Содержание номера Архив Главная страница

Роман КРАМЕР

НЕГРИТЯНСКИЕ БОРЦЫ ЗА РАВНОПРАВИЕ ПОДНИМАЮТ БЕЛЫЙ ФЛАГ

Два года назад негритянский общественный деятель Роберт Робинсон был изгнан с поста руководителя отделения Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения в графстве Берген (штат Нью-Джерси). Господа из общенациональной штаб-квартиры этой Ассоциации - старейшей и крупнейшей негритянской организации в Америке - сочли Робинсона еретиком. Ведь он осмелился критиковать святыню правозащитного движения негров - интеграцию школы. И - более того! - Робинсон критиковал священную корову интеграции - автобусную транспортировку негров в "белые" школы и белых в "черные", искусственное перемешивание детей по цвету кожи.

Прошло всего два года - срок незаметный в почти 90-летней истории Ассоциации, и вот во второй июльский уик-энд, на ежегодной летней конференции этой организации в Питтсбурге, некоторые ораторы открыто призвали к тому, что предлагал Робинсон. Они выступали против интеграции и транспортировки школьников автобусами, чтобы способствовать интеграции. И ораторов внимательно выслушивали: никто не прерывал их аплодисментами, выгоняя таким образом с трибуны, никто не топал ногами - еще один способ затыкания рта.

Два года - срок, конечно, небольшой. Но все это время в недрах Ассоциации шло брожение - последствие отлучения Робинсона от правозащитного движения. То один негритянский деятель, то другой выступали в его поддержку. И речь идет не о тех неграх, которые никогда не были сторонниками насильственной интеграции, а о тех, кто еще совсем недавно не ставил под сомнение необходимость интеграции и перевозок автобусами учеников из районов, где они живут, в школы, расположенные далеко от дома.

"Расовая интеграция не была целью движения за равные права, а была средством достижения этой цели, - читаем мы откровенные признания Деуэйн Викэм в газете USA Today. - Автобусные перевозки были хорошей стратегией в 70-80-е годы... Пришло время изменить стратегию..."

В подобном же духе высказываются и другие негритянские активисты. Ни один из них не сказал пока что вслух, что избранная ими стратегия была порочной с самого начала и что она не способствовала улучшению образования негритянских детей. Но эта стратегия нанесла удар не только по образованию негров. Она разрушила народную (public) школу, подорвала доверие к ней. Она способствовала также уничтожению негритянской общины. Материальный ущерб этой стратегии составляет миллиарды долларов, моральный не поддается подсчету.

Эмигранты, приехавшие из крупных российских, украинских, белорусских и т.д. городов и ругающие на чем свет стоит школы "паблик" в крупных американских городах, иногда, на мой взгляд, перебарщивают, но часто бывают правы в своей критике. Я готов присоединиться к критикам, поскольку мои дети учились в частных школах, а не в "паблик", потому что в городе, где я живу, "паблик" оставляют желать много лучшего. Но они не всегда были такими. Ухудшение началось в начале 70-х - после принятого Верховным судом США в 1971 году решения о конституционности перевозок школьников в автобусах ради интеграции американской школы. После этого решения школа "паблик" начала ухудшаться во всех городах с высоким процентом негритянского населения. Негритянских детей стали возить автобусами из районов, где они живут, в белые районы, и родители белых учеников стали забирать своих детей из государственных школ. Они либо отправляли своих детей в частные школы, либо переезжали из городов в пригороды.

В конце 70-х я работал в манхэттенском Ист-сайде - одном из богатейших в стране районов. Проходя мимо школ и останавливаясь посмотреть на играющих в баскетбол мальчишек, я видел: белых учеников в школе нет. А ведь на Ист-сайде жили да и теперь живут почти исключительно белые. Но дети этих белых учились и учатся в частных школах. И такую картину мы наблюдаем повсюду. Это подтвердят даже папа и мама Челси Клинтон. Белый дом, где они живут, находится в районе, не имеющем хороших "паблик" школ. Естественно, что Челси училась в частной школе, да еще в северо-западном, "не черном", районе столицы. Да ведь и дети ведущих негритянских правозащитников, как правило, посещают частные школы.

Итак, мы совершенно точно можем назвать дату начала разрушения школы "паблик" в больших городах: 20 апреля 1971 года, когда Верховный суд признал конституционной перевозку школьников с целью интеграции школы. Это решение наложилось, так сказать, на широкое распространение социальной программы Помощи матерям с детьми-иждивенцами, которая способствовала увеличению числа семей без отцов, поскольку за каждого нового ребенка мать-одиночка получала прибавку к пособию. Мамы эти никогда не работали и не могли служить положительным примером для своих детей. Сеять в головах и душах этих ребятишек разумное, доброе, вечное могла только школа - центр жизни района. Учителя знали всех и вся в округе, и, наверное, каждая мать знала учителей своего ребенка. Знали друг друга все живущие по соседству. Дети были как бы на глазах у всей общины. Автобусные перевозки разрушили эти связи. Детей возили в другой конец города - в белую школу, их учителя отныне никогда не бывали в районах, где живут их ученики. Семья и школа больше не сотрудничали, как было раньше.

Считается, что только на "расистском" Юге белые сопротивлялись насильственной интеграции - автобусным перевозкам детей. Но это не соответствует действительности. На северо-востоке, где рабства практически не существовало, деление школ на "черные" и "белые" было куда более резким - как и противоборство интеграции. В 1971 году только 39% негров учились в школах с подавляющим числом (от 80% и больше) чернокожих учеников. А вот на севере 58% негров учились в таких школах. И как раз здесь белые решительнее выступали (сражались!) против интеграции.

В сентябре-октяре 1974 года Бостон напоминал поле битвы между противниками насильственной интеграции и властями, требовавшими выполнения постановлений Верховного суда и местных судов. Сотни белых учеников нападали на негров. Автобусы с неграми прибывали к началу уроков в сопровождении полиции. 15 октября сражение достигло апогея: в этот день были ранено 7 учеников, и полиции пришлось спасать белую школьницу, на которую напали 20 негров. Губернатор Массачусетса Фрэнсис Сержент обратился к президенту Форду с просьбой направить в Бостон Национальную гвардию. Но президент отказал ему, мотивировав свое решение тем, что "национальные гвардейцы - крайнее средство".

Чего же добились в Бостоне - цитадели либерализма! - правозащитники, настаивавшие на интеграции школы? Результаты известны: в 1972 году среди учеников "паблик" школ было 60% белых, в 90-м - только 22%; в целом число учащихся в системе этих школ сократилось на 40 тысяч; 40% учащихся средних школ бросают учиться до получения дипломов. В то время как школы продолжали ухудшаться, бостонских школьников продолжали перевозить автобусами из районов с хорошими школами в районы с плохими.

В другом районе происходило то же, что и в Бостоне. Уже в 80-е годы исследование за исследованием показывали, что интеграция не способствует повышению уровня образования. Но голоса противников насильственной интеграции тонули в хоре политически корректных законодателей, журналистов, общественных деятелей. Выступления против перевозки школьников автобусами приравнивались к расизму, и, естественно, немногие отваживались на подобное. Отваживались главным образом негры, потому что их-то никто не мог обвинить в расизме. Белые предпочитали молчать.

Профессор Гарвардского университета Гэри Орфилд, один из ведущих в стране поборников десегрегации, опубликовал в сентябрьском (1991 год) номере журнала Atlantic статью, в которой доказывал, что интеграция не способствовала ликвидации разницы в оценках белых и черных учеников. Артур Дженсен показывал в статье, напечатанной в журнале Oxford Review of Education в том же году, что разница между оценками белых и черных учеников увеличивается, когда преподаватель дает более трудное задание с целью повысить знания всех (!) учащихся. Нет ни одного исследования, которое свидетельствует о положительном влиянии интергации школ на знания черных учеников. Но большинство исследований "затерялось" на страницах научных изданий или журналов, рассчитанных на узкую аудиторию. Ведущие же средства массовой информации кормили читателей, слушателей, зрителей либеральной жвачкой о необходимости добиваться равенства путем интеграции школ и перевозки детей автобусами в школы, далекие от дома. Требовалось, чтобы против интеграции высказались негритянские правозащитники. И страна дождалась этого времени.

На конференции крупнейшей негритянской ассоциации в Питтсбурге звучали призывы положить конец практике, которая не приносит положительных результатов, как ожидалось. Для многих участников конференции такие призывы были, как гром среди ясного неба. Те, кто моложе 40 лет, воспринимают насильственную интеграцию и перевозки учеников автобусами как нечто само собой разумеющееся. Со школьной скамьи их учили бороться за это. Каково же им теперь осознать, что учили неправильно! Бывший член руководства Ассоциации содействия прогрессу цветного населения Дентон Уотсон считает, что отказ от требования интеграции означает капитуляцию, белый флаг. Он обвиняет тех, кто признает бесполезность и даже вредность этой меры, в том, что они просто "устали бороться за свободу".

- А устали - так уходите! - говорит Уотсон.

Уотсон, разумеется, не одинок. Среди негритянских деятелей такие, как он, все еще в большинстве. И так будет, наверное, еще не один год. Но от сплоченности негритянских правозащитников не осталось и следа. Многие уже открыто и громко говорят о пороках нынешней школьной системы...

Ломать - не строить. Социальные программы разрушили негритянскую семью. Реформирование школы в последнюю четверть века способствовало этому разрушению. Сколько десятилетий потребуется на восстановление семьи? Сколько на восстановление школы?


Содержание номера Архив Главная страница