Содержание Архив Главная страница

Михаил ГОЛЬДЕНБЕРГ (Вашингтон)

"МОЙ ОТЕЦ, БЕЗУСЛОВНО, БЫЛ ОТВЕТСТВЕНЕН ЗА ПОЛИТИЧЕСКУЮ ОБСТАНОВКУ В СТРАНЕ"

(Окончание интервью с Серго Микояном. Начало см. в "Вестнике" #13)

- Есть еще один документ, подписанный Анастасом Ивановичем. В июне 1989 года было опубликовано интервью Андрея Дмитриевича Сахарова, в котором он заявил: "Сегодня известно, что расстрел мирной демонстрации в Новочеркасске в 1962 году санкционировали два члена Политбюро - Козлов и Микоян".

- Это ошибка. Есть доказательства, что дело обстояло иначе.

- Ошибка Сахарова?

- Невольная ошибка: он же не мог прочитать документы, опубликованные спустя много лет. Совсем недавно в Прокуратуре Российской Федерации были подняты документы, и они опубликованы частично в журнале "Паспорт", в номере за декабрь 1996 или январь 1997 года.

Прокуратура рассматривала это дело и обнаружила то, что я знал со слов отца еще тогда: распоряжение отдавал Козлов. Отец рассказывал, что Козлов по несколько раз в день звонил Хрущеву. Козлов был из тех сталинистов, кто мыслил репрессиями. Микоян отменил там на месте его распоряжение, чтобы подогнали товарные составы для массовой ссылки людей в Сибирь. Но решение о применении оружия "на поражение" даже Козлов, наверное, мог только предложить, а утвердить должен был первый человек в стране. Кстати, из документов видно, что приказ о вводе войск дал Хрущев. Может быть, в разговорах по телефону он дал Козлову заранее полномочия о руководстве действиями воинских частей? Или Козлов сумел его убедить, обрисовав события как кризис власти? Напомню, что после событий был суд над "зачинщиками", и несколько человек приговорили к расстрелу. Тогдашний генеральный прокурор Руденко шага не делал без Хрущева. К сожалению, Никита Сергеевич в такой ситуации, с моей точки зрения, выглядит хуже, чем на Украине или в Москве в 1937-38 гг. Тогда от него ничего не зависело, а о Новочеркасске он сам мог решать.

- Что еще рассказывал Анастас Иванович об исключительном акте произвола со стороны кремлевских властей в Новочеркасске?

- Он говорил, что с людьми надо было говорить и их успокоить. Ликвидировать непосредственные поводы к недовольству (повышение норм как раз в момент повышения цен на мясо и масло, хамство директора предприятия и т.д.), посмотреть в чем же дело. Дать объективный анализ. Ведь такого вроде бы не случалось с 20-х годов. Но, по его словам, Политбюро было чересчур напугано событиями, ибо узнало, что забастовщики послали гонцов в соседние города, видно, хотели получить поддержку. Политбюро послало Шелепина в Донбасс, еще 3-4 человека - в другие места поблизости: на случай расширения географии событий. Про стрельбу отец говорил с возмущением, считал ее абсолютно неоправданной акцией Козлова. Он сам принимал делегации бастующих, ходил в толпу, ходил по домам, говорил с людьми.

- В своих мемуарах Анастас Иванович пишет, что на XVII съезде партии около 300 делегатов проголосовали против Сталина.

- Точная цифра - 287.

- Тиран не знал, кто конкретно голосовал против него и поэтому уничтожил 90% состава делегатов. Беспрецедентная в истории человечества злодейская акция. Это не могло пройти мимо вашего отца. Однако после этого он продолжал работать с драконом еще почти 20 лет.

- Уйти с работы в Политбюро можно было только в мир иной. Единственный, кто сумел это сделать и не погибнуть, - Андрей Андреевич Андреев. Это стало возможным потому, что он потерял слух. Носил слуховой аппарат. Но они тогда очень мало помогали. И тогда, кажется, в 1950 году, сказал Сталину, что ему неудобно оставаться в Политбюро, ибо он не в состоянии участвовать в обсуждениях. Сталин его отпустил на покой - в Верховный Совет РСФСР, - не тронув. Другого такого случая не знаю.

- Советская власть обязана Микояну за пищевую промышленность, а он, в свою очередь, был обязан Америке, у которой многому научился, бывая здесь неоднократно.

- Да, он учился здесь, в США: два месяца в 1936 году ездил по стране, от Нью-Йорка до Сан-Франциско, ходил по бойням, мясокомбинатам, хлебозаводам, пивоваренным предприятиям, знакомился с производством витаминов, бульонных кубиков, мороженого. Все перенимал, покупал, переносил в СССР.йКстати, это не для Советской власти, а для всего общества. Небольшой, вроде, нюанс, но важный. Установил стандарты на качество продуктов, которые поддерживались десятки лет. Развил внешнюю торговлю, создал зверофермы и пушные аукционы, каракулевые совхозы, основал Научно-исследовательский конъюнктурный институт, учебный Институт внешней торговли, Академию внешней торговли. Советский рыболовный флот стал одним из ведущих в мире. Руководил освоением Севера, работой Главсевморпути. Я мог бы долго еще перечислять его полезные дела, совершенные им при тиране. А уж во время войны на нем было все снабжение армии и тыла. Это была огромной важности работа. За нее он заслуженно получил звание Героя Социалистического труда. Заметьте, не к юбилею, как Брежнев свои четыре звезды, а за конкретную работу.

При всем этом испытывал огромные нервные нагрузки от всей атмосферы сталинского режима. Я поражаюсь его выдержке: ни инфаркта, ни инсульта, ни расстрела. Молотов и Каганович прожили гораздо дольше, но это были люди, безразличные к судьбам других. Поэтому им жилось намного легче - лишь бы их лично не тронули. Молотов к тому же был тупой фанатик, считавший, что "все было правильно".

- На февральско-мартовском пленуме партии в 37-ом году был принят курс на борьбу с "троцкистскими шпионами и террористами". Для выработки проекта постановления по делу Бухарина и Рыкова была создана специальная комиссия, куда вошли 36 человек, среди них Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов, Калинин, Ежов, Шкирятов, Жданов, Хрущев, Берия, Буденный и другие. Председателем этой комиссии, по предложению Сталина, который, безусловно, знал о дружеских отношениях Микояна и Бухарина, был избран ваш отец. Он лично призвал Бухарина чистосердечно признаться в антигосударственной деятельности. Бухарин резко оборвал вашего отца и выкрикнул с места: "Я не Зиновьев и Каменев и лгать на себя не буду". Затем единогласно была принята резолюция, предложенная Сталиным и подписанная Микояном. Как вы можете это прокомментировать?

- Я хочу кое-что уточнить, прежде чем комментировать. Несколько лет назад в Москве была опубликована пространная статья об этом пленуме и о комиссии, она заняла полторы полосы газеты "Правда" и содержала отрывки из подлинных стенограмм. В составе той комиссии были также Постышев, Косарев, Крупская и другие уважаемые люди, порой возражавшие Сталину. (Как вы, возможно, слышали, Постышев на одном из пленумов открыто усомнился в порядках в НКВД, выразил мнение о ложных "врагах народа", после чего был немедленно арестован - в ту же ночь.) Участникам были розданы показания, "изобличавшие" Бухарина. Резолюции предлагались различные: от предания суду до расстрела. Крупская тоже голосовала за предание суду (представляете, какая была ситуация, если даже ей пришлось это сделать). Сталин выступил последним, высказался против расстрела и даже против суда, а за то, чтобы дело передать в НКВД, а потом вернуться к нему, решать в зависимости от хода расследования. Конечно, эту резолюцию и приняли. Но Микоян, пользуясь тем, что был председателем, ставил их на голосование, а сам не проголосовал вообще. Таковы документы, которые я сам читал.

Но в любом случае я считаю, что это была одновременно и позорная страница в жизни отца, и его личная трагедия. Он ведь дружил с Бухариным, они верхом на лошадях осваивали Приэльбрусье, летали на самолете по Северному Кавказу, когда Микоян был секретарем Северокавказского края (1922-26 гг.). Бухарин называл его "Микояшка" и очень тепло к нему относился - как рассказывал отец и как я понял Анну Михайловну (вдову Бухарина. - М.Г.) уже в 80-х годах. Наверное, он вспоминал и сталинскую расправу с Бухариным, когда подтвердил мнение, что они были "трусами и подлецами".

- Как Сталин относился к Анастасу Ивановичу?

- Очень ценил его как хозяйственного работника, организатора. Ценил его поразительную, просто "компьютерную" память. Считал, что Микоян справится с любым конкретным делом. В начале войны, скажем, возникла острая нужда в большом количестве алюминия. Сталин вызвал отца и сказал: "Ты должен возглавить работу по созданию алюминиевой промышленности на Северном Урале". Отец ответил: "Товарищ Сталин, я никогда не занимался металлами, ничего в этом не понимаю". На что тот возразил: "Ты справишься. Ты со всем справишься". И он действительно справился.

В 1943 году Микояну было поручено создание Степного (или Резервного) фронта для подготовки Курского сражения. В сентябре 1945 года Сталин послал отца на Дальний Восток для освоения только что принятых от Японии Южного Сахалина и Курильских островов. В начале 1949 года он послал отца к Мао Цзэдуну в деревню Шимбао (за точность названия не ручаюсь) - где до победы китайской компартии над Гоминданом находился ее штаб - для политических переговоров.

- 11 ноября 1951 года Сталин послал Микояна в Прагу к президенту Готвальду с требованием немедленного ареста Генерального секретаря компартии Чехословакии Рудольфа Сланского как главного заговорщика сионистов в борьбе с коммунизмом. Хочу заметить, что в сталинских судебных процессах 30-х годов никто не упоминал о еврейском происхождении Троцкого, Зиновьева, Каменева, Радека. Во время процесса над Сланским его буржуазное еврейское воспитание подавалось как главная причина предательства. Перед судом предстали 14 высших партийных чинов, в том числе 11 евреев, два чеха и один словак. 11 обвиняемых, в том числе Сланский, были приговорены к смертной казни, 3 - к пожизненному заключению.

- Сталин послал отца к Готвальду с личным посланием. В нем говорилось, что Сланского надо арестовать, ибо он хочет убежать за границу. Не думаю, что отец "нажимал" на Готвальда. Скорее, они вместе обсуждали, как переубедить Сталина и спасти Сланского. Ведь Готвальд тут же позвонил Сталину и сказал, что у него нет данных о предполагаемом побеге Сланского. Сталин ответил, что у него есть точные данные от советской разведки, и потребовал выполнить свое решение.

- Всегда ли Сталин ровно и однозначно относился к Микояну?

- В конце жизни диктатор сменил милость на гнев: он объявил на первом пленуме после XIX съезда, в декабре 1952 года, что Молотов и Микоян объективно стали выражать интересы империализма. Видимо, он хотел избавиться от последних, кто знал его еще до обожествления. Кроме того, только что имел место спор Микояна со Сталиным из-за нового налога, которым вождь хотел обложить крестьян. Мол, "лишнюю курицу отдадут - не обеднеют". Микоян возражал: "Мы их и так довели до ручки. Дальше некуда". Сталин сильно рассердился и, как говорили свидетели, злобно ворчал: "Тоже мне, новый Фрумкин нашелся!" О споре я знал от отца, а о реакции Сталина мне рассказал М.С.Горбачев со слов Л.Н.Ефремова, секретаря Горьковского обкома.

Почти 3 месяца отец был в ожидании ареста. К Сталину его не приглашали, бумаги Политбюро (названного Президиумом) не присылали, хотя формально он оставался в его составе. Вел работу только по министерствам, которые курировал в качестве зампред Совмина - то есть самого Сталина. Видимо, последний не хотел пока что нового процесса, ожидая, что упомянутые им "агенты империализма" сами уйдут из жизни. Но у обоих воля оказалась железной.

- Ваш отец принимал участие в обсуждении завещания Ленина. Говорили ли вы с ним об этом?

- Да. Я спросил: "Почему вы не выполнили волю Ленина?" Отец ответил, и я тогда записал это: "Понимаешь, Ленин так написал, что всех "помазал" (это буквальное его выражение). Высказав мысль о том, что Сталина надо убрать, он не назвал, кого поставить на первое место. Не знаю, может быть, опасался, что остальные его политически уничтожат. Говорят, он в беседах называл Рудзутака. И его фамилия обсуждалась. Но он был очень нерешительным человеком. Ходила даже фраза: "Рудзутак-Рудзуэтак". Но одного того, что его кандидатура обсуждалась, как замена ему, Сталин не мог забыть, поэтому, наверное, впоследствии Рудзутак был арестован и расстрелян одним из первых. Кстати, все, включая даже Троцкого, согласились, чтобы текст завещания прочитали не на пленарном заседании, а по делегациям от губерний, причем, добавили, что Политбюро принимает к сведению завещание, Сталин обещает исправить свои недостатки и никаких оргвыводов Политбюро не рекомендует. А в тот момент все боялись раскола, фактически борьба шла между Сталиным и Троцким. Троцкий нам всем казался хуже, выглядел в бфльшей мере диктатором. Сталин был скромен, дружелюбен, умел слушать людей и относился к ним уважительно. Мой друг Саркис был троцкистом. Даже он говорил мне: "Нам бы такого вождя, как ваш! А-то с Троцким очень трудно". Сталин или был великий актер, или время его сильно изменило. Скорее, первое. Но я к нему тогда очень хорошо относился - в течение лет десяти после первой встречи".

- Какими были отношения между Микояном и Троцким?

- Думаю, неважными. Я читал стенограммы съездов и пленумов и обратил внимание, что отец его перебивал и возражал довольно резко. Мне он рассказывал, что Троцкий не притягивал к себе людей, а отталкивал высокомерием, пренебрежительным отношением. Он был великолепным оратором и объединял людей на площади, но с товарищами по работе не мог ладить, восстанавливал их против себя. Когда я спросил, почему не остановили выбор на Бухарине, отец ответил, что Бухарина все любили. Однако сам он высказывался за Сталина. К тому же считался больше теоретиком, чем практическим работником.

Теперь я думаю, что неважные личные качества Троцкого тоже оказались нашим несчастьем: он был, конечно, тоже не подарок - многое в своей деятельности Сталин взял из идей Троцкого, - но таким изувером просто не мог быть. А Бухарин был бы лучшим выбором. Что бы там ни выискивали в его речах, я думаю, он бы мог прийти к "социализму с человеческим лицом", а следовательно, наш строй мог бы эволюционировать к социал-демократии. НЭП этому мог способствовать, если бы Сталин не прикрыл его, а ведь Ленин-то предлагал его как программу "всерьез и надолго", лет на 15-20. Представьте, до 1941 года - НЭП. И Бухарин в качестве лидера партии? А не этот выродок рода человеческого.

- Все это умело использовал Сталин. Он в борьбе с Троцким стал вождем, так же, как Ельцин в борьбе с Горбачевым стал президентом.

- Совершенно верно. Сталин в борьбе против Троцкого сначала объединился с Зиновьевым и Каменевым, потом уничтожил их политически. Затем расправился с Бухариным и Рыковым и уже где-то к концу 20-х годов стал недосягаемым диктатором. Отец мой как-то произнес такую фразу: "В последний раз мы могли его убрать в 1926 году. Когда в каком-то вопросе все выступили против его точки зрения, он предложил свою отставку. Но точно рассчитал момент и соотношение сил. И его оставили. Ведущие члены Политбюро, будущие жертвы, считали, что он им еще нужен для сведения счетов между собой. А его еще не раскусили".

- Есть много версий относительно смерти Сталина. Одна из них гласит, что Берия приложил руку к смерти "хозяина". Вы говорили об этом с отцом?

- Да. Потому что первым ее высказал Авторханов довольно давно. Много позже мой друг и одноклассник историк Натан Эйдельман считал, что эту версию нельзя исключать. Но мой отец ее все-таки исключал. Обстановка была такова, что Берия ничего не мог сделать (хотя, безусловно, хотел бы). Последние 3-4 года, а теперь считают, что и больше, Берия уже не командовал органами. В МГБ "правили бал" Меркулов и Абакумов, прямо подчинявшиеся Сталину. Управление охраны вообще было особой службой (как у Ельцина) и замыкалось на Власике, личном охраннике Сталина. Уход Абакумова и отстранение Власика - не дело рук Берии, как полагает Волкогонов, а плод растущей подозрительности Сталина. Поскребышев - тоже жертва этой подозрительности. Еще в 1947-48 гг. Сталин отдал контроль над органами в руки нового секретаря ЦК А.А.Кузнецова, героя ленинградской эпопеи (в начале 1949 года я женился на его дочери Алле). Но тогда Маленков и Берия смогли убедить Сталина, что Кузнецова нужно убрать, а затем уничтожить. Когда же на МГБ был поставлен секретарь Ярославского обкома Игнатьев, органы, по подсказке лично Сталина, начали так называемое "мингрельское дело", в ходе которого отстранялись и арестовывались ведущие подручные Берии. Сталин сказал: "Ищите большого мингрела!" Вполне вероятно, что в следственном аппарате МГБ оставались еще связанные с ним люди типа Влодзимирского (он, кстати, и меня допрашивал в 1943 году). Но они "работали" только на Лубянке, никакой возможности добраться до "ближней дачи" Сталина не имели. Конечно, у Берии были все основания бояться за себя и желать ухода Сталина. Но у него тоже не было никакой возможности ускорить этот уход. Новый начальник охраны Сталина, как и рядовые охранники, перегрыз бы горло собственной матери для обеспечения безопасности "хозяина". Эти боготворившие его фанатики и в 80-е годы подавали свой голос, восхваляя его изо всех сил.

Некоторые авторы сейчас приводят слова Василия Сталина, других лиц, особенно из МГБ, тосковавших по усопшему вождю, о том, что его убили. Или довольно туманно говорят: "помогли уйти". Но это просто смешно. А уж когда в качестве доказательства приводят факт, что Берия обрадовался его смерти, то мне и сказать нечего! Мой отец тоже обрадовался - ну и что? А разве вы не обрадовались?

Как и мой отец, я считаю, что насильственная смерть тирана исключается. Максимум того, что могли сделать, - это в течение нескольких часов не вызывать врачей. Но они бы уже, слава Богу, ничем не могли помочь. Это был обширный инсульт, поразивший практически все части мозга. Все симптомы указывали на необратимость болезни и на скорый летальный исход. Сталин много лет не показывался врачам, ему не измеряли кровяное давление. Никто не мог ему сказать, что русская баня для него смертельно опасна. А накануне инсульта он как раз пошел в баню. Это его и погубило, а нас всех спасло.

- Вы упомянули, что ваша мама умерла во время Карибского кризиса, когда Анастас Иванович был на Кубе?

- Да, и я был с ним. Отец получил телеграмму от Хрущева о смерти мамы. В ней говорилось почти дословно следующее: "Решай сам, прилетишь ли ты на похороны, или останешься продолжать порученное тебе важнейшее дело, поручив нам вместе с твоими сыновьями похоронить ее". Ситуация была действительно катастрофическая. Фидель Кастро не соглашался на условия договоренности между Кеннеди и Хрущевым. Все висело на волоске, ибо дело заключалось не просто в согласии. Фидель мог легко саботировать выполнение условий. И тогда США могли начать высадку - а на Кубе было 42 тыс. наших войск. Столкновение было бы неизбежным, а потери наши при артиллерийской, ракетной и бомбовой подготовке вторжения были бы очень велики. Наши части на Кубе имели и тактическое ядерное оружие, которое планировалось использовать против десантной армады, пока она была бы еще в море. Как мог повести себя Кремль в такой обстановке? Некоторые американские историки вообще считают, что они упустили шанс покончить с Кастро. Их не волнует, что они бы покончили заодно с сотнями тысяч людей. Но Хрущев мог оказаться вынужденным нанести где-то ответный удар - скажем, в Берлине, или по американским ракетным базам в Турции, Пакистане или где-либо еще. В общем, отец все это понимал. Он остался, отправив меня домой.

На похоронах мамы было много людей. Пришла жена Хрущева - Нина Петровна, женщина, которую я безгранично уважал. Все ждали самого Никиту Сергеевича. Мне показалось, что даже Нина Петровна не знала, ждать его или нет. Слегка затянули церемонию, думая, что он запаздывает. Потом стало ясно, что ждать нечего. Он так и не приехал. По кавказским обычаям это непростительная обида, к тому же нарушение обещания. Отец этого никогда не простил ему. Я очень хорошо относился к Никите Сергеевичу. Не сочтите за похвальбу или зазнайство, но и он тоже ко мне хорошо относился. Поэтому я никогда не говорил отцу о словах, сказанных мне Никитой Сергеевичем на следующий день после похорон, когда он меня принял в кабинете в Большом Кремлевском дворце: "На похороны я не приехал. Не люблю бывать на похоронах. Это ведь не на свадьбе гулять, верно?"

- Анастас Иванович ушел в отставку по собственному желанию. Чрезвычайно редкий и необычный поступок. Он был делегатом съездов партии с Х-го по ХХIV-ый. В течение 40 лет , с 1926 по 1966, был кандидатом и членом Политбюро. Что его побудило пойти на этот шаг?

- Начнем с того, что это было взаимное желание - его и команды Брежнева. После того как он защищал Хрущева в октябре 1965 года, они поняли, что он никогда им не продастся. И уже тогда решили при удобном случае от него избавиться. Он тоже не хотел с ними работать. Так и сказал мне: "Это не моя команда". Кое-что пытался сделать. Убедил было Брежнева не устраивать процесса над Даниэлем и Синявским. Тот обещал, но Суслов его переубедил. С Брежневым у отца были неважные отношения. Он считал Брежнева слабым работником, недальновидным и тщеславным, несамостоятельным. Брежнев его невзлюбил после того, как Микоян стал вместо него Председателем Президиума Верховного Совета. Этому способствовал невольно Никита Сергеевич, который во время совместного дневного обеда членов Политбюро-Президиума ЦК (эти обеды Хрущев задумал как возможность каждый день всем встречаться в неофициальной обстановке и обсуждать вопросы вне протокола) однажды высказал очень верную мысль: преобразовать Верховный Совет в настоящий, действующий парламент, как в буржуазных странах. А потом сказал: "Только он, - и показал пальцем на Брежнева, даже не глядя на него, - с этим не справится. Анастас, такое грандиозное дело должны возглавить или я, или ты. Но я и так Председатель Совмина, да и в ЦК работу оставлять мне нельзя. Остаешься ты". Как известно, в результате Микоян заменил Брежнева на посту Председателя Президиума Верховного Совета. А Брежнев очень любил этот пост - престиж, вручение орденов, прием послов и больше практически ничего. Там же, в Верховном Совете, на незначительном посту был Черненко. Он однажды не выполнил поручение Микояна, но обманул, сказав, что выполнил. За это Микоян сказал ему: " Таким, как вы, не место в партии". Черненко тут же побежал к Брежневу, и тот взял его заведующим Общим отделом ЦК. А секретарь Верховного Совета Мжаванадзе докладывал Брежневу, как Микоян все меняет, от чего страдает образ прежнего руководителя.

Наконец, у отца были давнишние неприязненные отношения с Сусловым из-за процесса десталинизации, который Микоян всячески подталкивал, а Суслов тормозил. Вообще, о Суслове он говорил: "Работник областного масштаба". Сравнивал с чеховским "Человеком в футляре". Так что команда была для отца совершенно неподходящая. Не только в личном плане, но и по своему отношению ко многим государственным вопросам (позднее это назвали "застоем").

Осенью 1965 года отец сказал, что намеревается уйти. Брежнев, по-видимому, обрадовался. Он уже ревновал и аплодисментам в зале отцу, которые были дольше, чем те, что удостаивался он сам. Очень мелкий был человечишко. Поэтому он предложил совместить заявление об отставке с 70-летним юбилеем (25 ноября 1965 года), хотя отец хотел это сделать при выборах нового Верховного Совета, то есть в июне 1966 года. Но не был огорчен ускорением - не хотел работать под началом Брежнева.

- России редко везло на лидеров. Нынешний очень напоминает Брежнева.

- Согласен. Чем-то его, чем-то Черненко. Неподготовленный к занятиям политикой и экономикой, уровень начальника строительного управления, как точно заметил В.Максимов, неквалифицированный для государственного руководства. Окружил себя камарильей непорядочных и циничных людей, думающих только о своем кармане, а вернее - о банковских счетах, ибо нет такого кармана, который поместил бы все, что они наворовали. А тут еще - по аналогии с Хрущевым - кое-кто хочет играть роль зятя Никиты Сергеевича - Алексея Аджубея. Но Хрущев по сравнению с ними всеми был гигант. Пусть без должного образования, но самородок, талант, человек решительный и отдававшийся работе во имя общества - так, как он это понимал, и в пределах идеологии, которой был предан. Та идеология была утопией, выродившейся в цинизм, скажете вы. А сейчас идеологии вообще нет. На простых людей наплевать, отношение к ним напоминает времена Людовика XVIII. И фраза "После нас хоть потоп" звучит очень актуально. Даже понятие родины, отечества, отсутствует. Отечество предают на каждом шагу, если это кому-то выгодно. Как правильно написали в New York Times" (от 7 апр. 1997 г.): "у власти не демократия, а "клептократия".


Содержание Архив Главная страница