Содержание номера Архив Главная страница


Александр ЛАЗАРЕВ

БОРЬБА С ТЕРРОРИЗМОМ ИЛИ ИГРА В ПОЛИТИКУ?

В среду, 8 октября, государственный секретарь Мэделин Олбрайт предстала на пресс-конференции перед журналистами и зачитала им список 30 групп, которые администрация Клинтона считает террористическими.

Такой список Госдепартамент обнародует впервые. В прошлом внешнеполитическое ведомство сообщало о государствах, поддерживающих терроризм, но не публиковало списка террористических групп. Новшество - инициатива не исполнительной власти, а законодательной. В 1996 году Конгресс принял Закон об антитеррористической деятельности (Antiterrorism Act), который повелевает сообщать стране (а, следовательно, и миру) о террористических организациях. Закон также:

- запрещает под страхом уголовного преследования всякую финансовую помощь перечисленным в списке группам;
- запрещает выдавать визы на въезд в США иностранцам, которые состоят в этих группах или представляют их;
- требует от американских финансовых институтов замораживать находящиеся под их контролем фонды, если они принадлежат внесенным в список группам.

В списке Госдепартамента перечислены террористические, по мнению администрации Клинтона, организации Алжира, Греции, Египта, Израиля, Ирана, Испании, Камбоджи, Колумбии, Пакистана, Перу, Турции, Филиппин, Шри Ланки, Чили и Японии. Включен в список и целый букет палестинских и пропалестинских групп, которые невозможно отнести к какому-нибудь конкретному государству, поскольку базируются они и на территории "палестинской автономии", и в Ливане, и в Сирии, и кто знает где еще. Это:

- Группа Абу Нидаля
- Демократический фронт освобождения Палестины - фракция Хаватмех
- ХАМАС
- Палестинский Джихад - фракция Абу Аббаса
- Хизбалла
- Народный фронт освобождения Палестины - Главное командование

Список Госдепартамента порождает не один вопрос. Ну, вот, к примеру, такой: почему в нем нет Ирландской революционной армии (ИРА), но зато оказались израильские организации "Ках" и "Кахане хай"? За ИРА тянется многолетний кровавый след. А члены двух израильских организаций больше говорят, чем делают. Однако ведомство Олбрайт обошло вниманием ирландских террористов, но не забыло еврейских. Всему, разумеется, есть объяснение, и в основе его лежит политика, а не деятельность ИРА и "Кахане хай".

В Вашингтоне утверждают, что перед публикацией списка шли большие споры в отношении ИРА, и, как откровенно признал представитель Госдепартамента Джеймс Рубин, "политические расчеты возобладали над оперативными данными". Администрация Клинтона пытается наладить "мирный процесс" в Ольстере. Самое деятельное участие в этом принимает бывший сенатор-демократ Джордж Митчелл. Им удалось убедить ИРА отказаться от применения насилия, и Шинн-Фейн - политическое крыло ирландских террористов - начало переговоры о мире. Но если бы ИРА оказалась включенной в список террористических организаций, то, не исключено, что она обиделась бы и в очередной раз сорвала переговоры. Вот и решил Клинтон и его советники-помощники "забыть" о преступлениях ИРА.

- Мы держим ИРА под пристальным наблюдением, - говорит Рубин, - и любое возобновление насилия совершенно неприемлемо для Соединенных Штатов и вызовет немедленную реакцию.

"Политическими расчетами" следует, на мой взгляд, объяснить и наличие в списке Госдепартамента организаций "Ках" и "Кахане хай". Решено было как-то уравновесить представительство в списке палестинских групп. Решено опять-таки в угоду "мирному процессу" - только на этот раз на Ближнем Востоке. Чтобы палестинцы, не дай Бог, не подумали, что Клинтон и его команда заняли, составляя список, произраильскую позицию.

Выполнение закона (требующего назвать террористические организации) вступало в противоречие с политическим курсом Белого дома. Политика взяла верх. Внешняя политика. Но дома, в Соединенных Штатах, Закон об антитеррористической деятельности ждут гораздо большие испытания. По мнению ряда юристов, некоторые положения закона нарушают Конституцию и, значит, будут оспариваться в судах.

Неприятности в связи с выполнением закона начались еще в пору обсуждения его проекта в Конгрессе. В борьбе против некоторых положений проекта объединились общественные организации, находящиеся обычно по разную сторону баррикад. В частности, консервативная Национальная стрелковая ассоциация сражалась рука об руку с ультралиберальным Американским союзом защиты гражданских свобод против предложения облегчить органам правопорядка получение разрешения на прослушивание телефонов лиц и организаций, заподозренных в террористической деятельности. Стрелковая ассоциация и Союз защиты гражданских свобод протестовали против того, чтобы любая (!) правительственная организация получила свободу решать, чьи разговоры следует прослушивать. И Конгрессу пришлось смягчить формулировку соответствующей статьи. Государство не получило того, что хотело.

Но это были, так сказать, цветочки. Ягодки - проведение в жизнь ряда положений закона - впереди. Например, положения о запрещении оказывать всякую финансовую помощь перечисленным в списке группам.

И до рождения закона 1996 года поддержка терроризма считалась противозаконной и наказуемой. Но как только речь заходила о финансовой поддержке, возникали юридические барьеры. В США существуют, в частности, как минимум три организации, которые переводят деньги на Ближний Восток на счета "возможно" террористических организаций, в том числе и ХАМАСа: Фонд "Обетованная земля", Исламская ассоциация палестинцев, Совет американских мусульман... Руководители этих организаций категорически отрицают, что собранные ими деньги используются для террористической деятельности. Они утверждают, что собирают средства на нужды обездоленных, на медицинскую помощь, на образование...

Профессор права Джорджтаунского университета Дэвид Коул сказал газете New York Times, что Верховный суд часто отменяет приговоры "за связь с группами или поддержку групп, если не доказано, что подсудимый непосредственно участвовал в незаконной деятельности данной группы". Профессор Коул напомнил также о недавнем решении федерального апелляционного суда в Сан-Франциско по делу эмигрантов, оказывавших финансовую поддержку Народному фронту за освобождение Палестины. Адвокаты обвиняемых настаивали, что Первая поправка к Конституции позволяет им собирать деньги. Федеральный прокурор не соглашался с этим. Однако суд принял сторону эмигрантов.

Сколько же раз будет оспорено в суде положение закона 1996 года о запрещении финансировать организации, включенные Госдепартаментом в список террористических?! И сколько раз суды отвергнут аргументы обвинения!

Я не уверен, что и новый закон и его следствие - список террористических организаций - помогут в борьбе с терроризмом в самих Соединенных Штатах. Не уверен хотя бы потому, что в нашу страну запросто приезжают негодяи, цель которых - террор.

С какой легкостью получил американскую визу учитель из Газы Али Абу Камаль! Он ее получил в консульстве США в Тель-Авиве и 24 декабя прошлого года ступил на американскую землю в нью-йоркском аэропорту Кеннеди. 11 января Абу Камаль отправился самолетом во Флориду и поселился в дешевом мотеле в городке Мельбурн, что неподалеку от космодрома. 25 января он направился в местную автомобильную инспекцию и, предъявив паспорт, визу, адрес мотеля и фотографию, попросил выдать ему удостоверение личности. Он его получил и направил свои стопы в оружейную лавку, где попросил продать ему пистолет, предъявив только что полученное удостоверение. Закон штата Флорида требует трехдневной проверки личности желающего купить оружие. Абу Камаль пришел за покупкой через пять дней - 30 января. Если бы за ним числились правонарушения, пистолет бы ему не продали. О том, что Абу Камаль приехал в страну чуть больше месяца назад, в оружейной лавке, разумеется, не знали. А местная полиция не проверяет, сколько времени покупатель живет в Америке. Это не ее забота. Да и если человека пустили в страну, считает полиция, он вполне законопослушный.

В Нью-Йорк Абу Камаль вернулся 12 февраля, но не самолетом, а автобусом. Он не мог войти с оружием в самолет. В автобус же - пожалуйста, никто не проверяет. В воскресенье, 23 февраля, 69-летний учитель английского языка и отец шестерых детей поднялся на расположенную на 86-м этаже 110-этажного небоскреба Empire State Building смотровую площадку и открыл огонь из пистолета "беретта-чита" 38-го калибра с обоймой на 14 патронов. Абу Камаль убил музыканта из Дании, ранил двух американцев, аргентинца, швейцарца и супругов-французов, а затем выстрелил себе в висок. Готовясь уйти из жизни, он оставил записки - на английском и на арабском. В них он клеймит "три больших зла - США, Англию и Францию", выражает ненависть к "штату Нью-Йорк", обвиняет США за превращение Израиля в "оружие угнетения палестинцев" и предупреждает: вспышка его гнева произойдет на смотровой площадке Empire State Building .

Если бы это была единичная история в Нью-Йорке... Если бы... Но только за последние годы арабские террористы устроили взрыв в подземном гараже Всемирного торгового центра, эмигрант из Ливана Рашад Баз открыл стрельбу на Бруклинском мосту из своей машины по автобусу с еврейскими детьми - учениками ешивы, египтянин Эль-Саид Носаир убил раввина Меира Кахане (в его честь и названа группа "Кахане хай" - "Кахане живет"), причисленная администрацией Клинтона к террористическим)... Но террористические акты совершают и свои террористы, так сказать доморощенные: вспомним хотя бы взрыв административного здания в Оклахома-Сити...

Поможет ли закон 1996 года если не покончить с терроризмом в США, то хотя бы ослабить его? Если и поможет, то не больше других уже существовавших законов, указов, распоряжений. Когда президент Клинтон умиротворяет главаря террористической Организации освобождения Палестины Арафата, ставшего на склоне лет "демократом", и руководителя Шинн-Фейн Джерри Адамса, он подает не лучший пример всей стране. Черного кобеля не отмоешь добела. А что если Клинтон и Олбрайт думают, что изобрели рецепт, позволяющий отмыть?


Содержание номера Архив Главная страница