 200 американцев).

Как говорили некоторые участники, суть большинства российских выступлений сводилась к мысли: "Еще не хорошо, но хорошо, что не хуже".

А суть американских: "Подождем, пока станет лучше".

Прощаясь, участники говорили друг другу: "В будущем году в Гарварде".


Содержание номера Архив Главная страница