Содержание номера Архив Главная страница


Роман КРАМЕР

НЬЮ-ЙОРК ОТВЕРГ СОЦИАЛИСТКУ

Позади остался очередной первый вторник ноября и, значит, очередные выборы. Правда, на этот раз не общенациональные, когда выбирают президента (раз в четыре года) или депутатов Конгресса (раз в два года), а местные, на которых выбирают губернаторов, мэров, членов штатных легислатур и городских советов. Местные не привлекают, как правило, интереса всей страны. Но из каждого правила есть, как мы знаем, исключения. Это справедливо и для выборов. Выборы мэра Нью-Йорка обычно привлекают всеобщее внимание. Как бы американцы не относились к Нью-Йорку (большинство относится отрицательно), они сознают, что крупнейший город страны - это и финансовый центр, и центр средств массовой информации, и издательский центр, и театральный, и... Одним словом, Нью-Йорк - это Нью-Йорк. Однако на этот раз выборы нью-йоркского градоначальника вряд ли оказались в центре внимания страны. Не потому, что страна потеряла интерес к Нью-Йорку, а потому, что исход выборов был известен заранее. Их результат был столь же очевиден, как наступление осени после лета или ночи после дня. Задолго до первого ноябрьского вторника вряд ли кто-нибудь сомневался в победе мэра Рудольфа Джулиани над кандидатом в мэры Рут Мессинджер. Наверно, и Мессинджер знала, что проиграет, хотя не говорила, конечно, об этом вслух. Но ее сторонники говорили.

Рудольф Джулиани

"Я буду голосовать за Мессинджер, но я не думаю, что она выиграет", - сказал за три дня до выборов в интервью газете New York Times фотограф Джефф Плант. Высказывания подобного рода заполняли нью-йоркские газеты в дни, предшествовавшие выборам.

Почему же в городе-бастионе Демократической партии, в городе, где число зарегистрированных демократов превосходит в пять раз число зарегистрированных республиканцев, мэр-республиканец Джулиани легко расправился с кандидатом демократов Мессинджер - да так легко, что в этом не сомневались ни сам город, ни вся страна?

- Потому что Демократическая партия разваливается на части... И это характерно для всей страны, - считает 29-летняя городская служащая, демократка Сюзан Фридленд, сказавшая перед выборами газете New York Times, что она и ее друзья поддержат Мессинджер и среди них нет никого, кто отдаст свой голос Джулиани.

И она не одинока, разумеется, в своем мнении. Госпожа Фридленд и ее единомышленники приводят в пример Конгресс, в котором впервые за 40 лет республиканцам принадлежит большинство в обеих палатах, и даже президента Клинтона - "нового демократа", не разделяющего взгляды "традиционных демократов".

Рут Мессинджер

Я считаю, что дело обстоит несколько иначе. Разгромное поражение Мессинджер на выборах в Нью-Йорке объясняется отнюдь не "развалом" Демократической партии, чего не наблюдается ни в стране, ни в Нью-Йорке, и не личностью президента ("нового демократа" на словах), а только личностью самой Мессинджер. Если бы демократы выдвинули другого кандидата в мэры, то, возможно, торжествовали бы победу. Конечно, и другой кандидат мог проиграть мэру, пользующемуся большой популярностью, главным образом благодаря снижению преступности в Нью-Йорке. Не исключаю, что в этом году Джулиани победил бы любого кандидата. Но Мессинджер была изначально обречена на разгром. Ее взгляды чужды большинству ньюйоркцев - вне зависимости от их партийной принадлежности, и, тем более, они чужды абсолютному большинству американцев. Потому что сегодня социалисты находятся в меньшинстве даже в Демократической партии.

В нашей стране демократы-социалисты редко называют себя этим подлинным именем. Они предпочитают скрываться под различными псевдонимами. Наиболее распространенный среди них - "либерал". Либеральные идеи, либеральные взгляды, либеральная политика - сегодня это в девяти случаях из десяти именно социалистические идеи, взгляды, политика. Но представляться социалистом, значит, почти наверняка (но не всегда) обрекать себя на поражение на выборах практически любого уровня. Вот и берут социалисты псевдонимы... Рут Мессинджер, однако, обычно не скрывалась под псевдонимом. В 1977 году она победила на выборах в члены городского совета как представитель демократических социалистов Америки. "Ее идеология, - констатировала New York Times, - была более либеральной, чем у коллег в горсовете". То есть - назовем вещи своим именами - левосоциалистической. И не только идеология. Она претворяла свои идеи в жизнь.

От родителей Мессинджер унаследовала 5-этажный семейный дом в престижном, как теперь говорят, районе Манхэттена. Здесь Рут жила в 60-70-е годы вместе с Эли Мессинджером, первым мужем, с которым разошлась в 1977 году, и с тремя детьми. Она и ее муж организовали в доме коммуну, или колхоз - называйте, как угодно. Они разместили в доме несколько семей, и все сообща платили за электричество, воду, телефон, сообща покупали съестное. Одежда тоже была общая - джинсы, безразмерные свитера, плащи, сандалеты... Все вместе обедали, вместе ужинали. Телефон звонил непрерывно, и едва ли не каждый день устраивались собрания для обсуждения текущих событий. Всем домом ходили на демонстрации против Вьетнамской войны. Всем домом выходили на демонстрации в защиту равных прав всевозможных "меньшинств". Даже когда дети Мессинджеров были еще дошкольниками, мать брала их с собой в Вашингтон на демонстрации: рано утром запихивала полусонными в автобус, который направлялся в столицу.

Взгляды Рут сформировались не на пустом месте. Ее мать, Марджори Уайлер, была членом Рабочей партии и с энтузиазмом поддерживала социалистический "новый курс" президента Франклина Делано Рузвельта. Отец, Уилфрид Уайлер, не проявлял такой же политической активности, как жена, но вместе с ней внушал дочери мысли о необходимости иметь правительство, способное помогать всем и желающее помогать всем. Уайлер был владельцем бухгалтерской фирмы и не желал, конечно, чтобы правительство вмешивалось в дела именно его бизнеса. Но "в принципе" не возражал против подобного вмешательства.

Рут получила отличное образование в частных школах и в колледже Радклифф, учась в котором, познакомилась со студентом-медиком Гарвардского университета Эли Мессинджером. Они поженились, будучи студентами, и, получив дипломы, поехали в Оклахому работать в правительственных учреждениях. Как Рут, так и Эли не желали работать на "частника", и у них даже мысли не возникало о собственном деле. Свое призвание они видели в служении народу, и это призвание привело Эли Мессинджера в конце концов в Нью-Йоркскую марксистскую школу, которую он закончил, а затем стал в ней преподавать. Правда, к этому времени они с Рут уже разошлись.

Как член горсовета Нью-Йорка Рут Мессинджер прославилась своей независимостью. Она, член фракции Демократической партии, открыто критиковала мэра-демократа Эда Коча и громогласно объявляла о своей поддержке сандинистской хунты в Никарагуа и ее главаря Даниэля Ортега, правительство которого находилось на содержании Гаваны и Москвы. Она мечтала создать Нью-Йорк, живущий коммуной, где все заботятся друг о друге, где нет богатых и бедных. Она считала, что если станет мэром, то сумеет этого добиться.

На выборах 1989 года Мессинджер поддержала не мэра Коча, а бросившего ему вызов их однопартийца Дэвида Динкинса, и когда в демократических праймериз Динкинс победил Коча, сражалась на его стороне уже против республиканца Джулиани. Динкинс победил, и Мессинджер разработала план: через четыре года она вновь поддержит Динкинса, а еще через четыре года выставит свою кандидатуру и унаследует пост мэра. Одного она не учла: Динкинс - первый в истории Нью-Йорка чернокожий мэр - восстановил против себя большинство избирателей, и проиграл республиканцу Джулиани выборы в 1993 году, и в 1997 году ей пришлось выступать против Джулиани, который получил поддержку жителей города. Заслуженно получил.

Жизнь в Америке приучает нас с уважением или хотя бы с пониманием относиться к людям с иными политическими взглядами - если, конечно, это не экстремистские взгляды, и я с пониманием, с сочувствием отношусь к взглядам Мессинджер. Мне понятно ее желание сделать мир таким, чтобы в нем не было бездомных, голодных, обездоленных... Это естественное желание для разумного человека. Но вот методы, предлагаемые ею, вряд ли разумны. Потому что Мессинджер считает, что помогать бедным способно только правительство - федеральное, штатное, городское. Она возлагает ответственность за все исключительно на правительство. Человек, стоящий с протянутой рукой, вызывает у нее жалость. Даже если это здоровый человек, просто-напросто не желающий ударить пальцем о палец, чтобы помочь самому себе.

Следует ли осуждать такого, как Мессинджер, политика? Конечно, нет. Но вот стремиться к тому, чтобы такой политик не получил власть, можно и должно. Потому что, получив власть, такой политик займется перераспределением средств - из кармана работающего в карман неработающего, а в споре имущего с неимущим всегда встанет на сторону неимущего, не пытаясь разобраться в существе спора.

В последние восемь лет Мессинджер занимала унаследованный от Динкинса пост руководителя администрации Манхэттена - одного из пяти районов ("боро") Нью-Йорка. Это совершенно бесполезная в управленческом аппарате Нью-Йорка должность. Занимающие ее люди не имеют возможности принести хоть какую-нибудь пользу Манхэттену. Что же касается вреда, то таковой оценивается в долларах. Должность президента "боро" и штата его помощников обходится городу в несколько сот тысяч долларов. А ведь нужно еще оплачивать аренду помещения, телефон, электричество, отопление и т.д. Таким образом, нью-йоркский налогоплательщик тратит не меньше миллиона долларов в год на содержание бесполезной канцелярии. Не лучше ли потратить эти деньги на помощь тем, кто действительно в ней нуждается?

Вряд ли этот вопрос приходил в голову Рут Мессинджер. Потому что с годами (12 лет в горсовете, 8 лет на посту президента "боро" Манхэттена) она превратилась в обычного правительственного чиновника-бюрократа и, наверное, уже одно это дисквалифицировало ее как мэра Нью-Йорка. И если бы, не дай Бог, она победила на выборах, то оказалась бы первым в истории города мэром, который ни одного дня не проработал в частном секторе, а работал исключительно в канцеляриях и офисах, которые содержатся на деньги налогоплательщиков.

Нью-Йорк не ошибся, отвергнув 4 ноября на выборах социалистку Рут Мессинджер. Но ее поражение вовсе не означает ослабление позиции демократов в Нью-Йорке. Поражение Мессинджер означает только одно: Нью-Йорк достаточно повзрослел и поумнел.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница