Содержание номера Архив Главная страница


Григорий ЭПШТЕЙН (Чикаго)

ВЕЛИКИЙ ГУМАНИСТ

Для истины нет специального часа.
А.Швейцер

"В какое удивительное время мы живем!" Так или примерно так говорили люди, когда появились порох и первые ткацкие станки, автомобили и рентгеновские лучи. Но особенностью наших дней, конца 20-го столетия, является то, что современные, действительно уникальные достижения науки, техники, медицины даже не вызывают удивления. Как нечто обычное воспринимается сообщение о том, что спутник, запущенный с Земли, в течение нескольких лет передает информацию о процессах, происходящих во Вселенной. Письмо с последней семейной фотографией, посланное на другой конец планеты по телефону стало обыденным делом.

Компьютеры и автоматизация, средства коммуникации и информации освободили миллионы людей от тяжелой рутинной работы. Но, к сожалению, в то же время отняли у многих стимулы для самоусовершенствования. Самоусовершенствования в профессиональном и даже этическом отношении, в стремлении познания законов природы и социальных отношений. Весь грандиозный объем современных знаний оказался сконцентрированным в руках и умах очень узкого круга людей. С удивлением недавно узнал, что при современной системе образования в США молодой чедловек может окончить High School, не прослушав ни одного часа физики.

И как ни печально сознавать, на фоне уникального прогресса социальная, общественная роль даже выдающихся личностей, определяющих этот прогресс, остается в тени. По статистике, которая, как известно, знает все, более 50% семей в Америке имеют домашний персональный компьютер. Но думаю, не более 0,001% людей, работающих на компьютерах, знают имя Норберта Винера. Миллионы смотрят по телевизору запуск уникального аппарата "Шаттл" и его возвращение на землю из космоса. Но единицы знают имена Циолковского или Годдарда. Количество почтовых марок, посвященных красивой женщине, но актрисе весьма среднего таланта - Мэрилин Монро, намного больше числа почтовых выпусков, посвященных Альберту Эйнштейну.

Во Флоренции, в знаменитом соборе Santa Croce, среди великолепных мраморных памятников Данте, Микеланджело, Галилею и Макиавелли я случайно увидел небольшую бронзовую доску на захоронении Энрико Ферми - человека, впервые осуществившего термоядерную реакцию под стадионом Чикагского университета. Ферми умер в Чикаго, но по его завещанию был перезахоронен во Флоренции. Об этом не знает даже гид-итальянец, хотя современная Италия не так уж богата людьми такого калибра, как Ферми.

Прав был замечательный русский поэт Л.Мартынов:

Что делается
В механике
И в химии, и в биологии,
Об этом знают лишь избранники,
Но в общем пользуются многие.

Приходится признать, что мы живем и даже мыслим под жестким прессом средств массовой информации. Порой в погоне за популярностью смещаются акценты реальной значимости событий и личностей. Популярность Сталлоне нельзя даже сравнить с популярностью великой Элеоноры Дузе и Лоуренса Оливье.

На этом фоне кажется уместным чаще обращаться к биографиям выдающихся личностей, жизнь которых была и есть яркое пятно на современном утилитарном фоне. Нет сомнений, что и наш прагматический век не обделен великими личностями. Их биографии, философия, этические принципы ждут широкого обращения к читателям.

* * *

Осенью 1904 года в бюллетене Парижского общества миссионеров было напечатано сообщение о том, что во Французской колонии Конго, в провинции Габон, требуется врач для оказания помощи местному населению. На это объявление откликнулся только один человек. К тому времени он был приват-доцентом Страсбургского университета, доктором философии, автором фундаментальных трудов по теологии, исследователем творчества Баха, конструктором и строителем органов в Европе, известным музыкантом-исполнителем.

Имя этого человека Альберт Швейцер.

А.Швейцер родился в 1875 году в семье пастора лютеранской церкви. Детство Альберта прошло в Эльзасе - провинции, расположенной между Францией и Германией и являющейся предметом споров между странами на протяжении нескольких веков. После распада Римской империи в XVII веке Эльзас отошел к Франции. Но войну 1870-71 годов Франция проиграла, и Эльзас был присоединен к Германии, но вновь возвращен Франции после Первой мировой войны в 1919 году.

Юность Альберта проходила среди людей, испытавших все невзгоды последствий войны. Об этом говорил в своих проповедях отец Альберта. Благородная гуманитарная деятельность миссионеров в Африке была модна и престижна в те годы. Газеты печатали рассказы английского миссионера и исследователя Африки Ливингстона. По всей видимости, эта атмосфера бескорыстного служения людям, в которой прошли юные годы Альберта Швейцера, и была тем фундаментом, на котором созрели моральные и этические принципы этого человека.

В 1893 году Швейцер стал студентом теологического и философского факультета Страсбургского университета. Университет, основанный лишь в 1872 году, привлекал к себе молодых профессоров, принесших в него более либеральные традициии. Швейцер много работает над курсами философии, истории, теологии, совмещая учебу с серьезными занятиями музыкой.

Любовь к музыке пришла к Альберту с традициями семьи. Его дед был учителем игры на органе. Отец играл на многих инструментах, и музыкальные вечера были в традициях семьи. В 16 лет Альберт уже играл на большом органе с тремя клавиатурами.

За годы учебы Швейцер усвоил не только огромный объем знаний, но и сформировал свой внутренний моральный и этический кодекс. В своей автобиографии он писал: "Однажды утром в Гюнсбахе (в доме родителей. - Г.Э.) я сказал себе, что до 30 лет считаю себя вправе читать проповеди, заниматься наукой и музыкой. Но после этого рубежа посвящу себя непосредственно служению людям".

В 1899 году Альберт Швейцер получил степень доктора философии, и в том же году вышел в свет его фундаментальный труд, посвященный философии Канта. Более всего Швейцера привлекала кантовская интерпретация философии этики, понятия абсолютного этического долга. Соотношение общественных и личностных этических норм стало в дальнейшем главной темой философских исследований Швейцера.

После окончания университета и получения докторской степени особенно ярко раскрылся универсальный талант этого человека. В том же году он приступил к службе пастора в церкви Св.Николая в Страсбурге. За диссертацию "Проблемы тайной вечери" он удостоился степени лиценциата теологии. Вскоре выходит его книга "Очерк жизни Иисуса", принесшая ему мировую славу теолога-философа. Швейцера также привлекает философское начало в творчестве Гете, философская формула бытия. Он публикует ряд работ, посвященных творчеству Гете.

Поездки Альберта Швейцера из Страсбурга в Париж давали ему дополнительный эмоциональный заряд. Он немедленно включался в музыкальную жизнь города. Наиболее близкой Швейцеру была музыка Вагнера и Баха. По инициативе известного парижского органиста Видора, Швейцер взялся за подготовку небольшой статьи для студентов о творчестве Баха. В итоге его работа завершилась фундаментальной книгой "И.С.Бах музыкант и поэт". Эта книга, переведенная на многие европейские языки, в том числе и на русский, считается одним из самых глубоких исследований творчества Баха. Изучая творчество Баха, Швейцер столкнулся с проблемами органостроения и способами сохранения и усовершенствования старых органов. Свои идеи он изложил в специальной работе "Немецкое и французское органостроение и органное искусство".

Таков был спектр деятельности Альберта Швейцера к моменту, когда ему на глаза попалось объявление Парижского миссионерского общества, коренным образом изменившее его жизнь. Швейцер принимает решение ехать в далекую Африку не в качестве миссионера, а как врач. Столь неординарное решение вызвало удивление и даже негодование его родственников и близких друзей. Но никакие уговоры не могли поколебать его решение, и приват-доцент теологического факультета Страсбургского университета становится студентом медицинского факультета того же университета.

Долгие 7 лет учебы, с 1905 по 1912 год, для этого необычного студента были наполнены столь активной и разносторонней деятельностью, которой хватило бы другому на целую жизнь. Завоевав к тому времени известность как органист-исполнитель, Швейцер концертирует по многим городам Европы. Концертная деятельность давала ему экономическую независимость и возможность собрать необходимые средства для поездки в Африку. Оставаясь приверженцем старых европейских органов, Швейцер разработал чертежи для их восстановления и издал правила органостроения, признанные во всем мире. В то же время Швейцер готовил второе издание книги "История жизни Иисуса" и работал над второй частью книги "Исследование учения Павла".

При этом необходимо было еще для завершения медицинского образования написать и диссертацию. Необычная ее тема - "Психиатрическая оценка личности Иисуса" - вызвала далеко не однозначную реакцию врачей и теологов. Но диссертация все-таки была одобрена, и к званиям доктора философии и лиценциата богословия Швейцер теперь мог добавить звание доктора медицины.

Летом 1912 года Альберт Швейцер вступил в брак с Еленой Бреслау. Его избранница была из состоятельной еврейской семьи. Она получила хорошее образование. Идеи миссионерства и любовь к музыке были, очевидно, той базой, на которой состоялся союз этих двух людей. Елена Швейцер-Бреслау сразу же включилась в подготовку к поездке в Африку. Парижское миссионерское общество из-за теологических споров со Швейцером отказало ему в какой-либо помощи. И Альберт с женой должны были на свои средства готовить все - от хирургического оборудования и лекарств до материалов для строительства больницы в тропиках Африки. Расщедрилось лишь Парижское баховское общество, подарив Швейцеру пианино с защитным покрытием против сырости и со специальным органным педальным устройством.

К марту 1913 года все приготовления были закончены, и Альберт Швейцер со своей женой на пароходе "Европа" отправился в далекую неизвестную Африку.

Габон расположен на Западном побережье Центральной Африки. Первые поселения племен в этих краях датируются 13 столетием. Но контакты с европейцами были установлены лишь в середине XV века. Сначала португальцы, а затем французы, датчане, англичане вели бойкую торговлю рабами, используя выгодное географическое положение страны и обилие мощных рек, позволявших добиратьтся до глубинных районов Африки. Работорговля была запрещена английскими и французскими властями лишь в 1820 году. Первые стационарные поселения европейцев на этих территориях относятся к середине XIX века. В 1866 году Франция назначила в этой стране губернатора, и с этого момента Габон вошел во Французское Конго как часть Французской Экваториальной Африки. С 1960 года Габон - независимая республика с населением 1,2 млн. человек, принадлежащих к десяткам разных этнических групп. Тяжелый влажный климат с многомесячным сезоном дождей делает этот район особенно трудным для проживания европейцев.

Итак, в апреле 1913 года Швейцер и его жена достигли берегов Африки. В короткий срок среди непроходимых джунглей на берегу реки Огове, вблизи поселка Ламборене, Швейцеру удалось построить небольшой больничный городок, который стал впоследствии мировым символом бескорыстного служения людям. Буквально через несколько дней после приезда Швейцер начал прием больных, приезжавших целыми семьями из отдаленных уголков Центральной Африки. За год с небольшим Швейцер наладил нормальную жизнь больницы и даже сумел привлечь для работы местных жителей.

Но вот в августе 1914 года до далекой Африки дошло известие о войне между Францией и Германией, и французская администрация сажает под домашний арест германского подданного, приехавшего во французскую колонию лечить граждан французской империи. Больницу пришлось закрыть. На время режим содержания Швейцера был ослаблен, и больница вновь начала работать.

Но в сентябре 1917 года по приказу французских властей Швейцер с женой, как и другие германские подданные, был переведен в лагерь для военнопленных в Европе. Когда Швейцер под конвоем взошел на пароход, увозивший его в Европу, толпы африканцев собрались на пристани, выкрикивая на разных наречиях слова благодарности. Лишь в июле 1918 года в процессе обмена военнопленными Швейцер с женой попали в Швейцарию, а оттуда - в родной Страсбург.

Огромная духовная сила и крепкое здоровье позволили Альберту Швейцеру относительно быстро преодолеть все последствия унизительного и тяжелого пленения. Уже в 1919 году он начал работать в качестве врача в Страсбургском госпитале. Совершил поездку в Швецию с лекциями по философии этики. Возобновил концертную деятельность, выступая в разных городах Европы, где были любимые им органы.

Все эти годы Швейцер работал над своим основным философским трудом "Культура и этика". Эта книга была переведена на все европейские языки, в том числе и на русский.

Но главным делом своей жизни Швейцер считал Ламборене. И в феврале 1924 года состоялся второй "исход" в Африку. Скопив некоторую сумму денег за счет концертов и издательской деятельности, Швейцер начал строительство нового, более благоустроенного больничного комплекса в Ламборене. В свободные от работы в больнице часы, в основном ночные, Швейцер продолжает свои философские и теологические исследования. Совершает поездки в Европу, выступая с концертами и лекциями в разных городах. Но эти поездки вселяли тревожные предчувствия приближения трудных дней, прежде всего для Германии. В своей речи по случаю 100-летия со дня смерти Гете, в 1932 году во Франкфурте-на-Майне, Швейцер призывал к гуманизму, к сохранению в Германии духа великого сына этой страны.

Особенно трудными для Швейцера и его больницы были годы Второй мировой войны. Европе, да и Америке, было не до Ламборене. Теперь лишь редкие небольшие партии грузов пробивались до берегов Африки сквозь заграждения немецких подводных лодок. Но благодаря мужеству Альберта Швейцера и верности долгу сотрудников больницы этот крошечный островок гуманности и бескорыстия сумел выстоять в мировом бушующем океане трагедий тех лет.

В 1949 году Швейцер с женой был приглашен в Америку на торжества по случаю 200-летия со дня рождения Гете. Поездка по США была триумфальной. Пресса назвала Швейцера "тринадцатым апостолом Христа". Он получил очень большие (для того времени) гонорары за свои выступления, столь необходимые для того, чтобы поправить дела больницы.

В 1950 году весь мир отмечал 75-летие Альберта Швейцера присвоением ему почетных званий и титулов. В ответах на многочисленные приветствия из далекой Африки вновь звучала тревога за судьбу человечества. Швейцер резко выступал против гонки ядерных вооружений, против военных блоков. Мир вновь услышал его призывы к гуманности, к "благоговению перед жизнью".

В 1953 году Альберту Швейцеру была присуждена Нобелевская премия Мира. И теперь Франция и Германия спорили за право считать Нобелевского лауреата гражданином своей страны. К тому времени Швейцер был уже гражданином Франции, а в дипломе, выданном Норвежским Стортингом, было написано: "Немецкому ученому..." Франция не замедлила заявить протест, естественно, "забыв" о событиях 1914 года.

Несмотря на преклонный возраст, Швейцер продолжал руководить больничным городком в Ламборене, который теперь работал как хорошо организованное современное медицинское учреждение.

В1965 году Швейцеру исполнилось 90 лет. Эта дата была торжественно отмечена Республикой Габон. Президент республики объявил Швейцера почетным гражданином страны. Главная улица в Ламборене теперь называется "Бульвар доктора Швейцера".

Однако годы неизбежно брали свое, и начал сдавать даже такой могучий организм, как организм Швейцера. Чувствуя, что силы на исходе, ученый сделал все распоряжения касательно своего огромного архива, назначил преемника.

В конце августа 1965 года Альберт Швейцер почувствовал сильную слабость и вынужден был лечь в постель. 4 сентября 1965 года великого гуманиста не стало.

Наследие Швейцера составляют десятки книг и статей, прочитанные им проповеди и записи концертов, исторические, философские и теологические исследования, воззвания к народам мира и тысячи писем. Но главное наследие Швейцера - это его беспримерный подвиг бескорыстного служения человечеству.

А.Эйнштейн сказал:

- Альберт Швейцер - самый великий человек нашего века.


Содержание номера Архив Главная страница