Содержание номера Архив Главная страница


Виктор СНИТКОВСКИЙ (Бостон)

БАЙКОНУР МНИМЫЙ И НАСТОЯЩИЙ,
ИЛИ ОТКУДА РОДОМ "КУЗЬКИНА МАТЬ"

(Окончание. Начало в предыдущем номере.)

На системе "Шатл" вторая ступень работает с использованием двигателей "челнока" и только с пристыкованным "челноком", который является полезной нагрузкой. А на "Энергии" вторая ступень не завязана с "челноком". Поэтому "Энергия" может выводить на орбиту не только возвращаемые "челноки", но и другие грузы, например, зонды для Марса. Это требует большей мощности ракеты, а значит, и большей стоимости, чем у системы "Шатл".

На первый взгляд "Буран" очень похож на американский шатл. Фото из книги: Brian Harvey, The New Russian Space Programme

5 лет испытатели космодрома "воевали" с создателями системы "Энергия-Буран" из-за того, что система не "ложилась" на инфраструктуру космодрома. То есть испытатели требовали жизненности новой системы в условиях реального космодрома - это извечная борьба конструкторов и изготовителей с эксплуатационщиками. Однако вопросы энергоснабжения и безопасности испытаний, как и многие другие, до сих пор не решены. Как пример взаимоотношений испытателей с проектировщиками и изготовителями расскажу о том, как происходила разгрузка на космодроме первого "Бурана". По разработанной изготовителями технологии, разгрузка "Бурана" занимала 2 часа. Сначала этим занималась бригада военных такелажников с космодрома, но не получилось. Потом 4 часа пытались закрепить на "Буране" "ловители" проектировщики с изготовителями, и тоже не получилось. Снова за дело взялись "вояки" и... погрузили. А в это время командировочная публика выпила от тоски то, что собиралась выпить на радостях. И столько выпили "интеллигентные" гости с " Большой земли", что виновниками неудачной системы перегрузки "Бурана" сочли такелажников. Это они и высказали крепко заплетающимися языками. До драки дело не дошло благодаря руководителю испытаний, впоследствии главному инженеру космодрома В.Л.Меньшикову, который присутствовал на разгрузке. Он сумел разъяснить в не очень вежливых выражениях руководителю приезжих, что думает о них и их бестолковом "восьмом чуде света" и как будет докладывать об этом в Москву.

До сих пор не создано исследовательское оборудование, которое нужно было бы выводить в космос экономичными "Буранами". Отставание СССР, а ныне России от США в развитии науки и техники колоссально. Пытаясь догнать Америку в области возвращаемых из космоса кораблей многоразового пользования, СССР не создал то, ради чего нужны космические "челноки". Поэтому "Энергия" создана "универсальной". В течении 5 лет испытатели космодрома безуспешно пытались добиться ответа от проектировщиков "Энергии-Бурана": что же будет возить на орбиту "Буран"? Ответа, точнее исследовательского оборудования, нет до сих пор. "Буран" (в варианте "Скиф-ДМ") после неудачного полета 15 мая 1987 года (из-за сбоя систем управления орбитальный корабль тогда получил сигнал торможения вместо доразгона) упал в Тихий океан. Совершив один удачный полет с возвращением на Байконур 15 ноября 1988 года "Буран" встал на прикол.

"Энергия" испытывалась в монтажно-испытательном корпусе (МИКе), построенном для неудачника советской космонавтики - гигантского ракетоносителя Н-1. Пятипролетный корпус имеет размеры в плане 240х190 м и высоту 47 м. В период подготовки "Энергии" в МИКе одновременно работают до 2 тысяч человек. МИК для "Бурана" имеет размеры в плане 225 х121 м и высоту 30 м. Одновременно в МИКе могут проходить подготовку до трех "Буранов". Имеется также уникальное здание стенда для динамических испытаний ракетоносителя высотой 100 метров. Казарменно-жилой фонд для системы "Энергия-Буран" рассчитан на 20 тысяч постоянно проживающих и приезжающих в командировки на несколько лет. Для этих людей нет ни кинотеатра, ни капитальных торгово-бытовых зданий. С целью удешевления проекта все стальные трубопроводы, включая полутораметровые в диаметре, проложили в земле, а не на эстакадах, как этого требовали эксплуатационщики космодрома. В результате уже через год агрессивные грунтовые воды заставили менять многие метры проржавевших трубопроводов.

Для приема самолетов "Антей" с "Бураном" на загривке и посадок "Бурана" построена взлетно-посадочная полоса длиной 4,65 км, шириной 84 м и толщиной покрытия 0,5 м. Финансирование программы "Энергия-Буран" прекратилось в 1991 году, и сейчас программа - в состоянии клинической смерти. Попытка возродить "Энергию" путем использования ее в полетах на Марс окончилась недавно крахом.

Проще всего добраться из Ленинска до "Центра" космодрома на пригородном поезде, который тут называют мотовозом. Но для поездки нужно иметь пропуск.

ЛЕВЫЙ ФЛАНГ КОСМОДРОМА

На расстоянии 70 км с северо-западной стороны Ленинска (территория Казалинского района Кзыл-Ординской обл.) начинается так называемый "Левый фланг" космодрома. Там расположены стартовые и технические комплексы ракет носителей "Циклон" и "Протон". Протяженность "Левого фланга" порядка 20 км. Ракетоноситель "Циклон" предназначен для запуска спутников весом до 3 тонн. В основном это навигационные спутники. "Циклон" создан в КБ академика Янгеля в середине 60-х годов. Это одна из самых надежных ракет. При ее запусках не было ни одной аварии! Сам старт, расположенный почти за 90 км от Ленинска, на дальнем краю "Левого фланга", компактен и удобен для работы персонала. В качестве горючего для ракеты используется гептил, прозрачные, невидимые глазом пары которого ядовиты не меньше боевых отравляющих веществ. Смертельных случаев отравления на полигоне не было, а тяжелых и легких - предостаточно. Окислитель - тетроксид, чьи "лисьи хвосты" тянутся от ракеты на сотни метров, - тоже далеко не безобиден для людей. Старт не ремонтировался свыше 20 лет, и поэтому там зачастую лом заменяет автоматику. Отсюда в 70-80-х годах в космос запускались спутники с ядерными источниками энергии. Один из таких спутников упал в Канаде и был причиной международного скандала. Сейчас от ядерных источников энергии на околоземных орбитах отказались. "Циклоны" изготавливаются на заводе "Южмаш" в Днепропетровске.

С ближайшей к Ленинску стороны "Левого фланга" находится более известный комплекс "Протон". Тут расположены два старта с четырьмя пусковыми установками и два крупных монтажно-испытательных комплекса, а также заправочно-нейтрализационная станция. Оба старта с заглубленными сооружениями были "посажены" проектировщиками в низины. Сравнительно высокий уровень грунтовых вод регулярно "обеспечивает" затопление подземных сооружений ракетных стартов "Протонов" и "Циклонов", чем постоянно изводит инженерные службы космодрома. Поначалу там испытывались "челомеевские" ракеты УР-100, УР-200 и УР-500. УР-100 после многочисленных аварий была "доведена" и в начале 60-х годов вошла в состав "ракетного щита" СССР. УР-200 была испытана в 1963 году, но оказалась неудачной. 29 апреля 1962 года было принято решение о проведении опытно-конструкторских работ и строительстве старта с двумя пусковыми установками для ракеты УР-500. Первоначально она предназначалась для вывода на орбиту т.н. "Глобальной головной части" мощностью 150 мегатонн, которая могла маневрировать на орбите. 17 октября 1963 года Генеральная ассамблея ООН проголосовала за резолюцию, призывающую отказаться от таких видов оружия. Формально боевая часть программы была закрыта. В 1964-66 гг. были проведены 4 пуска этой двухступенчатой ракеты. В 1967-69 гг. ракета испытывалась в трехступенчатом варианте. Первые 6 пусков были аварийными. Вскоре эта ракетная система получила название "Протон". Именно на ее базе в конце 60-х годов стало возможным запускать боеголовки мощностью 50-100 мегатонн или головные части с разделяющимися боеголовками.

"Протон" - это трехступенчатая ракета-носитель высотой 44,3 м, максимальный диаметр 7,4 м, тяга на старте 900 т. "Протон" может вывести на низкоэллиптическую орбиту (высота порядка 200 км) объект массой 21 т, а на геостационарную орбиту - массу 3,5 т. С помощью этой ракеты были выведены на орбиту орбитальные станции "Салют", "Мир", модули типа "Квант", "лунники", межпланетные станции "Марс", "Венера", "Вега", "Фобос", спутники телевидения, связи и ретрансляторы "Экран", "Горизонт", "Гейзер", "Альтаир", навигационные спутники системы "Глонасс" и др.

Для горючего и окислителя в "Протонах" используются те же "грязные" компоненты, что и для "Циклонов". Сборка ракеты-носителя на технической позиции занимает около месяца, а заправка и подготовка на старте требуют обычно не меньше 3-4 дней. Монтажно-испытательный корпус #50, или "Полтинник", для "Протонов" - это высокое, 33,9 м, промышленное здание размерами в плане 229х146 м. "Полтинник" имеет в сборочном пролете 3 конвейера, что позволяет одновременно работать над сборкой трех "Протонов" (или двух "Протонов" и разгонного блока) с помощью мостовых кранов. В этом же здании готовятся космические аппараты и модули, запускаемые в космос "Протонами". Из-за обнищания страны к началу перестройки для комплекса "Протон" не были построены ни спорткомплекс, ни плавательный бассейн, ни корпус психологической разгрузки. Не хватило денег и на столовую и отделочные работы в бытовых помещениях площадью 200 тысяч кв.м. Огромные технологические подвалы под зданием "Полтинника", наполненные дорогим исследовательским оборудованием, ныне бездействуют из-за нехватки средств на их эксплуатацию. Гигантское здание ныне стоит в пустыне почти обезлюдевшее, без достаточного теплоснабжения. Отсутствие температурных швов в этом здании допустимо для отапливаемых зданий. Но может привести к разрушению ставшего неотапливаемым корпуса от климатических температурных деформаций и других воздействий. Имеются на "Левом фланге" еще и поистине циклопические сооружения для длительного хранения "Протонов", куда из-за аварий систем теплоснабжения во время зимних буранов по несколько дней не подается тепло. На "Левом фланге" есть много начатых и недостроенных сооружений. Речь идет, в первую очередь, о строительстве производства фторо-водородных разгонных блоков "Протонов" и испытательных площадках для противоспутникового оружия.

Время в пути на мотовозе от Ленинска до "Левого фланга" - 1,5 часа.

ПРАВЫЙ ФЛАНГ КОСМОДРОМА

В 50 км на юго-восток от Ленинска находится "Правый фланг" космодрома. Вокруг "фланга" весной - море алых тюльпанов, местами - заросли кустарников, много змей, степных черепах, ежей и грызунов. В небе парят орлы. На территории "Правого фланга" были введены в эксплуатацию первые шахтные комплексы ракеты "Р-12" и проводились отработки ракет КБ им. Янгеля. Тут же производились имитации ядерных взрывов. Потеснив зелень и живность, рядом построили 2 стартовых комплекса - "площадку 31" - подобную "Гагаринскому старту" для "Р-7" и ракет на ее базе, но, исходя из опыта, вдвое меньших размеров. Площадка введена в строй в 1961 году. Отсюда были сделаны запуски нескольких пилотируемых кораблей, но главным образом отсюда уходили в космос аппараты, посылаемые в сторону планет Солнечной системы. Всего на этом старте было произведено 330 запусков. 18 февраля 1988 года при заправке баков ракеты перекисью водорода неожиданно началось интенсивное разложение перекиси. Возник пожар на кабине обслуживания ракеты. Это было аналогично пожару, случившемуся в Плисецке, где погибло 50 человек. На Байконуре распространение пожара удалось прекратить благодаря находчивости генерала Шумилина и осуществить пуск ракеты вовремя. Этот же генерал прославился во время приезда на космодром Горбачева в мае 1987 года. При заправке ракеты керосином отказал контактор одного из мощных насосов, и горючее стало разливаться по старту. Пока испытатели соображали, что нужно сделать, генерал схватил лопату и деревянным черенком заблокировал подвижную часть контакта. Словом, испытателям космодрома есть, что вспоминать. Сейчас старт "31-й площадки" законсервирован.

Другой стартовый комплекс, с двумя пусковыми установками, в 10 км южнее, предназначен для системы "Зенит". Там же имеется криогенный центр. Разработка ракет-носителей "Зенит" была увязана с системой "Энергия-Буран". Речь идет о боковых блоках, то есть первой ступени, которая отрабатывалась для "Энергии" в составе ракеты среднего класса "Зенит". Поэтому конструктивно первая ступень "Зенита" во многом идентична первой ступени "Энергии" - общая элементная база, идентичны маршевые двигатели, общие технические решения заложены в различные системы и агрегаты. В проектировании и изготовлении "Зенитов" впервые была использована кооперация КБ и заводов РСФСР (60%) - КБЭМ и ПО "Полет", а также УССР (40%) - КБ "Южное". Ныне это одна из ниточек, связующих Россию и Украину. "Зенит" предназначен для выведения автоматических космических станций массой до 13,7 т на круговую орбиту высотой 200 км и наклонением 51 градус. "Зенит" - двухступенчатая ракета, горючее - керосин, окислитель - кислород. Тяга у Земли - 740 т, в невесомости - 806 т. Предполагалось, что после доработки "Зенит" заменит "Д-107" Королева.

Комплекс "Зенит" включает помимо стартового комплекса монтажно-испытательный корпус, хранилища ракет-носителей и космических аппаратов, различные технические здания и сооружения. Территория системы "Зенит" хорошо обустроена, озеленена и хорошо смотрится.

ПОЛЯ ПАДЕНИЯ

После запуска ракет-носителей их первые и вторые ступени, а потом и обтекатели космических аппаратов падают на землю в различных районах. Первые ступени падают на территории Казахстана или Туркмении, вторые - большей частью в Томской и Новосибирской областях. Но есть и другие районы полей падения - например, Якутия. Главные конструкторы советской эпохи выбирали трассы, сообразуясь только с оптимальными траекториями полета ракет. Поэтому десятки полей падения разбросаны на громадных территориях - 4,8 млн. га, которые выведены из хозяйственного пользования, и на них, естественно, нельзя жить людям. Идея бесплатной земли - основа коммунистического режима, которая и тут губила страну. До середины 70-х годов режим секретности и небольшое количество запусков космических объектов позволяли тщательно собирать секретные остатки металлолома и возвращать их на космодром для исследования. Для сбора "космического" лома были созданы многочисленные подразделения. Лесных и степных пожаров после падения ступеней с остатками было тогда немного. Однако когда начала формироваться программа "Энергия-Буран", потребовалось обеспечить вновь создаваемые структуры тысячами новых работников. На это пошли через сокращение подразделений, занимавшихся очисткой полей падения. Практически эти подразделения были ликвидированы, и очистка полей падения прекратилась. Зато резко стало возрастать количество пусков космических объектов. Такая ситуация сохранялась в течении 15 лет вплоть до начала перестройки. За это время миллионы гектаров земли стали напоминать местность из кинофильма "Сталкер". Гласность разбудила население и дала возможность местным властям предъявлять материальные, многократно завышенные, претензии космодрому. Особенно старался в раздувании претензий первый секретарь Джезказганского обкома Ежиков-Бабаханов. Некоторые претензии были обоснованы, хотя и крепко завышены. Самые серьезные из них - увеличение онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, рождение неполноценных детей из-за увеличения радиационного фона вследствие падения первых ступеней - были чушью. Истерическая обстановка вокруг космодрома была создана. И такая нахрапистость привела к тому, что космодром вынужден был выделить немедленно около 500 человек, 150 грузовиков и кранов для зачистки полей падения. К концу 1991 года эта работа была выполнена. Сейчас трассы полетов ракет корректируются для уменьшения количества и площади полей падения.

Развитие нового полигона на Дальнем Востоке дает возможность использовать в качестве полей падения Тихий океан. Космодромы США во Флориде и Франция в Гвиане используют для этих целей Атлантический океан. Вполне вероятно, что через несколько лет и этот путь окажется не лучшим. Но судьба "Байконура" предрешена в любом случае - в этом районе обнаружена нефть.

Жизнь всегда преподносит нам неожиданности. Можно ли было еще 10 лет назад предположить, что "кузькина мать", которой пугали Америку, сегодня будет уничтожаться на выклянченные у американцев деньги?


Книги на английском языке затрагивающие тему этой статьи:

- Matthew Von Bencke The Politics of Space: A History of U.S.-Soviet/Russian Competition and Cooperation in Space
- Ronald Sagdeev, Susan Eisenhower The Making of a Soviet Scientist : My Adventures in Nuclear Fusion and Space from Stalin to Star Wars
- William Hartmann, Andrei Sokolov, Ron Miller, Vitaly Myagkov In the Stream of Stars: The Soviet-American Space Art Book

Вы можете приобрести их в магазине "Book Stacks Unlimited".


Содержание номера Архив Главная страница