Содержание номера Архив Главная страница


Исполнилось 90 лет со дня первого выступления (20 ноября 1907 года) Шаляпина в Америке, которую почти за 30 лет гастролей он изъездил вдоль и поперек. Несмотря на огромную занятость, колеся по всему свету, он всегда находил время для писем: семье, друзьям, просто знакомым. Шаляпинское эпистолярное наследие исчисляется не одной сотней, но пока достоверно известно, что только одному из его писем была уготована особая судьба.

Иосиф ДАРСКИЙ (Нью-Джерси)

"НАПРАВЛЯЮ ВАМ КОПИЮ ПИСЬМА ШАЛЯПИНА..."

"Мое предчувствие
         меня не обмануло..."

(П.Чайковский "Пиковая дама", Картина 7-я)

Ф.И.Шаляпин расписывается в книге почетных гостей в одном из обществ. Китай, 1936 г. Слева - его супруга М.В.Шаляпина, справа - дочь Дася. Из собрания И.Дарского. Публикуется впервые.

Чутьем гениального артиста Шаляпин быстро раскусил сущность большевистского режима и понял, что "из этой страны надо удирать", - как заявил он своим старшим детям, проживавшим в Москве. Но чтобы без помех выехать самому и вывезти свое многочисленное семейство, а также чтобы обеспечить хоть какую-то безопасность своей дочери Ирине, единственной из его детей, не сумевшей выехать из Советской России, он вынужден был до конца своих дней играть по правилам царившего режима.

Началось все с того, что, вернувшись из своих первых, разрешенных советскими властями гастролей, он подбросил им идею, что, выступая за рубежом, он тем самым прославляет якобы достижения советской системы. "Я этого, конечно, не думал, - вспоминал он в книге мемуаров "Маска и душа". Всем же понятно, что если я неплохо пою и неплохо играю, то в этом председатель Совнаркома ни душой, ни телом не виноват, что таким уж меня, задолго до большевизма, создал Господь Бог. Я это просто бухнул в мой профит".

Когда разрешение на гастроли, из которых Шаляпин не имел ни малейшего намерения возвращаться, было получено, артист, отдавая себе полный отчет в том, с кем ему приходится вести игру, обратился к главному чекисту страны с просьбой не делать поспешных заключений из каких бы то ни было сообщений в иностранной печати. "Может ведь, - вспоминал он в той же книге, - найтись предприимчивый репортер, который напечатает сенсационное со мною интервью, а оно мне и не снилось.

Дзержинский меня внимательно выслушал и сказал:

- Хорошо".

К чести "железного Феликса" отметим, что слово свое он сдержал: при его жизни Шаляпина оставили в покое, но за 16 лет его эмиграции отношения артиста с советской властью носили переменчивый характер. Первые 5 лет все вроде бы шло гладко: газеты и журналы писали о его заграничных выступлениях и о намерении вскоре выступить у себя дома, в России. Но вскоре начались трения: из-за незаконного печатания в Советском Союзе его первой книги мемуаров, из-за лишения его звания народного артиста, из-за судебного иска Шаляпина к советской власти. А когда артист опубликовал на Западе вторую книгу мемуаров, в которой он отвел душу, показывая без маски многие язвы большевизма, имя его на родине предали анафеме. Правда, в последние годы его жизни бродили слухи о прощении Шаляпина, о его намерении вернуться как "блудному сыну", но тяжелая болезнь и смерть певца не дали ему возможности возвратиться " в край милый свой". Так или почти так еще очень многими в России рисуется заключительный этап жизни Шаляпина. При этом неизбежно делается ссылка на его письма, которые, согласно авторам подобных публикаций, как стоном сердечным пронизаны шаляпинской любовью к родине (причем, неизменно - с заглавной буквы), его тоской по родным местам.

Письма Шаляпина... Значительная часть их издана-переиздана, нам известно доподлинно, что многие хранятся еще в архивах, и наверняка - немало остается неизвестным. Но несомненным является то, что все его эпистолярное наследие требует очень осторожного подхода и скрупулезного анализа. Чуть более года назад, в моей предыдущей статье, посвященной неизвестным шаляпинским письмам ("Вестник" #12, 1996 г.), я высказал предположение, что "в письмах к дочери Шаляпин был настороже, понимая, что у всех его писем был и незванный читатель тоже". Сегодня это уже не вызывает у меня никакого сомнения.

В архиве ЦГАЛИ (Центральный Государственный Архив Литературы и Искусства), так по крайней мере называлось это учреждение еще в 1989 году, хранится среди прочих неопубликованных письмо Шаляпина к Ирине от 27 сентября 1936 года. Отрывок из него приводят В.Гармаш и Ю.Котляров в "Летописи жизни и творчества Ф.И.Шаляпина" (т.2, стр.339). В нем, в частности, говорится: "Приблизительно месяц тому назад я написал тебе письмо из Итальянского Тироля, где был некоторое время в гор. Bressanone с Таней (Т.Ф.Шаляпина, младшая сестра Ирины, проживавшая в Италии. - И.Д.). Но вижу, что ты его не получила. Почему? - Не знаю. В этом письме я писал тебе о всяких перипетиях, которые приходится сейчас переживать в связи с отвратительным положением в Европе. Все думают сейчас, вероятно, о новой драке, и театры работают по-нищенски. Даже я сижу без работы".

Второй отрывок из того же письма был воспроизведен Е.Дмитриевской в обзоре, посвященном шаляпинским письмам из того же архива. ("Театр" #10, окт. 1989 г.). Но ни один из отрывков (письмо Шаляпина, естественно, так и не опубликовано полностью) так и не объясняет, куда запропастилось предыдущее шаляпинское письмо и о чем в нем все же шла речь. Ответ на оба вопроса помог найти мой хороший приятель, которому на пике уже позабытой перестройки удалось скопировать "мистическое" письмо Шаляпина, а точнее - его копию, и переслать мне. И эта копия, именно копия, место ее хранения и особенно имена "архивариусов" позволили мне перевести мое давнишнее предположение о перлюстрации шаляпинских писем в разряд стопроцентной уверенности, потому что текст письма предваряет следующий сопроводительный лист:

Секретарю ЦК ВКП(б) - тов.Сталину
Секретарю ЦК ВКП(б) - тов.Кагановичу
Председателю СНК СССР - тов.Молотову

Направляю Вам копию письма Шаляпина к своей дочери - Бакшеевой (фамилия И.Ф.Шаляпиной во втором замужестве. - И.Д.), проживающей в Москве.

Народный комиссар внутренних дел
Союза С.С.Р.

(Ежов)

"4" октября 1936 г.
# 57943

За этой "сопроводиловкой" следуют три страницы машинописи, воспроизводящие текст письма. Где хранится сегодня оригинал, догадаться, думаю, нетрудно. Однако вряд ли он скоро станет предметом научного анализа. Для этого необходим доступ к архивам органов принуждения и управления бывшего Советского Союза. У меня лично такой возможности не было и нет, а если судить по недавнему великолепному обзору историка Анатолия Прокопенко ("Архивы снова закрываются", "НРС" от 30 сент. 1997 г.), то такой возможности теперь практически не будет ни у кого. Итак, вот оно это злополучное письмо (с сохранением шаляпинского стиля и лубянских опечаток).

Сообщение

Письмо Шаляпина к своей дочери:

- "Милая моя Арина, не отвечал и не писал тебе долго1, но ты была в путешествиях и в далеком отъезде и я не надеялся, что письма к тебе дойдут. Спасибо за вести. радуюсь (так в оригинале. - И.Д.) за твой курс на Кавказе. Сам я никогда не был в Боржоми, но слышал о его фантастическом воздухе. Между прочим, я и сам сейчас нахожусь в необыкновенной стране. Сказка, а не город. Феерия (?? - слово неразборчиво. - И.Д.), а не страна. Это городок, основанный в горах южного Тироля в 901 году (без тысячи, а просто 901), высота около 600 метров. Деревья ломятся от фруктов. Кругом замки (впрочем это уже не рыцарские, а просто буржуазные), старинный монастырь и великолепный собор стиля Барокко. На горах, то тут, то там высятся церковные шпили и в каждой церкви, каждые четверть часа отбивают колокола, звуки разносятся в горах и чем-то мирным наполняют душу, а между тем, там за горами мир все больше и больше кажется идет к концу. Ужасно. Вероятно опять начнут воевать. Но это пока пошлем к чертям.

Со мной сейчас здесь Таня (см. предыдущее письмо. - И.Д.), я ее выписал из Милана. Мы много катаемся в горах и пока живем в удовольствии, однако, на днях уже разъезжаемся - мне надо в Париж. Есть кое-какие предложения ехать, но не знаю выйдет ли что-нибудь реальное. Работать становится все хуже и хуже. Все жалуются на кризис и не хотят платить, т.е., конечно, платят, но сравнительно мало. Вот почему я начинаю волноваться за будущую поддержку всем вам2. В эти тяжелые времена я должен вашей матери выплатить 55 тысяч франков год3. Сейчас это обременительно. Я в хорошие времена застраховался, но вот уже несколько лет как страховку платить прекратил из-за недостатка денег. Еще в прошлом году я и многие мои знакомые французы видели, что с франком может быть плохо. И обратился к Г.Д. (имя этой дамы пока не установлено. - И.Д.) с просьбой прислать мне "полюс", чтобы получить внесенные мною деньги, но ответа не получил, а Кошуку (правильно - Кашук М.Э., секретарь Шаляпина в Париже. - И.Д.) в театре она сказала: "Довольно я была дурой". Не понял я почему она была дурой. Ведь все ее существование, все ее деньги и недвижимость, все ведь это мое и только, имея трудное время, я хотел взять из страхового общества деньги и только потому хотел взять, чтобы застраховать эти деньги от потери (если франк полетит), а он уже постепенно летит вниз, то вместо этих денег получился шишь (Sic! - И.Д.). Конечно, мать вероятно расчитывает (так в тексте. - И.Д.) на мою внезапную смерть, но так как я в жизни сделал значительно больше добра, чем зла, то, например, и в прошлом году ее надежда не оправдалась. Судьба попугала меня, но все же не умертвила4. И кто знает еще когда я умру...

Вот нужно изо всех сил работать, тащиться, например, в Японию, или опять ехать в Америку5. Может быть вы все когда-нибудь подумали о том, что мне 63 года и что мне работать уже не так легко, может быть однажды "пожалели" старенькую лошадь, которой уже пора кажется пахать только по субботам, а не всю неделю. Ну вот, об этом пока довольно. Я горд, что я русский и в отношении с женщиной никогда не был похож на Либерати (Либерати, Эрмете, - первый муж его дочери Т.Ф.Шаляпиной. - И.Д.).

Теперь вот еще о чем - в каждом письме твоем, ты обязательно спрашиваешь: когда же я приеду в советы. Посмотри в книгу "переписка Чехова и Книппер", вот какие выноски ты найдешь там: "Шаляпин Федор Иванович (родился в 1873 году). Знаменитый певец, имел звание народного артиста республики, но был лишен его за то, что находясь за границей, солидаризовался с белоэмигрантами". "Вот тебе, бабушка, и Юрьев день". А ты говоришь - приезжай. Зачем. Ведь я весьма "солидаризовался" в свое время с Горьким и Лениным, но царь не лишал меня звания солиста6. За что мне дают звание - за таланты или карачки7. Целую. До свидания. (Подпись неразборчива. - И.Д.)"

Начальник оперативного отдела (?)ГБ НКВД -
Комиссар государств. безопасн. (?)-го ранга

(Паукер) подпись

Мне бы очень хотелось найти ответ на замечание Шаляпина о том, что Ирина в каждом письме спрашивала его о возможном приезде в Россию. Делала она это по своей воле или по "рекомендации соответствующих инстанций", я пока не знаю. Меня также не оставляет предчувствие, что это письмо Шаляпина не является единственным, осевшим в недрах оперативного отдела у тов. Паукера. Однако доказать это можно будет лишь тогда, когда все архивы советского периода будут доступны для исследования. Увы, оптимизмом такого рода я не обладаю.


Комментарии к письму Шаляпина

1 Копия письма из архива НКВД не имеет даты оригинала. Сопоставление даты на сопроводительном листе и текста письма дает возможность утверждать, что оно написано в конце августа или начале сентября 1936 года. Следовательно, письмо написано Шаляпиным 9 мая 1936 года, является предыдущим, что и определяет почти 4-х месячный перерыв между ними. Назад

2 Помимо Ирины и ее матери в России на иждивении Шаляпина в тот момент находились его жена М.В.Шаляпина, дочери от брака с ней Мария и Дася, а также не имевшие постоянных заработков сыновья Борис и Федор и дочери Татьяна и Лидия. Назад

3 Согласно условиям развода, Шаляпин обязался выплачивать своей первой жене ежемесячное пособие в размере 300 долларов в месяц, как сообщала газета New York Times 29 октября 1927 года. Назад

4 Возвращаясь на пароходе из США, Шаляпин тяжело заболевает 21 апреля 1935 года. Он был госпитализирован, и в течение двух недель окружающие опасались за его жизнь. Назад

5 С декабря 1935 по май 1936 года состоялись гастроли Шаляпина на Дальнем Востоке. Возвращаясь в Париж, Шаляпин заехал в Калифорнию, где вел переговоры о своих будущих выступлениях, состояться которым не было суждено. Назад

6 В мае 1910 года Шаляпину было пожаловано звание "солист Его Величества", самое высокое почетное звание на Императорской сцене. Назад

7 Шаляпин имеет ввиду скандал, связанный с так называемым "коленопреклонением" во время спектакля "Борис Годунов" в Мариинском театре 6 января 1911 года. Назад


Содержание номера Архив Главная страница