Содержание номера Архив Главная страница


Роман КРАМЕР

ЧТО ГОД ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?

Мы сильны задним умом и потому охотно подводим итоги, анализируя, что случилось и почему случилось. А вот прогнозы - дело неблагодарное: есть шанс ошибиться, и еще какой шанс! Однако чуть ли не каждый из нас делает прогнозы. Ну, к примеру, когда предлагает новогодний тост - не за минувший год, а за предстоящий. Вот сегодня я и поговорю о будущем - только что стартовавшем годе. Я сделаю попытку политических прогнозов, и каждый из вас, читатель, может, сохранив этот номер журнала, открыть его 31 декабря 1998 года, оглянуться назад и посмотреть, какие прогнозы сбылись, а какие нет. Да я и сам поступлю так же - положу 1-й номер "Вестника" за 1998 год так, чтобы был виден, не затерялся, напоминал о прогнозах, а поближе к новому - следующему - году загляну в журнал, чтобы убедиться, что в чем-то оказался прав, а в чем-то нет.

Мы все помним, конечно, что президент Клинтон неоднократно говорил, что летом 98-го года американские войска покинут Боснию. Легко было обещать, когда до названного срока оставалось несколько лет. Теперь же остаются считанные месяцы. Что случится летом?

Ответ на этот вопрос напрямую связан с другим вопросом - о судьбе Североатлантического союза. Летом прошлого года на встрече лидеров стран-членов НАТО было решено пополнить альянс тремя новыми членами - Венгрией, Польшей и Чешской республикой. Все лидеры как один проголосовали "за", но их решение войдет в силу не раньше, чем будет ратифицировано парламентами. Парламенты всех стран автоматически, как правило, поддерживают глав правительств. Всех стран, кроме Соединенных Штатов. Верхняя палата американского парламента - Сенат, который, как предписывает Конституция, должен ратифицировать международные соглашения, - далеко не всегда поддерживает решения, принятые президентом. Даже в том случае, если большинство сенаторов состоят в партии президента. К примеру, в конце 70-х годов демократический Сенат отказался ратифицировать подписанный президентом-демократом Картером договор с Советским Союзом о сокращении стратегических вооружений. Теперь же Сенат контролируют республиканцы, а договор о принятии в НАТО трех членов подписал президент-демократ Клинтон. Не может быть и речи об автоматической ратификации этого договора. Тем более, что для ратификации требуется не простое большинство, а большинство в две трети. В Сенате существует сильная оппозиция расширению НАТО. Пока что (когда я пишу эту заметку) число сторонников расширения далеко от требуемого - 67. Но ближе к весне президенту удастся, я думаю, собрать требуемое число голосов. Тем самым будет открыт путь к решению вопроса о продлении мандата миротворческих сил НАТО в Боснии. Возможно, однако, что на место миротворческих сил НАТО придут международные полицейские силы. Это позволит Клинтону объявить, что он выполнил обещание - вывел из Боснии американский военный контингент, который входит в состав миротворцев Североатлантического союза. Но так или иначе, а в Боснии сохранятся вооруженные формирования стран Запада. А в Конгрессе - это еще один мой прогноз - Республиканская партия сохранит большинство в обеих палатах.

В первый вторник ноября состоятся промежуточные (между двумя президентскими) выборы. Разыгрываются все 435 депутатских мандатов в Палате представителей и треть (34 мандата) - в Сенате. Сегодня республиканцы владеют в Сенате 55 мандатами, демократы - 45, и демократы даже не заикаются о том, чтобы вернуть потерянное на выборах 1994 года большинство. Иначе обстоит дело в нижней палате.

Сегодня республиканцам принадлежат в Палате представителей 228 мандатов, демократам - 203. Один мандат - у социалиста Берни Сандерса (Вермонт), который всегда голосует с левыми демократами. Три места вакантны. В начале прошлого года президент Клинтон и его однопартийцы с оптимизмом говорили о промежуточных выборах, выражали уверенность, что Демократической партии удастся вернуть большинство, которым она владела в течение 40 лет (!) - до разгромного поражения в 1994 году. К сегодняшнему дню от их оптимизма не осталось и следа. Правда, демократы продолжают говорить о победе на выборах. Но говорят об этом по инерции. Убежденности в их декларациях нет. Да и поступки демократов говорят больше, чем их слова.

К концу 1997 года уже 14 конгрессменов-демократов объявили, что не будут добиваться переизбрания на очередной срок. Двое из 14 покидают Конгресс по одной-единственной причине: понимают, что вновь окажутся в меньшинстве. Калифорнийские конгрессмены Рон Делумс и Вик Фазио наверняка выставили бы свои кандидатуры на очередной срок, если бы у Демократической партии была надежда на победу. В этом случае Делумс, избранный в Палату представителей в 1970 году, занял бы кресло председателя Комитета по вопросам национальной безопасности, а Фазио, избранный в 1978 году, стал бы третьим по рангу лидером в партии большинства. Ни тот ни другой от этих постов не отказались бы. Но тот и другой проанализировали ситуацию и... объявили о намерении уйти в отставку. Причем Делумс уйдет уже в феврале, не дожидаясь окончания своего депутатского срока.

На промежуточных выборах правящая партия президента, как правило, теряет места в Конгрессе. История не на стороне Демократической партии. Не на стороне демократов и нынешняя внутрипартийная ситуация. В прошлом году в ней четко обрисовались два лагеря: один - "новых демократов", возглавляемый Клинтоном, второй - демократов-социалистов, возглавляемый лидером фракции Демократической партии в Палате представителей Ричардом Гепхардтом. Гепхардт и в прошлом не всегда поддерживал Клинтона, а в вопросе о НАФТА вступил с ним в открытую войну. Но все-таки до президентских выборов 1996 года открытого раскола не было: демократы-социалисты (они называют себя "либералами") понимали важность сохранения Белого дома в руках партии. После второй инавгурации Клинтона Гепхардту уже незачем было сохранять видимость союза. Союз помогал вице-президенту Гору набирать силу в борьбе за пост президента на выборах 2000 года. А победа на этих выборах входит в планы самого Гепхардта.

В прошлом году Гепхардт выиграл одну битву у Клинтона и, значит, у Гора. Он склонил 78% конгрессменов-однопартийцев выступить против "быстрого курса" для ратификации Конгрессом международных соглашений о торговле. Белый дом настаивал на таком "курсе". Теперь Гепхардт готовится к новой битве - за налоговую реформу. Он хочет перехватить инициативу у Клинтона-Гора в вопросе о налогах и не отстать от республиканцев, которые внесли уже два предложения о налоговой реформе (первое - один и тот же процент подоходного налога для всех налогоплательщиков; второе - замена подоходного налога федеральным налогом на покупки). Я предполагаю, что налоговая реформа окажется в центре внимания Конгресса в новом году и Гепхардт будет играть важную роль в дебатах.

В президентской избирательной кампании 1996 года у Клинтона не было соперников-однопартийцев. Он надеялся, что в 2000 году не будет соперников-однопартийцев у его вице-президента Гора. Надеждам президента не суждено сбыться. К старту готовится не только Гепхардт. Можно смело включить в число соперников Гора сенатора Бобби Керри (Небраска) и, вероятно, бывшего нью-джерсийского сенатора Билла Брэдли. Мы вряд ли ошибемся, если добавим к ним демократов-соискателей сенаторов Джона Керри (Массачусетс) и Пола Уэллстоуна (Миннесота). Все ли они заявят о своих президентских амбициях уже в этом году? Почти наверняка. Особенно, если кривая популярности Гора резко пойдет вниз в связи с продолжающимися финансовыми скандалами. Клинтон и Гор получили в декабре временную передышку - когда министр юстиции Джанет Рино отказалась назначить независимого прокурора для проведения расследования о методах сбора пожертвований в избирательные фонды президентом и вице-президентом. Но контролируемый республиканцами Конгресс не откажется от попыток провести расследование. И в этом республиканцам помогут - если не прямо, то косвенно - Гепхардт и другие демократы-претенденты в Белый дом.

- Нам нужна Демократическая партия, думающая о переменах к лучшему, о моральных ценностях, а не машина по сбору денег, - заявил Гепхардт, выступая в начале декабря в Гарвардском университете.

"Машина по сбору денег" - недвусмысленный намек на нынешний Белый дом. Советник президента Рам Эмануэль тут же ответил, что "выступление конгрессмена Гепхардта способствует расколу (в партии) перед выборами 1998 года". Но ведь раскол уже произошел. Да и Гепхардт, думая о президентских выборах, хочет постепенно отмежеваться от оскандалившегося президента и противопоставить себя - в глазах избирателей-демократов - вице-президенту Гору. Новые скандалы (а за ними дело не станет) помогут Гепхардту.

Грядет скандал, связанный с Хейзел О'Лири - министром энергетики в первый срок президентства Клинтона. Джонн Чанг (тот самый, кто однажды сравнил клинтоновский Белый дом с метро: "Чтобы войти, надо заплатить...") сказал в интервью телекомпании NBC, что в октбре 1995 года О'Лири вынудила группу китайских бизнесменов пожертвовать 25 тыс. долларов в фонд организации "Африкер", которая занимается развитием сельского хозяйства в африканских странах. О'Лири входит в совет этой общественной организации. Когда Чанг взялся за организацию деловой встречи между бизнесменами из Китая и министром энергетики, ему было сказано, что встреча возможна только в том случае, если бизнесмены "что-то" пожертвуют в фонд "Африкер".

Бывший министр категорически отрицает, что кто-то из ее окружения поставил условие китайским бизнесменам. Министр юстиции Рино отказалась назначить независимого прокурора для расследования этого "дела". Я предполагаю, что "дело" только-только начинается... Страну ждет очередной скандал.

Мы также станем свидетелями усиления нажима администрации Клинтона на премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу с целью добиться от него уступок в переговорах с "палестинской автономией".

Экономика нашей страны будет продолжать расти: нам не грозят ни застой, ни, тем более, спад. И мы станем свидетелями дальнейшего роста курса акций на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Ну, и самый простой прогноз на новый год: чемпионат мира по футболу выиграет Бразилия. Есть другие мнения?


Содержание номера Архив Главная страница