Содержание номера Архив Главная страница


Роман КРАМЕР

ДЖОН КЕННЕДИ: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ

Один из первых уроков современной американской истории я получил 20 лет назад, когда еще совсем свежим эмигрантом оказался в кругу старых эмигрантов на праздновании Дня Благодарения. Я был свежим и только, конечно, поэтому оказался в центре внимания и говорил, не умолкая. В какой-то момент я заговорил в восторженных тонах о Джоне Кеннеди, и почти тут же меня прервал молчавший доселе мужчина и тоном, не оставлявшим сомнений в его отношении к моим речам, спросил: "А что вы, собственно, знаете о Кеннеди?"

Сегодня, два десятилетия спустя, я знаю о бывшем президенте много больше. Моя скромная библиотека насчитывает 30 книг о Кеннеди и его родне (отец, братья, жена и т.д.) - и это лишь маленькая часть Кеннедианы (по данным Библиотеки Кеннеди в Бостоне, о бывшем президенте и его семье написано прочти 500 книг и столько же - о покушении на него). Она, конечно же, будет пополняться. О Кеннеди пишут и будут писать. Он привлекает внимание исследователей больше, чем многие другие президенты. И причин этому масса. Уже тот факт, что Кеннеди убили, превратил его в мученика, и определенная часть публики до сих пор ставит под сомнение (и всегда будет ставить) заключение Комиссии Уоррена, что Кеннеди убил террорист-одиночка.

Недавно стало известно, что, назначая заместителем министра юстиции своего арканзасского друга и партнера по гольфу Уэбстера Хабелла, президент Клинтон поставил перед ним две задачи, одна из которых - выяснить, кто же все-таки убил Кеннеди? Хабелла лишили возможности решать задачу: посадили за решетку, признав виновным в финансовых махинациях. Но данное Хабеллу задание говорит о многом: президент не верит Комиссии Уоррена (привыкший лгать, замечу в скобках, мало кому верит).

Тайны и мифы окружали не только смерть Кеннеди. Многие факты его биографии вызывают пересуды и споры. Официальные биографы президента - высокопоставленные чиновники его администрации Артур Шлезингер-младший и Теодор Соренсен - написали вскоре после его убийства книги, полные полуправды и скрывающие правду. В последующие годы Шлезингер и другие соратники Кеннеди продолжали возносить до небес покойного президента Кеннеди, а затем и его брата Роберта, тоже погибшего от руки убийцы, и каждую книгу, не совпадающую с жизнеописаниями братьев Кеннеди, встречали в штыки. А таких книг набралось немало. Совсем недавно - к 34-й годовщине покушения Ли Харви Освальда - появилась еще одна, которую Шлезингер обозвал "упражнением в политической порнографии". Это книга Сеймура Херша "Темная сторона Камелота" (The Dark Side of Camelot). Едва попав на стеллажи магазинов, она попала и в каталоги всевозможных книжных клубов (в частности, "Клуба исторических книг", членом которого я являюсь), и уже одно это сделает ее бестселлером.

"Темная сторона Камелота" - книга как о личной жизни президента (его легендарном донжуанстве), так и о жизни политической. И эти две стороны существования Кеннеди нельзя рассматривать порознь, ибо долгие годы они вместе определяли его суть: он готовил себя к политике со студенческих лет, а сразу же после войны был избран в Палату представителей. Личная жизнь все время переплеталась с политической, и личная влияла на политическую. Херш не первый и, конечно, не последний, кто исследует две жизни президента Кеннеди. На мой взгляд, лучше Херша это делает Томас Ривс в книге "Вопрос характера" (A Question of Character), изданной в 1992 году, но книга Херша рассчитана на более широкую читательскую аудиторию, в ней есть "клубничка", отсутствующая у Риваса. "Вопрос характера" был в течение трех месяцев в списке бестселлеров New York Times; "Темная сторона Камелота" наверняка продержится намного дольше. Да и вышла книга Херша из печати накануне праздничной торговли - от Дня Благодарения до Рождества, - а книга, как нас учили, это лучший подарок.

Злые критики книги Херша пишут, что это его жизнеописание не пополнили новые факты и оно представляет собой коллекцию старых, собранных воедино. Но, во-первых, в книге все-таки есть и новые, а, во-вторых, любой историк не должен пренебрегать работами предшественников. Однако тот, кто не читал критических книг о Кеннеди и знает биографию президента только в изложении Шлезингера, Соренсена и Роберта Кеннеди, написавшего брошюру лживых воспоминаний о кубинском кризисе ("Thirteen Days: A Memoir of the Cuban Missile Crisis"), узнает из книги Херша много нового.

Пересказывать любую книгу - дело неблагодарное, и я не буду этим заниматься. Я остановлюсь только на одной истории, которая, думаю, интереснее многих для читателей-эмигрантов из "империи зла" - история о провале операции в Заливе свиней. С этой операции (не прошло и двух месяцев после инавгурации) началось президентство Кеннеди, и оно продемонстрировало всему миру (и в первую очередь Советскому Союзу), что в Белый дом пришел слабак.

Существует немало причин, по которым интервенция антикастровцев завершилась полным провалом. Одна из них: борцы за освобождение Кубы от коммунистического режима не получили поддержки, которую им обещали Соединенные Штаты; не получили по вине президента. Однако ни сам Кеннеди, ни его советники-помощники никогда этого не признали.

В воспоминаниях о президентстве Кеннеди "Тысяча дней" (A Thousand Days) Шлезингер писал, что предшественник Кеннеди в Белом доме Дуайт Эйзенхауэр "обманул" его и что ЦРУ "втянуло" молодого президента в негодное предприятие. О том же пишет Соренсен в воспоминаниях "Кеннеди": "Целый проект неумолимо продвигался в тайне к выполнению... Президент не смог получить ни контроля над проектом, ни возможности отказаться от его выполнения".

Рассекреченные документы тех лет давно опровергли сказку о том, что Кеннеди был ни при чем. Документы свидетельствуют, что президент был отлично осведомлен о готовившейся операции и принимал определенное участие в ее подготовке. Сведения об этом содержатся в ряде вышедших в последние годы книг. И Херш тоже пишет об этом, "повторяется". Однако в книге Херша содержатся и новые факты. Он пишет, в частности, о рапорте президенту, подготовленном его другом, генералом Маквеллом Тейлором сразу же после провала операции. Рапорт критикует ЦРУ и Объединенный совет начальников штабов за негодные советы президенту. Генерал Тейлор намеренно скрыл истинную роль президента Кеннеди и устроил "утечку информации", чтобы цитаты из рапорта оказались в распоряжении средств массовой информации. Так создавался миф о непричастности молодого президента к разгрому антикастровских сил.

В том, что Кеннеди - слабак вскоре лично убедился Никита Хрущев. В начале июня президент США и глава советской компартии встретились в Вене. Двухдневная встреча была, как сказали бы футболисты, игрой в одни ворота - в те, что защищал Кеннеди. Сам президент так охарактеризовал беседы с Хрущевым: "С ним, как с батей: отдай все, но ничего не бери..."

Однако Кеннеди имел дело не с отцом, а с фактическим главой враждебного государства. Хрущеву не составило труда убедиться, с кем он имеет дело, и меньше, чем через три месяца, он приказал разделить Берлин стеной. Хрущев понимал, что Кеннеди способен грозно говорить, но что за словами не последуют дела. Хрущев видел перед собой политического легковеса, который никогда не начнет войну из-за Берлина...

Читатель, конечно же, помнит, что двор легендарного короля Артура и место, где собирались рыцари Круглого стола, находился в Камелоте. Вот так с некоторых пор начали называть - как символ рыцарства и благородства - ближайшее окружение президента Кеннеди. О Камелоте в этом смысле заговорили уже после смерти Кеннеди. Первым использовал этот термин журналист Теодор Уайт, прославившийся книгой о президентской избирательной кампании Кеннеди (The Making of the President 1960). А предложила ему термин вдова президента Жаклин (в то время еще не Онассис). После смерти мужа она получала тысячи и тысячи писем, авторы которых выражали ей соболезнование. Однажды, после прочтения большой порции писем, вдова и сказала Уайту о Камелоте. Миф о Камелоте раздували Шлезингер и другие придворные биографы Кеннеди. Кеннеди и его окружение отнюдь не отличались благородством, а уж рыцарями они тем более не были (вспомним хотя бы младшего брата, утопившего девушку и бежавшего с места трагедии). Но авторы мифа о Камелоте добились своего. В традиционных опросах Института Гэллапа на тему о "величайшем" президенте Кеннеди получает, как правило, оценки выше, чем Вашингтон и Линкольн. Правда, в 1991 году Кеннеди (40% голосов) еле-еле опередил Линкольна (39%), но он все равно впереди. И это при том, что к началу 90-х годов напечатаны несколько серьезных исследований о Кеннеди, не оставляющих камня на камне от творчества Шлезингера.

Поколеблет ли мнение публики книга Херша "Темная сторона Камелота"? Сомневаюсь. Массы верят мифам, поклоняются героям - даже придуманным.

Особенно если герой был привлекателен, говорлив, общителен, был женат на красивой женщине, имел двух симпатичных детей - девочку и мальчика и погиб от пули убийцы. Такой долго-предолго будет оставаться героем и останется возможно навсегда. Вот если бы Кеннеди не убили...

"Есть, конечно, правда и в идиллических сочинениях Соренсена и Шлезингера, но они весьма далеки от действительности", - пишет Херш в своей книге.

Лучше, чем другие, это знал вице-президент Линдон Джонсон, занявший после убийства Кеннеди пост президента. Он видел, что мифы о братьях Кеннеди (Роберт был министром юстиции) и их ближайшем окружении не имеют ничего общего с реальностью. И Джонсон часто говорил об этом вслух, но "техасского мужлана" никто не хотел слушать. Он явно проигрывал в сравнении с аристократами из Новой Англии. Кеннеди и их друзья, как-то сказал Джонсон, "напишут историю так, как хотят ее видеть, поскольку могут заплатить за написанное..."

Книга Сеймура Херша не относится к числу таких историй.


Содержание номера Архив Главная страница