Содержание Архив Главная страница

Рафаил КАШЛИНСКИЙ (Балтимор)

РОССИЙСКИЙ НЕФТЯНОЙ ПИРОГ ДЕЛЯТ ЧИНОВНИКИ, МАФИЯ И БАНКИРЫ

    Российские нефть и газ были той подкормкой, благодаря которой
советская власть смогла просуществовать еще пару десятилетий.
Только получая огромные суммы за поставки газа и нефти всем основным
государствам Европы, от Испании до Швеции, мог кое-как функционировать
довольно долго брежневский загнивающий "развитой социализм".
И сегодня нефть и газ - главные богатства страны.
    В постсоветской России эти огромные, уникальные богатства стали
прибирать к своим рукам оборотистые "энергичные люди". Прежде
всего чиновники из партийно-советской номенклатуры и "красные
директора." Особенно активно этот "приватизационный процесс"
пошел в главной провинции России - Тюменской области. 
    "Красных директоров", давно получивших здесь кличку "нефтяные
генералы", обуяло стремление стать хозяевами богатств, находившихся
в их оперативном управлении. В этом с ними были солидарны и местные
чиновники, с тоской смотревшие на роскошную жизнь своих "коллег"
из арабских эмиратов, куда иногда им удавалось всеми правдами
и неправдами съездить в командировку. Сразу же за развалом Советского
Союза все эти силы решили: их час пробил. И вот "энергичные"
партхозаппаратчики начинают создавать различного рода коммерческие
структуры. О некоторых небезинтересных примерах такой деятельности
и пойдет рассказ.
    Прежде всего, в целях контроля за созданием нефтегазовых акционерных
компаний, а в дальнейшем и их финансовых операций, создается
на правах акционерного коммерческий банк "Тюменский кредит".
Его создание пришлось на начало 90-х годов, когда крупные руководители
еще "стеснялись" сами возглавлять коммерческие структуры и одновременно
занимать крупные государственные посты, но и доверять крупные
дела и огромные деньги "чужим" не хотели. Выход был найден в
том, что учредителями банка стали... их жены. Первой в списке
 учредителей стала, естественно, жена губернатора Тюменской области
(позднее министра топлива и энергетики России) Татьяна Шафраник.
Второй (столь же естественно) - жена областного прокурора (позднее
вице-губернатора Тюменской области) Любовь Багина. Третьей и
четвертой в списке учредителей стали жена мэра Тюмени Галина
Райкова и жена начальника крупнейшего предприятия области "Тюменнефтегазстрой"
Татьяна Малюгина.
    Поскольку банк предназначался для больших и важных дел, то, по
принятой в сегодняшней России традиции, нужно было обеспечить
ему "крышу" (конечно, уголовно-мафиозную). Сегодня в России без
такой "крыши" не обходится ни один бизнесмен, политик, артист,
ни одно важное дело: будь то выборы на важный пост или просто
рядовой шоу-концерт.
    В качестве ответственного за "крышу" в состав руководства банка
был приглашен некий Сергей Атрошенко. Бывший хоккеист Атрошенко
прошел обычный путь для российского "крестного отца": исключенный
за неуспеваемость и хулиганство из Московского института стали
и сплавов, он получает по суду 5 лет "химии"; еще находясь на
"химии", Атрошенко занялся коммерцией (шоу-бизнес, организация
челноков для поездок в Турцию и т.д.). Отбыв свой срок, он какими-то
неисповедимыми путями попадает в окружение замминистра транспортного
строительства СССР Владимира Лейтланда, курировавшего железнодорожное
строительство в Сибири. Лейтланд и рекомендовал тюменским заправилам
использовать уголовно-коммерческий опыт Атрошенко.
    Сформировав "наилучшим образом" свое руководство, "Тюменский
кредит" приступил к энергичной деятельности. Он открыл свои отделения
во всех нефтяных городах области и получил право на обслуживание
огромного государственного займа Ханты-Мансийского округа. Это
была финансовая операция мирового уровня, поскольку облигации
займа можно было использовать как платежное средство при тендерах
на богатейшие нефтяные месторождения Западной Сибири. Участвуя
в этой операции, банк сумел стать контрагентом крупнейших нефтяных
компаний, выйдя тем самым на мировой рынок нефти.
    Тем временем в Тюмени прошла консолидация различных уголовных
группировок. Самая мощная из них, возникшая на базе знаменитого
в городе фотоателье #10 и состоявшая из бывших спортсменов, вытеснила
с доходных точек "традиционных" "воров в законе", а молодых "беспредельников"
попросту уничтожила. В результате победившая группировка получила
контроль над большими деньгами. Для того чтобы контроль этот
был более эффективен, учреждается АО "Сибирская страховая компания".
Эта компания, в свою очередь, стала искать контакты с чиновниками
в целях более прочной легализации. Так в число учредителей страховой
компании попали уже знакомый нам областной прокурор Валерий Багин
и жена начальника областного угрозыска Надежда Кликушина. Видимо,
именно в правоохранительных органах видели свою опору рэкетиры-страховщики.
Кстати, менеджмент в страховой компании поставлен мудрее некуда:
зарплату выдают за полгода вперед, чтобы нужный человек не вздумал
выйти из игры. 
    - Выйти, - говорят в "Сибирской страховой компании", - можно
только ногами вперед.
    Членом директората страховой компании становится Сергей Атрошенко.
После этого банк "Тюменский кредит" и "Сибирская страховая компания"
начинают активные совместные действия.
    В 1994 году они выкупают крупный коммерческий банк в Подмосковье
- "Наркомбанк". Содействие им в этом оказал и Владимир Лейтланд,
ставший к тому времени видным бизнесменом и политическим деятелем
- членом Политического совета Демократической партии России.
    Один из владельцев "Сибирской страховой компании", мастер спорта
по биатлону Виктор Белянин создает фирму "Белойл", а затем, совместно
с "Тюменнефтегазстроем", учреждает в Швеции СП "Сибирианвуд",
руководить которым направляется отказавшийся от поста мэра Тюмени
Райков. Министр топлива и энергетики России Юрий Шафраник пробивает
для этого СП большие экспортно-импортные льготы. Так эффективно
действует союз чиновников, мафии и банкиров.
    Однако в сегодняшней России большие деньги означают одновременно
и большие проблемы. Крупные сделки, контроль над значительной
частью нефтяного рынка привлекают внимание мощных московских
группировок. В Тюмень приезжает знаменитый киллер Александр Солоник,
которому, однако, руководитель службы безопасности "Сибирской
страховой компании" Игорь Рура, по кличке "Мамонт", говорит:
"Ты здесь никто!"
    В дела тюменцев пытается вмешаться и такой "авторитет", как Отари
Квантришвили - президент Фонда социальной защиты спортсменов
им. Льва Яшина. Вскоре время переговоров кончается. Через 5 дней
после убийства Квантришвили в Тюмени был застрелен "Мамонт".

    В 1995 году убивают адвоката "Сибирской страховой компании" Лавренова
и нескольких членов Совета учредителей. В 1996 году получил тяжелые
ранения и попал в реанимацию председатель Правления крупнейшего
банка Тюмени ("Запсибкомбанка") Леонид Гринфельд, пытавшийся
взять под контроль некоторые операции "Сибирской страховой компании".
Уже в 1997 году при загадочных обстоятельствах погиб первый вице-губернатор
Тюменской области Сергей Мартынушкин, постоянно поддерживающий
Гринфельда. Совсем недавно был взорван крупный тюменский предприниматель
А.Сидоров, пытавшийся отозвать свои средства из "Тюменского кредита".
    Став обладателями крупных денег и большого влияния, деятели из
"Сибирской страховой компании" и "Тюменского кредита" решили
поучаствовать и в политике, поддерживая при этом крайних националистов.
На последних выборах в Думу два члена Совета учредителей "Сибирской
страховой компании" Латыпов и Тишенков были включены в список
неофашистской Русской партии. Для их поддержки в Тюмень приезжал
знаменитый националист Веденкин и учил бандитов, как играть в
политику. Не получилось! Однако же не успокоились: тот же Атрошенко
стал лидером общественного движения "Тюмень-2000". Объединение
издает бесплатную еженедельную газету, заказало на ТВ специальный
выпуск программы "Куклы": кукла Лебедя обнимает куклу Атрошенко,
кукла Жириновского тоже ласковое слово молвит. Российским бандитам
уже недостаточно просто иметь много денег. Им хочется иметь и
политическую власть, и они к ней настойчиво рвутся.
Содержание Архив Главная страница