Содержание номера Архив Главная страница


Борис РАБИНЕР (Нью-Йорк)

ПОБЕДА В ПУСТЫНЕ: СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД

Oбоевых действиях на северо-африканском театре военных действий в 1940-43 годах русскоязычная иммиграция знает мало, а их представления о ходе и исходе сражений на этом театре военных действий (ТВД) не только неполны, но и в значительной степени искажены советской историографией, преподносившей их как третьестепенные, незначительные, не оказавшие сколько-нибудь заметного влияния на результаты Второй мировой войны.

В разные периоды здесь было задействовано от 500 тыс. до 1 млн. солдат со значительным количеством авиации, почти всем итальянским флотом и большими силами английского флота. Но при этом масштабы сражения в Северной Африке не могут идти ни в какое сравнение с тем, что происходило на главном - советско-германском - фронте.

Когда советские руководители пришли в себя после страшных поражений начального периода войны, то даже позволяли себе иронизировать по поводу успехов англичан в Северной Африке.

У.Черчилль в своих мемуарах вспоминает о том, что после окончания битвы на Волге он получил из Москвы фильм об этом сражении и, в свою очередь, послал фильм "Победа в пустыне", на который получил от Сталина довольно язвительный ответ: "Фильм прекрасно изображает, как Англия ведет бои, и метко разоблачает тех подлецов - они имеются и в нашей стране (он, несомненно, имел в виду, в первую очередь, себя. - Б. Р.), - которые утверждают, что Англия будто бы не воюет, а только наблюдает за войной со стороны". И, конечно же, в советских исследованиях по Второй мировой войне, нет ни слова о мужестве английских, индийских, новозеландских, южноафриканских, французских (из "Свободной Франции" генерала де Голля) солдат и офицеров, о героях-летчиках и моряках, о защитниках Мальты, Тобрука и Эль-Аламейны, о командующих Александере и Монтгомери, Уэйвелле и Каннингхэйме, успешно противостоявших Роммелю, Кессельрингу и другим нацистским генералам...

К началу Второй мировой войны Африка оставалась колониальным континентом, в северной части которого господствовали Англия, Франция и Италия.

10 июня 1940 года Италия вступила в войну и, воспользовавшись поражением Франции и тяжелейшей обстановкой в Англии, с часу на час ожидавшей вражеского вторжения, захватила британскую Восточную Африку. Однако очень быстро, несмотря на многократное превосходство в силах, итальянские войска были остановлены, а затем разбиты и капитулировали в начале 1941 года во главе со своим главнокомандующим герцогом Аоста.

В конце 1940 года британские войска перешли в наступление против, как пишет американский историк П.Джонсон: "...слабого и неуклюжего союзника Гитлера - Муссолини" - и, по сути, завершили разрушение его хилой колониальной империи. С 9 ноября 1940 года по 7 февраля 1941 года они уничтожили 8 дивизий противника, захватили 1330 тыс. пленных, 1300 орудий и 470 танков.

Воевали итальянцы плохо - и вовсе не в силу отсутствия храбрости, а из-за нежелания умирать вдали от родины во имя честолюбивых желаний своего "дуче" превратить Средиземное море "во внутреннее итальянское озеро."

Итальянская армия терпела поражение за поражением, пока не была полностью разгромлена в мае 1943 года в городе Тунисе.

Неудачи за неудачей преследовали и флот: особенно тяжелым было поражение 11 ноября 1940 года в бухте Таранто, когда в результате авиационного налета было потеряно три линкора и крейсер (англичане потеряли 2 самолета).

Будучи сам полнейшим ничтожеством, позером и патологическим себялюбцем, Муссолини с презрением отзывался о своем народе, называя его расой посредственностей.

Тем не менее, анализируя ход боевых действий в Северной Африке, не следует забывать, что они отвлекали часть нацистских сил, что здесь сражался африканский корпус Роммеля, что в этот район в разгар битвы на Волге было переброшено с Восточного фронта около 400 самолетов, главным образом тяжелых бомбардировщиков, что в случае успеха итало-немецких войск в их руки могли бы попасть огромные материальные и людские ресурсы целого континента.

Однако самое главное состоит в том, что в случае захвата нацистами Египта перед ними открывался путь на Ближний Восток и далее в Азию, захват которых мог бы фатально отразится на всем ходе Второй мировой войны.

Это прекрасно понимал У.Черчилль, уделявший северо-африканскому ТВД исключительное внимание.

Это понимают наиболее серьезные историки современности. Например, упомянутый выше П.Джонсон пишет: "Исходя из того, что известно нам сегодня, выглядит совсем вероятным, что германцы могли пробить Суэцкий барьер и быстро продвинуться к Индийскому океану, готовые подать руку японцам, когда они спустятся через Юго-Восточную Азию и дальше вдоль Бенгальского залива. По мнению Редера, такой ход нанес бы Британской империи "более смертоносный удар, чем захват Лондона. У Гитлера было 150 дивизий, плюс большая часть Люфтваффе, дислоцированная в Восточной Европе. Только четвертой части этих сил было бы достаточно, чтобы прорваться к Индии". И далее: "Победа в этих условиях выглядела бы безнадежно далекой, а то и вообще недостижимой целью, и необходимость заключения сделки с Гитлером выглядела бы почти непреодолимой даже для Черчилля. Это большое 'если' Истории".

П.Джонсон и ряд других историков видят счастливую случайность в том, что Гитлер упорно добивался победы над Россией и упустил счастливый шанс в Северной Африке, и не пытаются даже проанализировать воистину катастрофические последствия поражения англичан в дельте Нила и прорыва немцев на Восток.

Попробуем сделать это обстоятельнее.

После того как итальянцы, в результате английского наступления, оставили Киренаики (Восточная Ливия), на помощь им прибыл африканский корпус Роммеля, первые части которого высадились 14 февраля 1941 года в порту Триполи.

31 марта итало-немецкие войска начали контрнаступление, которое неожиданно принесло большой успех: к 11 апреля был окружен Тобрук с 25 тысячным гарнизоном, а затем противник вышел на египетскую границу, но был вновь отброшен англичанами.

В январе-июле 1942 года немецко-итальянские войска предприняли мощное наступление, в ходе которого неожиданно овладели Тобруком, захватив при этом свыше 20 тыс. пленных, продовольствие и снаряжение для осажденных, заготовленное на три месяца, и много горючего для танков и автомашин.

К концу мая противник находился в районе Эль-Аламейны, что в 100 км от Каира и в 70 км от западного рукава дельты Нила. Пятьдесят шесть лет назад здесь разыгралось сражение, которое с полным правом можно назвать историческим и судьбоносным для всей Второй мировой войны. Несколько попыток Роммеля прорвать мощные оборонительные линии англичан закончились провалом. Кстати, по размаху танковых сражений битва под Эль-Аламейной не уступала аналогичным на Востоке.

Последняя такая крупная попытка разгромить англичан была предпринята в конце августа, однако она разбилась о мужество английских, индийских, австралийских и других защитников Эль-Аламейны. Выше всяких похвал действовали британские летчики.

К этому времени генералы Александер и командующий английской 8-ой армией Монтгомери полным ходом готовили контрнаступление, которое необходимо было скоординировать с началом операции "Торч" - высадке англо-американских войск в Алжире. Попытаемся подумать о том, каковы были бы последствия прорыва через Суэцкий канал.

Большинство ближневосточных государственных и религиозных деятелей, ненавидевших англичан, имели контакты с гитлеровцами и с радостью приняли бы германские войска. Еврейское население Палестины в случае немецкой оккупации было обречено на уничтожение...

После захвата Сирии и Ливана Турция немедленно выступила бы на стороне держав Оси - деваться ей было некуда, так как ей угрожали немецкие войска с севера из захваченной ими Болгарии.

Вступление Турции в войну вызвало бы крах всего южного фланга советских войск, так как вступление германо-турецких войск в Закавказье заставило бы СССР вести войну на два фронта, что могло оказаться не под силу Красной Армии и привело бы ее к катастрофе. Германские войска захватили бы и Иран, а оттуда проникли в Среднюю Азию. Известно, что именно через Иран шла большая часть помощи СССР, предоставляемая союзниками по ленд-лизу.

Из Ирана и вовсе рукой подать до Индии, где по соглашению с японцами была установлена линия разграничения по 70-му меридиану.

Англичане просматривали такой сценарий развития событий и принимали меры по ликвидации нацистской агентуры в арабо-мусульманских странах.

Сложной была ситуация в Ираке: когда началась война, он разорвал дипломатические отношения с Германией, но отношения с Италией продолжали сохраняться в полном объеме. Итальянская миссия в Багдаде, которой помогал бежавший из Палестины иерусалимский муфтий, стала центром антианглийской пропаганды. В конце апреля 1941 года иракцы начали враждебные действия против английских авиабаз в Басре и Хаббании. Англичане действовали решительно: они уничтожили на аэродромах иракскую авиацию (60 самолетов) и переброшенные туда германскую и итальянскую эскадрильи. 27 мая начался штурм Багдада, через три дня столица была взята и банда Рашида Али и его сторонников была свергнута и бежала вместе с германской и итальянской миссией в Иран. Попытка прогерманского переворота была ликвидирована, англичане восстановили свои позиции в Ираке.

Французские коллаборационисты в Сирии поддерживали активные отношения с нацистами. Когда 2 мая Рашид Али обратился к Гитлеру с просьбой о помощи в антианглийском выступлении, правительство Виши через своего наместника в Сирии распорядилось предоставить свои территории для переброски техники, особенно авиации. С 9 мая до конца месяца на сирийских аэродромах приземлилось около 100 немецких и 20 итальянских самолетов.

Англичане высадили десант в Ливане, а затем начали бои против вишистских войск в Сирии, которые завершились к 12 июля 1941 года капитуляцией коллаборационистов и переходом Ливана и Сирии под английский контроль. Подавление мятежа в Ираке и англо-французская оккупация Сирии сорвали подготовку к вторжению в этот регион гитлеровских войск из Египта, Крита и Кипра. Но в Иране, где действовала большая немецкая агентура, направляемая из посольства в Тегеране, ситуация оставалась напряженной.

Было принято решение совместно с СССР оккупировать южные и северные районы Ирана для того, чтобы ликвидировать нацистское влияние и обеспечить бесперебойную доставку грузов для Красной Армии.

25 июля началась совместная англо-советская военная акция против Ирана, к 17 сентября была занята столица. Новым шахом стал Мухаммед Реза Пехлеви, а его отец бежал в Южную Африку, где и умер в 1944 году.

Конечно, международные законы нарушались, но как справедливо говорил У.Черчилль, перефразируя латынь: "Когда говорит оружие, законы молчат".

Тем не менее предпринятые союзниками меры были недостаточны и оставляли ситуацию на Ближнем Востоке необычайно благоприятной для немецкого вторжения, а слабых сил 9-й и 10-й английских армий было бы явно недостаточно для удержания германо-итальянских сил в случае их прыжка через Египет...

23 октября 1942 года после мощной артподготовки, в которой участвовала тысяча орудий, и авиационного налета на позиции противника началось наступление англичан. После упорных боев в начале ноября немцы были отброшены с рубежей обороны и начали отступление: в ночь на 13 ноября была отвоевана крепость Тобрук, 20 ноября захвачена столица Киренаики - Бенгази. За 14 дней англичане прошли 850 км, захватив при этом большие трофеи.

"Поэтому битва за Эль-Аламейн, - писал Черчилль, - навсегда останется славной страницей в анналах Великобритании.

Она сохранится в истории еще и по другой причине. Она фактически знаменовала собой "поворот судьбы..." Можно сказать что "до Эль-Аламейна мы не одержали ни одной победы. После Эль-Аламейна мы не понесли ни одного поражения".

Высадка англо-американского десанта в Алжире 8 ноября 1942 года стала для немцев неожиданностью. Теперь итало-немецкие войска в Северной Африке были обречены. 12 мая 1943 года их сопротивление в Тунисе было прекращено: в плен попало 250 тыс. солдат, из которых - половина немцев. Генерал Эйзенхауэр, командовавший объединенными союзными силами, отказал немецкому генералу фон Арниму, который сменил Роммеля, в приеме, заметив, что немецкими генералами интересуется только его разведка.

Западная историография придерживается того мнения, что Сталинградская битва и сражение при Эль-Аламейне стали коренными поворотными пунктами Второй мировой войны, когда ветер истории стал дуть только в паруса стран антигитлеровской коалиции. Конечно, эти битвы нельзя сравнить по масштабам и последствиям, и не следует забывать, какой страшной ценой уплатили советские люди за победу на Волге (1 млн. 300 тыс. человек). Но подвиг народа в Сталинграде не должен умалять значения сражений в Северной Африке и на Тихом океане, которые вели наши доблестные союзники и товарищи по оружию из США, Великобритании и других стран.


Содержание номера Архив Главная страница