Содержание номера Архив Главная страница

Рафаил КАШЛИНСКИЙ (Балтимор)

АНГЛИЙСКИЕ АРИСТОКРАТЫ НА СЛУЖБЕ У КГБ

В наше время, когда правопреемница советского КГБ - Служба внешней разведки Российской Федерации - рассекретила очень много документов "славного чекистского прошлого", стало известно много вещей, которые ранее казались невозможными. Среди таких, вроде бы невероятных, вещей - привлечение к сотрудничеству с ОГПУ-КГБ (ранее ЧК) большой группы лиц, принадлежавших по рождению, образованию и личным связям к самым "сливкам", элите английского общества.

Это стало возможным во многом благодаря хитроумному плану вербовки "в ресурс" студентов престижных английских университетов (Кембридж и Оксфорд), которые в будущем могли занять видные посты и стать обладателями важных секретов. Автором этой, рассчитанной на многие годы вперед, разведывательной программы был начальник четвертого управления ОГПУ Меер Трилиссер. (Кстати, он же был инициатором создания псевдоконтрреволюционной организации "Трест" в 1921 году, которая заманила в СССР английского агента Рейли, Бориса Савинкова, знаменитого атамана Тютюнника и ряд других видных деятелей Белого движения. О "Тресте" в 70-е годы был снят телефильм "Операция "Трест"", который имел большой успех.) План работы с английскими студентами был горячо поддержан руководителем международного отдела Коминтерна Пятницким, который обеспечил ему всестороннюю поддержку со стороны различных коминтерновских структур. Именно эти структуры рекомендовали ряду видных английских ученых, придерживавшихся марксистских взглядов, перейти на работу в Кембридж и Оксфорд.

Выполняя директивы Коминтерна, компартия Великобритании направила в Кембридж одного из самых талантливых своих пропагандистов - Палма Датта. В Кембридже в конце 20-х работал известный экономист Морис Добб - член исполкома английской компартии, основавший в университете "Лигу борьбы против империализма" и не скрывавший своих симпатий к Советскому Союзу, который он считал "обществом будущего". Кафедру кристаллографии в Кембридже в это же время возглавлял марксист Дж.Д.Бернал. Большим авторитетом среди студентов и преподавателей пользовался известный философ и математик Бертран Рассел. Его жена Дора Блейк - декан одного из женских колледжей Кембриджа - была также активной сторонницей СССР и его внешней политики.

Левые настроения захлестнули Кембридж в начале 30-х. Здесь создается "Общество культурных связей с СССР", а также "Кембриджское кинематографическое общество", которое полностью находилось в руках левых. Большим успехом левых был захват ведущих позиций в "Обществе апостолов". Созданное в начале XIX века, это общество обязывало своих членов к взаимной поддержке и взаимовыручке. Один из его первых членов - знаменитый английский поэт Алфред Теннисон назвал его "тайным обществом взаимного восхищения". В начале ХХ века членами этого общества были знаменитый физик Джеймс Максвелл, будущий премьер-министр Роберт Уолпол, лауреат Нобелевской премии Аллен Хаджин.

Традиции "Общества апостолов" обязывали его членов хранить тайны общества и никому не открывать своего членства в нем. Эти традиции оказались весьма "на руку" студентам левых взглядов, которые в начале 30-х заняли в этом обществе ведущие позиции.

Их лидером в это время стал Антони Блант, чья семья имела родственные связи с самыми знатными семьями Англии. Мать Бланта была двоюродной сестрой графа Стрэтмора, дочь которого вышла замуж за короля Георга VI. Таким образом, Антони Блант - близкий родственник королевы Елизаветы (ныне королевы-матери) и троюродный брат королевы Елизаветы⌡II. По данным бывшего советского посла в Англии Попова (В.И.Попов "Советник королевы - супер-агент Кремля". - М., 1995) Блант и ряд его близких друзей были завербованы на службу советской разведке австралийским евреем - агентом Коминтерна Арнольдом Дейчем в 1934 году.

Дейч одновременно сумел завербовать целую группу кембриджских студентов, в том числе сына капитана первого ранга королевского ВМФ Гая Берджеса, сына гражданского губернатора одной из индийских провинций Гарольда Рассела Филби (известного как Ким Филби) и одного из лучших студентов Кембриджа Джона Кернкросса. Было еще немало и других. Имена многих из них до сих пор не стали известны: российская Служба внешней разведки рассекретила (и то частично) дела только тех, кто в той или иной мере ранее "засветился".

После отъезда Дейча из Англии его работу по вербовке студентов Кембриджа на службу советской разведке продолжил Антони Блант. Вербовка, проводимая им, распространялась и на иностранных студентов, обучавшихся в то время в Англии. Так, он завербовал студента из Канады Герберта Нормана, который в конце 40-х годов стал канадским послом в Египте. Когда его связь с КГБ была раскрыта канадскими спецслужбами, Норман выбросился из окна посольства, чтобы, как он написал, "не выдать сотню людей".

Карьера почти всех кембриджских студентов, завербованных на службу советской разведке, сложилась удивительно хорошо. Возможно, благодаря тому, что эти люди всегда поддерживали друг друга.

Ким Филби

Наиболее знаменитым из всех кембриджцев, завербованных в начале 30-х по схеме Меера Трилиссера, стал Ким Филби. После прихода в Германии к власти Гитлера Филби, по рекомендации "друзей" из советской разведки, вступает в "Общество англо-германской дружбы", выступавшее за тесное сотрудничество Великобритании с фашистской Германией. Филби сближается с официальным руководителем этого общества лордом Темплом. Отныне правые консерваторы считают Филби своим человеком. В результате в 1937 году Филби становится официальным корреспондентом газеты "Таймс" при штабе генерала Франко. У Советского Союза, не признавшего Франко, не было при его штабе своих представителей, поэтому информация, посылаемая Филби в Москву через Париж, была попросту бесценной. За работу при штабе Франко Филби был награжден советским орденом. Ирония состояла в том, что генерал Франко тоже вручил ему свой орден - "Крест за военные заслуги".

В 1944 году Филби, перешедший перед войной на службу в английскую разведку, становится руководителем советского отдела в секретной разведывательной службе Великобритании - знаменитой SIS (Secret Intelligence Service), в чьем ведении находилась нелегальная резидентура разведки. Представители SIS работали также и во многих посольствах Великобритании под прикрытием дипломатической неприкосновенности. Отдел Филби отвечал за все операции, проводимые против СССР английскими и американскими спецслужбами... и Филби докладывал о каждой из них в Москву. В 1950 году, в день его 34-летия, Филби награждают орденом Британской империи (и очередным советским орденом!). Он получает очередное повышение по службе: его назначают координатором всей деятельности английских и американских спецслужб в ранге второго секретаря посольства Великобритании в США.⌡Это был венец карьеры знаменитого советского шпиона. Через некоторое время Филби попадает под подозрение американских спецслужб. В результате он вынужден уйти на пенсию, но явных улик против него не было. В 1956 году Филби принимает предложение редактора журнала Economist лорда Астора и становится обозревателем по Ближнему Востоку. События в этом регионе в разгар арабо-израильской войны 1956 году - в центре внимания всего мира, и Филби нарасхват. Особенно заинтересованы в его материалах КГБ и... английская разведка, которая вновь установила с ним контакты. Тем не менее окончательный закат шпиона-двойника Кима Филби был уже близок. 5 декабря 1961 года на Запад перебежал резидент КГБ в Финляндии, майор Первого управления КГБ Анатолий Голицин, который обладал информацией более чем о ста советских шпионах на Западе, в том числе и о Киме Филби. Руководители английской разведки были в ярости. Как пишет английский историк Джон Фишер, их первой реакцией было ликвидировать Филби или похитить его из Бейрута и насильно доставить в Англию. Однако премьер-министр Макмиллан запретил проводить насильственные акции в столице Ливана. Он считал возможным уговорить Филби вернуться в Англию добровольно для дачи показаний.

В те годы резидентом английской разведки в Бейруте был старый друг Филби Николас Эллиот. Эллиот в течение месяца вел переговоры с Филби о добровольном возвращении в Англию во имя интересов его семьи. Воспользовавшись полученной отсрочкой в решении своей судьбы Ким Филби 3 марта 1963 года исчез из Бейрута и вскоре обнаружился в Москве. 1 июля 1963 года лорд-хранитель печати Эдвард Хит выступил с заявлением, что виновный в шпионаже Ким Филби, покинув Бейрут, направился в "одну" из стран советского блока. Филби за свою деятельность получил ряд советских орденов, в том числе ордена Ленина, Красной Звезды, Дружбы народов, и много медалей. 11 мая 1988 года ТАСС сообщило о смерти "замечательного советского разведчика Кима Филби".

Близким другом Кима Филби был другой бывший студент Кембриджа - Гай Берджес. Выпускник Итона - частной школы, которую называли "инкубатором министров Англии", - Берджес получил для учебы в Кембридже высокопрестижную стипендию имени выдающегося английского государственного деятеля Гладстона. Вскоре после окончания университета Берджес становится корреспондентом BBC. Работа журналистом давала возможность общаться с разного рода людьми, добывая нужную Москве информацию. Помогала этому и дружба Берджеса с лордом Виктором Ротшильдом - наследником знаменитого банкирского дома. Вскоре, не без помощи лорда Ротшильда, Берджеса приглашают на работу в один из самых секретных отделов английской разведки - отдел "D" (Destruction - разрушение), занимавшийся диверсиями. В сентябре 1940 года Виктор Ротшильд и его беременная жена, боясь стать жертвой немецких бомбардировок, решили выехать в провинцию, а свой дом сдать Берджесу и Бланту. Хорошо известный и престижный "дом Ротшильдов" посещают по старой привычке многие видные жители Лондона. В их числе и министры, и другие крупные чиновники, а также видные военные и деятели разведки. Английский писатель Джон Кастелло писал по этому поводу: "Главный штаб НКВД мог поздравить себя с большим достижением".

В 1944 году Гай Берджес перешел на работу в министерство иностранных дел и вскоре становится личным помощником Гектора Макнила - государственного министра по иностранным делам (второй по значению пост в МИДе Англии) и члена Тайного Королевского совета (узкий круг министров и других влиятельных лиц, собираемых для обсуждения наиболее важных для страны вопросов). Таким образом, Москва стала иметь новую возможность получения уникальной по своему значению информации. Советская разведка получила доступ к документам военного кабинета Англии и практически ко всей переписке Идена - тогдашнего министра иностранных дел Великобритании - с послами Англии в Москве, Вашингтоне, Стокгольме, Париже и Анкаре. Именно этот канал получения информации позволил Сталину узнать о переговорах Аллена Даллеса в Берне с представителем Германии генералом СС Вольфом. Советское правительство получило также информацию о переговорах в конце 1944 года между посланцем Риббентропа Хессе и лицами, близкими к Черчиллю в Стокгольме, в доме шведского банкира Валленберга.

Дональд Маклин

Двумя другими важными членами "кембриджской группы", завербованной советской разведкой, были Дональд Маклин и Джон Кернкросс. Оба были в свое время завербованы Арнольдом Дейчем и, по совету последнего, устроились на работу в английское министерство иностранных дел. Маклин работал в немецком отделе, а Кернкросс - в отделе дешифоровки немецких документов. Кернкросс сумел передать в Москву чрезвычайно важную информацию о подходе немецких войск к Белгороду накануне Курской битвы 1943 года. Когда Маклин бежал в Москву вместе с Берджесом, то Кернкросс всего-навсего переехал в Рим, где сумел устроиться на работу в одно из учреждений ООН.

Каждый из четверки разведчиков возглавлял, в свою очередь, нескольких агентов-шпионов. Одним из таких "контактеров" был, например, заместитель военно-морского атташе в английском посольстве в Москве Уильям Вассал, работавший в Москве в начале 50-х годов. После разоблачения английский суд приговорил его к 42 годам тюремного заключения, как человека, нанесшего огромный ущерб национальным интересам Великобритании.

Возглавлял же всю эту шпионскую пирамиду Антони Блант. Как я уже сказал выше, он был близким родственником королевской семьи, что помогало ему делать успешную карьеру, одновременно сотрудничая с советской разведкой. До начала Второй мировой войны Блант был преподавателем в Кембридже и продолжал вести вербовку студентов для НКВД СССР. С началом войны Блант поступает на службу в военную разведку, где получает звание капитана. При высадке во Франции английского экспедиционного корпуса в декабре 1939 года Бланту поручается отвечать за контакты с французской полицией, а также за цензуру всей почты английских воинских частей. Блант хорошо себя проявил во время отступления британского экспедиционного корпуса и за проявленное мужество получил французский орден Почетного легиона.

С осени 1940 года Блант становится помощником одного из руководителей английской разведки бригадира Аллена, который занимался проблемами безопасности армии и военной промышленности. В это время английская разведка сумела завербовать важного агента в аппарате А.И.Микояна, поставлявшего чрезвычайно ценную информацию английскому резиденту в Москве. Блант сумел выявить этого агента. После чего тот исчез. Позднее, отвечая на вопрос о своей причастности к этой истории, Блант сказал: "Он знал правила игры и тот риск, на который шел".

Вскоре Бланту поручается работа с почтой союзных с Англией стран, чьи "правительства в изгнании" находились в Лондоне (Польша, Франция, Голландия и Дания). Наиболее интересную информацию Блант передавал в Москву.

Одновременно с работой в разведке Блант продолжает и научную деятельность. Пишет книги и статьи по теории и истории живописи, работает профессором истории искусств Лондонского университета, становится научным руководителем, а позднее и директором его Центра искусств (Куртолдз-института). Крепнут связи Бланта и с королевским двором. В 1944 году по просьбе короля Георга VI он составляет каталог рисунков в Виндзорском дворце. 28 апреля 1945 года Блант назначается инспектором королевских картинных галерей. Вскоре после этого назначения король Георг VI дает Бланту и главному книгохранителю Королевской библиотеки Оуэну Моршеду "деликатное поручение", цель которого вернуть в Лондон некоторые документы королевской переписки.

Дело в том, что в замке Хессе, вошедшем в американскую зону оккупации, у кузенов короля Георга VI принцев Вольганга и Филиппа хранилась переписка герцога Виндзорского - бывшего короля Англии Эдуарда VIII, лишенного престола из-за династических соображений (из-за неравного брака), а также брата короля Георга VI - герцога Кентского с Гитлером и его окружением. Уже в наше время стало известным, как далеко зашли переговоры герцога Виндзорского с Гитлером. Последний обещал герцогу после победы над Британией восстановить его на престоле. Герцог же сообщил Гитлеру ряд английских государственных секретов. Полный комплекс этих документов, вывезенных Блантом из Германии, до сих пор является секретом английского королевского двора.

В 1947 году Блант и Моршед, также по поручению короля, ездили к голландской королеве Вильгельмине с просьбой изъять из архива Голландии документы, касающиеся лиц английского королевского дома, и отправить их в Лондон. Это было важно, поскольку во время оккупации немцами Голландии там продолжали жить сын кайзера Вильгельма II Фридрих-Вильгельм и его жена - англичанка Сесиль. Через эту супружескую чету также шла переписка Гитлера с герцогом Виндзорским. Интересно, что, по мнению Службы внешней разведки России, сообщенном Попову, Блант никакой информации о документах, переданных им в королевский архив Англии, в Москву не сообщил. По результатам своих поездок Блант был удостоен высоких наград: в 1947 году он награждается орденом королевы Виктории, а в 1948 году Голландия награждает его орденом принца Нассау Оранского. Некоторые историки считают, что если бы документы, обнаруженные Блантом, были опубликованы, то это привело бы к грандиозному скандалу, результатом которого могло стать даже падение династии.

С 1948 года Блант - советник королевы по вопросам искусств. Он - хранитель секретов королевского двора и, по существу, личность неприкосновенная. Тем не менее подозрения в отношении Бланта у английских спецслужб появились в начале 70-х. Однако лишь в ноябре 1979 года премьер-министр Маргарет Тэтчер сообщила, что Блант оказался "иностранным шпионом" и, по указу королевы, лишен дворянства. Это сообщение Тэтчер сделала во время заседания Палаты общин английского парламента. Одновременно она заявила, что прокуратура решила предоставить Бланту "судебный иммунитет", защищающий его от ареста и тюрьмы, если он признает, что был шпионом и "будет содействовать дальнейшему расследованию". Это вызвало большое удивление у парламентариев.

Блант и после своего разоблачения продолжал жить в Англии и заниматься творчеством. Уже после выступления Тэтчер в парламенте и лишения его дворянства Блант публикует книгу "Рисунки Никола Пуссена". Однако вскоре Блант тяжело заболел и в марте 1983 года скончался. На его похоронах было мало людей, и неизвестно от кого поступило 11 безымянных венков. То ли они были от его руководителей в советской разведке, то ли от английского королевского дома, то ли от почитателей его научного творчества, неизвестно никому и сегодня.

В своем прощальном слове священник сказал:

"Если коммунизм считается религией, то всю свою жизнь он отдал предпочтению этой религии перед патриотизмом".

Эти слова стали своего рода эпитафией всей деятельности группы родовитых англичан, предавших свою страну во славу коммунистического Молоха.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница