Содержание Архив Главная страница

Виктор ИСРАЭЛЯН (Пенсильвания) - Бывший представитель СССР в ООН

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ В ООН

    
    C 1 января нынешнего года Генеральным секретарем Организации
Объединенных Наций стал Кофи Аннан. На высшем административном
посту этой ведущей международной организации впервые оказался
представитель черной Африки, сын вождя одного из ганских племен.
Аннан женат на племяннице известного шведского борца за спасение
евреев в годы Второй мировой войны Рауля Валленберга, оказавшегося
в конце войны в застенках КГБ, судьба которого до сих пор остается
загадкой.
    В связи с избранием Аннана тогдашняя представительница США в
ООН, ныне государственный секретарь Маделин Олбрайт сказала:

    - Я удовлетворена. Бутрос Гали (предшественник Аннана. - В.И.)
сделал свое дело в истории и должен уйти.
    Постоянный представитель России при ООН Сергей Лавров тоже приветствовал
избрание Аннана, так как место Генерального секретаря сохранялось
за Африкой.
    Аннан начал свою карьеру международного чиновника около 35 лет
назад. Имея прекрасное образование (он учился в США), владея
несколькими иностранными языками, он занимался в секретариате
ООН различными административными, кадровыми, финансовыми вопросами.
В последнее же время ему было поручено руководство операциями
ООН по поддержанию мира - центральной проблемой организации.
А таких операций насчитывается в настоящее время 17! В них участвуют
свыше 80 тысяч военнослужащих многих десятков государств. 
    Пройдя сложный и долгий путь от мелкого чиновника до Генерального
секретаря, Аннан показал себя человеком выдержанным, опытным,
готовым к сотрудничеству с представителями всех государств -
членов ООН.йОн очень популярен среди сотрудников секретариата
ООН, которые с полным основанием считают его "своим человеком".
    Мне довелось четверть века назад заниматься вопросами ООН в министерстве
иностранных дел Советского Союза в качестве директора департамента
международных организаций министерства, члена советских делегаций
на многих сессиях Генеральной Ассамблеи и представителя СССР
а различных органах ООН.йВ 60-80-е годы я участвовал почти во
всех переговорах, консультациях, заседаниях, посвященных выборам
Генерального секретаря ООН.йМогу сказать одно - все они проходили,
как правило, в условиях острой конфронтации между двумя "лагерями",
между СССР и США.
    В годы "холодной войны" ООН провела, начиная с 1946 года, 12
выборов Генерального секретаря. В итоге на эту высокую должность
в разное время было избрано 6 политических деятелей, дипломатов
- Трюгве Ли (Норвегия), Даг Хаммершельд (Швеция), У Тан (Бирма),
Курт Вальдхайм (Австрия), Перес де Куэльяр (Перу) и Бутрос Гали
(Египет). Решения по этим кандидатурам в конце концов  принимались
в результате долгих торгов и компромиссов. Достаточно сказать,
что в 1981 году было проведено 16 (!) туров голосований, прежде
чем было принято решение о назначении Куэльяра Генеральным секретарем.

    Трое - У Тан, Вальдхайм, Куэльяр - состояли на этой должности
по 10 лет, Хаммершельд - 9 и Трюгве Ли - 7 лет. Только Бутрос
Гали занимал этот пост 5 лет. 
    Избрание Аннана в ходе первых после окончания "холодной войны"
выборов Генерального секретаря ООН происходило, к сожалению,
тоже в конфронтационной обстановке, правда, не столь острой,
как во времена "холодной войны", и не между двумя "лагерями",
которых уже нет, но тем не менее в условиях политического противоборства
между США и остальными членами Совета Безопасности.
    По-разному завершали свою службу Генеральные секретари. Карьера
Хаммершельда окончилась трагично - он погиб в 1961 году в авиационной
катастрофе. 
    Что касается Трюгве Ли, то споры вокруг него были наиболее острыми
и типичными для времен "холодной войны". Сразу же после первого
избрания, в 1946 году, Трюгве Ли занял откровенно прозападную
позицию. Особенно это ярко проявилось во время Корейской войны.
Поэтому, когда срок полномочий норвежца истек в 1950 году, СССР
внес на рассмотрение Совета кандидатуру поляка Модзелевского,
которая была отклонена западными державами. Не получили поддержки
с их стороны и другие кандидатуры. Президент Трумэн дал указание
постоянному представителю США при ООН Уоррену Остину делать все,
что потребуется, для того, чтобы добиться продления полномочий
Трюгве Ли. Все повторные голосования в Совете давали один и тот
же результат: 9 голосов за норвежца, один воздержавшийся и один
голос, Советского Союза, против (в то время было 11 членов Совета
Безопасности).
    Так как СССР своей отрицательной позиции к норвежцу менять не
собирался (использовал право вето, которым обладали 5 постоянных
членов Совета Безопасности), США пошли напролом - внесли в Генеральную
Ассамблею, минуя Совет Безопасности, резолюцию, в соответствии
с которой продлевался срок полномочий Трюгве Ли. За 51 год существования
ООН такая процедура была применена лишь один раз. На Ассамблее
многократно выступал чемпион конфронтационной дипломатии, министр
Вышинский с речами, полными угроз, обвинений, фальсификаций.
Тем не менее американская резолюция была принята, в результате
чего Советский Союз и его союзники перестали признавать Трюгве
Ли Генеральным секретарем, прервав всякие отношения с ним. 
    Яков Малик, бывший тогда постоянным представителем СССР, рассказывал
мне с удовольствием, что когда он в ту пору случайно встречал
Трюгве Ли в здании ООН, он громогласно, во всеуслышание вопрошал:

    - Почему охрана пропускает в помещения ООН посторонних лиц?
    В 1952 году Трюгве Ли был вынужден уйти в отставку.
    У Тан и Куэльяр ушли в отставку добровольно, несмотря на готовность
членов ООН продлить им мандат еще на один срок. 
    Вспоминается такой забавный случай. В 1971 году советская делегация
имела инструкцию добиваться избрания У Тана на третий срок, несмотря
на то, что он заявил, что не готов продолжать исполнение своих
обязаностей. В Москве этому не поверили. "Хитрит бирманец, цену
себе набивает", - сказал министр Громыко, когда я ему доложил
о заявлении У Тана. Другие поверили бирманцу и стали подыскивать
другую кандидатуру. Мы же уперлись в кандидатуру У Тана, тем
самым блокируя решение вопроса.
    Несуразность советской позиции была очевидна: мы добивались избрания
человека, который решительно от этого отказывался. Мне было поручено
повидаться с У Таном, поговорить с ним "по душам" и выяснить
его отношение к возможности переизбрания. Пришлось ехать в больницу,
где в то время находился Генеральный секретарь. Сам вид и состояние
У Тана давали ответ на этот вопрос. Он просил передать благодарность
Брежневу, но со всей решительностью заявил, что физическое состояние
ему не позволяет продолжать какую-либо активную деятельность.

    - Поверьте мне, я мечтаю лишь о покое, о том, чтобы остаться
с самим собой, - с мольбой сказал он и добавил, - лучше расскажите
мне анекдот Ереванского радио. 
    В ту пору эти анекдоты были в моде даже в Нью-Йорке, и он их
любил. Я выполнил его просьбу. После доклада в Москву о состоянии
его здоровья мы получили указание поддержать кандидатуру Вальдхайма.
Последний оказался приемлемым и другим. Таким образом он и стал
новым Генеральным секретарем ООН.
    Зато Вальдхайм, пробыв на высоком посту 10 лет, пожелал, чтобы
его избрали на третий 5-летний срок. Он был уверен в своем успехе,
так как его поддерживали и западные державы, и Советский Союз.
Его конкурентом, однако, оказался министр иностранных дел Танзании
- молодой, энергичный Салим Ахмед Салим, поддержанный Организацией
африканских государств и Движением Неприсоединения. В первом
же туре голосования в Совете Безопасности оба кандидата получили
необходимое большинство голосов "за", но и Вальдхайм, и Салим
были заветированы одним из постоянных членов Совета Безопасности.
Хотя голосование было проведено в строгой секретности (заседание
Совета было закрытым, голосование - тайным, для полной конспирации
заполнение бюллетеней было проведено одинаковыми ручками с черными
чернилами, предоставленными секретариатом Совета, и т.п.) очень
скоро стало известно, что среди голосующих против кандидатуры
Салима была делегация США, а против Вальдхайма - делегация Китая.
Началась серия бесплодных закрытых заседаний с одинаковым результатом:
США ветировали Салима, Китай - Вальдхайма.
    Во время одного из первых заседаний Вальдхайм высказал мне свою
уверенность, что Китай изменит свою позицию и он будет в конце
концов избран. При этом он ссылался на свою недавнюю поездку
в Китай. 
    - Вы не представляете, - говорил он мне, - с каким гостеприимством
и высокой оценкой моей деятельности китайцы принимали меня. 
    Я, откровенно говоря, был несколько удивлен политической наивностью
столь многоопытного дипломата. Вальдхайм ошибся - китайцы 16
раз ветировали его и с таким же постоянством американцы голосовали
против кандидатуры Салима.
    В этих условиях, в ответ на обращение председателя Совета Безопасности,
Вальдхайм и Салим сняли свои кандидатуры. Беседуя со мной в декабре
1981 года, Вальдхайм попросил передать Громыко его уверенность
в том, что в конце концов Совет Безопасности все равно вынужден
будет обратиться к нему с просьбой продолжить выполнение его
обязанностей. 
    - Никуда они без меня не денутся, - самоуверенно заявил он. 
    И тут Вальдхайм ошибся. 11 декабря 1981 года Совет Безопасности,
рассмотрев список из 7 кандидатур, решил рекомендовать перуанца
Переса де Куэльяра новым Генеральным секретарем ООН. 
    Много лет спустя я вновь встретился с Вальдхаймом, когда последний
был президентом Австрии. Он не мог забыть своей неудачи в Нью-Йорке
и объяснял ее мне деятельностью "сионистов, недовольных моей
справедливой и принципиальной позицией в Ближневосточном урегулировании".
    Не раз приходилось мне сотрудничать с Куэльяром. Он был первым
послом Перу в Советском Союзе, и воспоминание о Москве, ее театрах,
культурной жизни всегда доставляли ему удовольствие. В конце
первого срока своего пребывания на посту Генерального секретаря
он стал заявлять о готовности покинуть этот пост из-за неудовлетворенности
результатами своей деятельности и неблагоприятной ситуацией,
складывавшейся вокруг ООН.йПозже, правда, он остался на второй
срок и с пониманием относился к сложному процессу перестройки
в СССР.
    Ну, а как же решился вопрос о египтянине Бутросе Гали?
    В ноябре прошлого года в Совете Безопасности Соединенные Штаты
проголосовали против продления полномочий Бутросу Гали еще на
один 5-летний срок. Остальные 14 членов Совета проголосовали
за. Но так как США являются одним из постоянных членов Совета,
их отрицательное голосование воспрепятствовало решению вопроса
в пользу египтянина. Нельзя сказать, что это событие явилось
полной неожиданностью. В последнее время недовольство Белого
дома египтянином было известно, а летом 1996 года Вашингтон официально
заявил, что применит вето в Совете Безопасности, если кандидатура
Бутроса Гали будет все же поставлена на голосование. И тем не
менее теплилась надежда, что Вашингтон воздержится от столь открытой
конфронтации со всеми остальными членами Совета. Тем более, что
претензии, предъявлявшиеся египтянину, были сильно преувеличены
или просто несправедливы. Утверждения, что штаты секретариата
ООН сильно раздуты, справедливы, но за последнее время они сокращены
более чем на 1000 человек, что неоправданно велик бюджет, тоже
правильно, но бюджет на 1996-97 гг. меньше бюджета на 1994-95
гг. на 250 млн. долларов. Инкриминировалось Бутросу Гали неудачное
проведение операций ООН в Сомали и в Боснии. Но за эти операции
ответственность в первую очередь лежит ведь на Совете Безопасности,
его постоянных членах, в том числе и США.
    У России тоже были определенные претензии к Бутросу Гали. Некоторые
предложения России, в частности, по Югославии, не получили необходимой
поддержки с его стороны. Россия имеет только 3,5% мест в высшем
эшелоне секретариата ООН, тогда как другие постоянные члены Совета
Безопасности имеют 13-21% мест. Россия лишилась поста заместителя
Генерального секретаря, который был закреплен за Советским Союзом,
и т.д. Тем не менее Россия сотрудничала с Бутросом Гали, поддерживала
его во имя повышения эффективности ООН.
    В сложившейся ситуации можно было бы, конечно, решить вопрос
о Генеральном секретаре в стиле времен "холодной войны", когда
Генеральная Ассамблея, минуя Совет Безопасности, приняла бы решение
о продлении полномочий Бутроса Гали, и американцы перестали бы
признавать его, как в свое время Советский Союз не признавал
Трюгве Ли. К счастью, на этот путь всемирное сообщество не встало.
    Лидирующая роль США в мире общепризнана. Соединенные Штаты -
богатейшая, наиболее развитая и могущественная ядерная держава
(правда, не единственная). Официальные лица Вашингтона не раз
заявляли, что связывают вопрос о погашении своей задолженности
ООН, которая достигла огромной суммы, около 1,5 млрд. долларов,
с заменой Генерального секретаря ООН. Государства - члены ООН
пошли навстречу Вашингтону и избрали на этот пост Аннана. Тем
не менее некоторые конгрессмены теперь не желают платить американские
долги до тех пор, пока новый секретарь не проведет коренные стуктурные
изменения в ООН. Конечно, многие изменения в ООН назрели, и следует
ожидать, что Аннан будет осуществлять их куда более энергично,
чем Бутрос Гали, но затяжка с погашением американских долгов
организации контрпродуктивна. Дело в том, что ООН переживает
финансовый кризис, и проведение реформ практически невозможно
без ликвидации этого кризиса, в значительной степени вызванного
неуплатой государствами - членами ООН, и в первую очередь Соединенными
Штатами, своих взносов. Вот и возникает заколдованный круг -
США требуют, чтобы сначала были бы проведены угодные им реформы,
а затем они погасят свои долги, а проведение серьезных реформ
невозможно без ликвидации финансового кризиса, вызванного неуплатой
государствами своих взносов в бюджет ООН. Как из этого заколдованного
круга будет выбираться прекрасный и опытнейший администратор
Кофи Аннан, покажет ближайшее будущее.
Содержание Архив Главная страница