Содержание номера Архив Главная страница

Александр ЛАЗАРЕВ

УОТЕРГЕЙТ: "ЗАГОВОР" ЛИБЕРАЛОВ ПРОТИВ НИКСОНА

В истории нашей страны существует множество легенд, не имеющих ничего общего с действительностью. И речь идет не только о глубокой (по американским меркам) истории XVIII-XIX веков, но и об истории ХХ века. Для иллюстрации приведу два примера.

Одна легенда гласит, что экономическая политика президента Гувера послужила причиной катастрофического падения курса акций на Нью-Йоркской бирже, после чего началась Великая депрессия - один из самых трудных периодов в жизни страны.

Гувер вступил на пост президента 4 марта 1929 года; катастрофа на бирже случилась в четверг, 24 октября того же года, то есть через шесть с половиной месяцев. За этот период времени никто, в том числе и президент США, не мог сделать ничего такого, что привело к "черному четвергу".

"Новый курс" президента Рузвельта способствовал окончанию Великой депрессии - это еще одна легенда.

Факты же - экономические данные - свидетельствуют о том, что экономика США пришла в себя только после вступления страны во Вторую мировую войну - спустя 10 лет после вступления Рузвельта на пост президента. Только когда экономика страны перешла на военные рельсы, с депрессией было покончено. А вот Европе потребовалось гораздо меньше времени на то, чтобы прийти в себя. Безо всякого "нового курса" экономика восстановилась к середине 30-х годов. И опять-таки не последнюю роль в этом сыграла военная промышленность.

К легендам, столь же далеким от правды, как и названные две, принадлежит и уотергейтская. Согласно этой легенде, пять сотрудников Комитета по избранию президента Никсона на второй срок тайно вломились в штаб-квартиру Национального комитета Демократической партии для того, чтобы узнать партийные секреты демократов и облегчить своему боссу победу на выборах 1972 года. Штаб-квартира располагалась в вашингтонском комплексе "Уотергейт", где находятся как жилые квартиры, так и всевозможные офисы. Мало кто слышал об "Уотергейте" за пределами Вашингтона до взлома. После того как начался скандал, о нем узнал весь мир.

"Все произошло, - читаем мы, к примеру, в редакционной статье газеты USA Today, - из-за панического страха [Никсона] потерпеть поражение на выборах..."

Опасался ли, однако, Никсон поражения? Он говорил о возможном поражении, о чем мы можем прочитать в многочисленных мемуарах, написанных людьми, которые были в той или иной степени связаны с президентом. Боялся ли он поражения? Как и каждый политик. Но его страхи и фобии не имели абсолютно никакого отношения к взлому. Вопреки существующей легенде.

Взлом произошел 17 июня 1972 года - за четыре с половиной месяца до выборов. К этому времени мало кто из республиканцев сомневался в победе Никсона. Никто не мог, конечно, предположить, что он победит в 49 штатах из 50, но о победе говорили почти как о состоявшемся факте. И пять членов Комитета по переизбранию Никсона на второй срок проникли в штаб-квартиру демократов с целью, не имевшей никакого отношения к выборам. Им нужны были имена и телефоны богатых жертвователей в фонд Национального комитета Демократической партии. Причем только мужчин. Потому что один из взломщиков был связан с фирмой, предлагавшей по телефону проституток, и этой фирме требовались номера телефонов состоятельных людей.

Цель, как видим, была корыстной, низкой, прозаической и не связанной с высокой политикой. Началось все, простите за грубость, с б....й, а закончилось политическим скандалом, какого еще не знала страна - вынужденной отставкой президента, первой в истории.

Как, однако, случилось, что "третьестепенный взлом" (так охарактеризовал этот факт Белый дом) привел к отставке Никсона?

Ответ следует искать, на мой взгляд, как в характере самого президента, так и в отношении к нему либералов в Конгрессе, в средствах массовой информации, в общественных организациях. Впрочем, то и другое в известной степени связано между собой в узел по имени Алджер Хисс.

В 1948 году мало кому известный за пределами Калифорнии Ричард Никсон был рядовым конгрессменом и рядовым членом комитета Палаты представителей по расследованию антиамериканской деятельности. На одном из заседаний комитета выступил с показаниями бывший коммунист и участник подпольной организации компартии Уиттакер Чэмберс, занимавший в то время высокий пост в редакционной иерархии журнала Time. Чэмберс назвал несколько имен работавших в 30-е годы в подполье коммунистов и в их числе бывшего сотрудника Государственного департамента Хисса. Вызванный в Комитет Хисс категорически отрицал, что был коммунистом. Он также заявил, что понятия не имеет о Чэмберсе, никогда с ним не встречался - вопреки показаниям последнего. Все члены Комитета поверили Хиссу. Все, кроме одного - Никсона.

По настоянию калифорнийского конгрессмена расследование продолжилось, и в конце концов - спустя два года после первых слушаний и после двух судебных процессов - Хисс был осужден за дачу ложных показаний. До самой смерти - а умер Хисс в прошлом году глубоким стариком - он не сознался в том, что был коммунистом. Однако рассекреченные незадолго до его смерти документы контрразведки подтвердили утверждения Чэмберса: Хисс был-таки советским агентом и передавал Москве секретные правительственные документы.

Дело Хисса превратило Никсона в политика национального масштаба и сделало его навсегда смертельным врагом либералов. Войну Никсона против Хисса либералы восприняли как войну против рузвельтовского "нового курса", поскольку Хисс - один из ближайших к Рузвельту сотрудников Госдепартамента (он сопровождал президента на Ялтинскую конференцию и стоял у истоков создания ООН) - олицетворял политику Рузвельта. Либералы не простили Никсону этого, и он стал постоянной мишенью их нападок: и когда был сенатором (1951-53), и когда был вице-президентом (1953-61), и когда был кандидатом в президенты в 1960 и 1968 годах, и когда в 1969 году стал президентом. Они сделали все возможное, чтобы Никсон проиграл президентские выборы в 1960 году и выборы на пост губернатора Калифорнии в 1962 году. Они же способствовали тому, что "третьеразрядный взлом" превратился в Уотергейтский скандал и привел к отставке Никсона. Впрочем, и сам Никсон способствовал этому.

Заседание сенатской комиссии по рассмотрению уотергейского скандала. Фото из The Annals of America, in 21 vol., Encyclopedia Britanica, Inc.)

Президент испытывал параноидальную ненависть к либералам и пытался защититься от них всеми средствами, в том числе и граничащими с нарушениями закона. Отношение Никсона к либералам передалось его советникам и помощникам. Им ничего не стоило потушить начинающийся пожар - примерно наказать взломщиков и придать огласке все, что произошло в уотергейтском комплексе.

Но никсоновский Белый дом пошел другим путем. Взломщикам были предложены деньги, чтобы они говорили неправду. Тех, кто собирался говорить правду, шантажировали. Когда об этом стало известно, либеральная пресса (в первую очередь Washington Post) принялась раздувать пожар, а никсоновский Белый дом сам подкидывал в огонь дровишки, поскольку даже на самые невинные вопросы отвечал полуправдой. В конце концов в Конгрессе создали комитет по расследованию Уотергейтского скандала. Это было началом конца. Юридический комитет Палаты представителей обвинил президента в превышении данной ему Конституцией власти и рекомендовал импичмент. Во избежание позора, 9 августа 1974 года Никсон подал в отставку.

Никсон рассматривал либералов как участников заговора против него и вряд ли был далек от истины. Уотергейт - это, конечно же, заговор либералов против Никсона, хотя это вовсе не означает, что заговорщики собирались вместе и координировали свои дела и поступки. Под заговором следует в данном случае понимать целенаправленную деятельность Конгресса, газет и телевидения, общественных организаций, нацеленную на устранение Никсона от власти. Либералы не прощали Никсону то, что легко сходило с рук всем его предшественникам, в том числе и ближайшим - Джонсону и Кеннеди.

Если бы проводимую Никсоном политику проводил не Никсон, а кто-либо другой, Вашингтон сотрясали бы аплодисменты. Судите сами: он помог закончить Вьетнамскую войну, развязанную Кеннеди и Джонсоном, он улучшил отношения с Советским Союзом и установил отношения с коммунистическим Китаем, он расширил программы вэлфера и при нем расцвели программы "позитивных действий", он выдвинул в члены Верховного суда ультралиберального юриста Гарри Блакмана... Но чем более либеральную политику проводил Никсон, тем больше ненавидели его либералы. Ими же была сочинена легенда и о том, что штаб-квартира Национального комитета Демократической партии была взломана для того, чтобы помочь Никсону победить на выборах.

Уместно заметить, что легенды, с которых я начал эту заметку, тоже были пущены в ход либералами. Они не любили президента Гувера, сторонника свободного предпринимательства. Они восхищались президентом Рузвельтом, сторонником вмешательства правительства в дела свободного предпринимателя. Историю нашей страны пишут либеральные профессора либеральных университетов. Они же время от времени расставляют президентов по ранжиру - от самого лучшего до самого худшего. Франклин Делано Рузвельт всегда попадает в пятерку "отличников". Герберт Гувер и Ричард Никсон всегда оказываются среди "двоечников". Легенды множатся.


Содержание номера Архив Главная страница