Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(356) 15 сентября 2004 г.

АКТУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

Виктор ВОЛЬСКИЙ (Вирджиния)

Полеты фантазии

В героической автобиографии сенатора Керри одно из самых почетных мест занимает камбоджийский эпизод его военной эпопеи. О нем будущий сенатор впервые рассказал в письме в газету «Бостон Геральд» еще в 1979 году, а затем многократно повторял его в самых разных обстоятельствах. «Я помню, как проводил Рождество 1968 года на борту моего катера в Камбодже, — рассказывал Джон Керри. — Я помню, как меня обстреливали вьетнамцы и красные кхмеры, а тем временем президент Никсон заверял американский народ, будто меня там нет, будто в Камбодже вообще нет наших войск. Память об этом раскаленным железом выжжена — буквально выжжена — у меня в мозгу».

Приключения младшего лейтенанта Керри в Камбодже, по его собственным словам, стали поворотным пунктом его жизни. Именно будучи в этой стране, он внезапно осознал, что ему лгали, что президент Соединенных Штатов обманывает американский народ, что его заставляют участвовать в грязной войне. Именно в результате камбоджийского опыта он и преисполнился святой решимости бросить вызов силам реакции и империализма.

Беда, однако, в том, что вся эта бесспорно красивая и трогательная история шита белыми нитками. В книге «Непригоден для командования» группа вьетнамских ветеранов-моряков быстроходных катеров прибрежной флотилии, выступивших против кандидатуры Керри, категорически утверждает, что его камбоджийские приключения придуманы от первого до последнего слова. По словам бывших боевых товарищей сенатора от Массачусетса, катерам их флотилии было строго-настрого приказано к Камбодже не приближаться, и в подкрепление приказа в пограничную реку были направлены патрульные корабли. Все до одного командиры Керри заявляют, что их катера ни разу не нарушили границы с Камбоджей. Даже в числе горстки «боевых товарищей» Керри, которых он повсюду возит с собой, не нашлось ни одного, кто бы поддержал версию своего патрона.

Если верить Керри, он выполнял тайные задания по переброске в Камбоджу агентов ЦРУ и диверсионных групп. Но спецназовцы-ветераны Вьетнамской войны в один голос утверждают, что для этих целей громоздкие и шумные катера прибрежной флотилии не годились. В распоряжении диверсантов были маленькие бесшумные моторки, но даже они использовались в редких случаях, а главным средством транспорта и снабжения в такого рода операциях были вертолеты.

Под градом неприятных опровержений штаб предвыборной кампании Керри забил отбой и начал лихорадочно латать прорехи, внезапно образовавшиеся в версии кандидата в президенты. Сначала было объявлено, что, дескать, Керри патрулировал дельту Меконга «где-то посредине между Камбоджей и Вьетнамом». Но авторы этой версии в спешке не удосужились заглянуть в атлас, а то бы они узнали, что дельта великой реки находится целиком во Вьетнаме, а граница с Камбоджей пролегает далеко к северу, причем проходит она даже не по Меконгу, а по одному из его притоков.

Затем другой представитель штаба Керри выступил с новыми «разъяснениями»: дескать, Керри был «где-то рядом с Камбоджей» и «не исключено, что он мог случайно или преднамеренно пересечь границу». Но ведь вся суть камбоджийской истории состоит в том, что Керри был повержен в глубокий шок, осознав, что он — участник тайной, противозаконной войны на территории нейтральной страны. И если он был лишь «где-то рядом с Камбоджей», значит, грош цена его «прозрению», значит, рассыпается в труху вся мотивировка его антивоенной деятельности по возвращении из Вьетнама.

 

Керри против Керри

Джон Керри

Но ведь существует официальная биография кандидата в президенты от Демократической партии. Эта хвалебная книга под названием «Воинская служба» (Tour of Duty) написана историком Дугласом Бринкли на основании военного дневника и устных воспоминаний самого Керри. И что же там сказано? А то, что рождественские праздники 1968 года Джон Керри провел в 55 милях от Камбоджи: он «писал письма и слушал, как палит в воздух, отмечая Рождество, пьяная южновьетнамская солдатня». Хотелось бы деликатно напомнить сенатору и его верному историку, что буддисты Рождество не празднуют, а отмечают Лунный новый год — Тет, который наступил в ту пору двумя месяцами позже.

Но мало ли что там написано. Надо любой ценой выручать попавшего в беду кандидата. И Бринкли ринулся на подмогу. Он объявил в интервью лондонской газете «Телеграф», что на Рождество 1968 года Джон Керри действительно был далеко от Камбоджи, но зато он «три-четыре раза заплывал в камбоджийские воды в январе-феврале 1969 года, выполняя тайные задания». Странно, однако: в книге Бринкли почти 100 страниц посвящено деятельности Керри в означенные два месяца с указанием точных координат мест различных баталий, в том числе и неподалеку от Камбоджи, но нет ни единого упоминания о том, чтобы он переходил границу. Видно, операции были такие секретные, что о них нельзя упоминать даже по прошествии 35 лет.

Но тут подоспело очередное официальное коммюнике штаба предвыборной кампании Керри, которое подсекло новую версию придворного историка. Оказывается, Керри «однажды пересек границу Камбоджи», но когда — он не помнит. Здесь же можно, кстати, привести еще один пассаж из книги «Воинская служба», где Керри описывает, как он мчался на своем катере по пограничной реке, разглядывая территорию по ту сторону границы и гадая, что там происходит. Увы, ему не суждено было удовлетворить свое любопытство — это был последний патруль лейтенанта Керри, спустя несколько дней он отправился обратно в США.

В 1995 году во время слушаний в Сенате по Уайтуотерскому делу двадцативосьмилетний глава аппарата министра финансов Джош Стайнер, уличенный в том, что его показания под присягой опровергались записями в его собственном дневнике, избежал обвинения в лжесвидетельстве ловким ходом, заявив, что он лгал своему дневнику (не имей 100 рублей, а имей толкового адвоката. Хотя, если разобраться, чтобы заручиться услугами толкового адвоката, нужны деньги — и немалые). Так может, Джон Керри тоже был не до конца откровенен со своим дневником?

Точку во всей этой истории было суждено поставить тому же Дугласу Бринкли. Выдержав двухнедельную паузу, он объявил в интервью «Вашингтон Пост», что камбоджийского эпизода «конечно, не было». Спрашивается, зачем нужно было городить такие причудливые вавилоны, да еще уверять, что они «выжжены — буквально выжжены» в памяти?

Да разве это единичный эпизод? Каким образом, например, среди боевых наград сенатора Керри, выставленных на его сайте, затесался знак V («за доблесть») в качестве приложения к «Серебряной звезде»? Этот знак отличия полагается только к тем орденам и медалям, которые могут вручаться как «за боевые заслуги», так и «за примерную службу». В таких случаях знак V указывает, что орден получен именно за боевой подвиг. А поскольку «Серебряная звезда» дается только за боевые заслуги, знака V к ней не полагается, что и указано в его уставе.

Подумаешь, велика важность. Ну, приписал себе лишний знак, не все ли равно? Для гражданского обывателя, наверное, это и впрямь мелочь. Но не для военных. Вспомним, какой шум разгорелся в 1996 году, когда кто-то поставил под сомнение право командующего военно-морскими силами США адмирала Джереми Бурды носить именно этот знак отличия к одному из своих орденов. И хотя специальное расследование позднее установило, что он имеет полное право на ношение знака V, адмирал Бурда не снес позора и пустил себе пулю в сердце.

Зачем же Керри так глупо подставляется, когда вероятность разоблачения столь велика, а выгода ничтожна? Видно, слишком сильно искушение покрасоваться перед людьми и самим собой, особенно если недолгая военная биография поставлена во главу угла всей предвыборной кампании. И конечно, все психологические тормоза кандидата Демократической партии ослаблены вследствие ощущения своей полной безопасности, абсолютной уверенности в том, что дружественная печать не выдаст.

Журналисты готовы неделями копаться в платежных документах Национальной гвардии Алабамы в надежде найти компромат на Джорджа Буша, но закрывают глаза на все нелепицы Керри, даже самые очевидные. Например, никому из них за четверть века не пришло в голову, что на Рождество 1968 года президентом США все еще был Линдон Джонсон, а Никсон вступил в должность главы американского государства лишь в конце января и никак не мог в ту пору строить козни против камбоджийского народа. Или что красные кхмеры при всем желании не могли вести огонь по Джону Керри просто потому, что их боевой организации еще не существовало — она появилась лишь в 1972 году.

 

«Ветеран времен Вьетнамской войны»

Том Харкин

Впрочем, Керри — отнюдь не исключение в смысле героического фантазерства. Сенатор-демократ от Айовы Том Харкин громогласно объявил, что вице-президент Дик Чейни — «трус», потому что он, в отличие от Харкина, не служил во Вьетнаме. «У меня прямо кровь закипает при одной мысли об этом», — заявил бравый сенатор. Напрасно закипает — Харкин еще 20 лет назад был уличен в том, что придумал себе вьетнамскую биографию. В 1984 году во время кампании за переизбрание в Сенат он поведал корреспонденту «Вашингтон Пост» Дэвиду Бродеру: «Я пять лет, начиная с ноября 1962 года, служил в морской авиации, в том числе год во Вьетнаме. Летал на истребителях «Ф-4» и «Ф-8», занимался боевым патрулированием и обеспечением операций по аэрофотосъемке».

Корреспондент столичной газеты не усомнился в словах доблестного сенатора. А вот у его коллеги, заслуженного боевого летчика Барри Голдуотера, сомнения возникли. Сенатор Голдуотер обратился за справкой в Министерство обороны и выяснил, что во время Вьетнамской войны Харкин базировался в Японии и занимался тем, что перегонял поврежденные самолеты из Японии на ремонт на Филиппины. Уличенный во лжи Харкин начал вилять, попробовал было свалить все на недоразумение — дескать, я и вправду совершал боевые полеты, только не во Вьетнаме, а над Кубой во время ракетного кризиса. Но, в конце концов, он вынужден был признаться, что соврал.

Что не помешало ему 8 лет спустя, когда он сделал попытку баллотироваться в президенты, вновь отрекомендоваться ветераном Вьетнамской войны. На его несчастье, однако, в 1992 году у прессы был свой фаворит — губернатор Арканзаса Билл Клинтон, в годы юности, мягко говоря, уклонившийся от воинской службы, — и военная доблесть в тот момент была не в чести. Сенатора Харкина быстро поставили на место, и пришлось ему переименовать себя в «ветерана времен Вьетнамской войны».

Но вот прошло 12 лет, и снова все забыто, и он буквально задыхается от возмущения, что Дик Чейни не пошел воевать во Вьетнам. Впрочем, ярость сенатора от Айовы носит избирательный характер; тот факт, что сенатор-демократ Джон Эдвардс, баллотирующийся ныне в вице-президенты, тоже не принял участия во вьетнамской войне, почему-то не вызывает у Харкина негодования, хотя Эдвардс был моложе Чейни и, в отличие от последнего, не обременен семьей с двумя малыми детьми.

 

С верным автоматом в руках

Ал Гор

Придумал себе боевую биографию и бывший вице-президент Ал Гор. «Я не расставался с моей (автоматической винтовкой) М-16». «Мне приходилось по ночам стоять в боевом охранении, вокруг меня свистели пули». «Я регулярно сражался в составе огневых обеспечивающих групп». «При малейшем шуме мы сначала открывали огонь и только потом спрашивали «кто идет»». «Мне не раз приходилось бывать под обстрелом. Большую часть времени я проводил в полевых условиях». Таковы цитаты о вьетнамских буднях Ала Гора из его интервью различным газетам. На самом деле все было гораздо прозаичнее.

Окончив колледж, Альберт Гор-младший раздумывал над тем, чему посвятить себя. По свидетельству ряда его друзей, у него, в том числе, мелькала мысль по примеру тысяч других молодых американцев податься в Канаду, спасаясь от призыва. Но у его отца, сенатора от Теннеси Альберта Гора-старшего, возникли политические проблемы. Опросы показывали, что ему грозит поражение на очередных выборах из-за его антивоенной позиции. Сенатор Гор сказал сыну, что бегство в Канаду будет означать для него политическую смерть. Вместо этого он посоветовал ему поступить в армию, пообещав позаботиться о его безопасности. Тот согласился. Все газеты штата обошел снимок — убеленный сединами законодатель провожает на войну красавца сына (военная форма была Алу очень к лицу).

Сын сенатора был определен военным журналистом (у Ала была за плечами двухмесячная стажировка в какой-то газете). Наиболее опытный член пресс-службы 20-й инженерной бригады фотокорреспондент Алан Лио в интервью журналу «Ньюсуик» рассказал, что его вызвал к себе командир бригады генерал Купер и приказал приставить к сыну сенатора телохранителей со строгим наказом не давать ему лезть в пекло. «Мне с Гором пришлось 5-6 раз ходить на задания, и я вполне мог надевать смокинг — настолько было безопасно», — вспоминает Лио. Так что наиболее грозное оружие, которым пришлось манипулировать будущему вьетнамскому ветерану, было разве что фоторужье.

Вскоре Гору-младшему военная служба надоела, тем более что отец его выборы проиграл, и дальнейшее пребывание в «этой фашистской структуре», как он характеризовал армию в письмах домой, утратило всякий смысл. Прослужив четыре с половиной месяца из полагавшихся 12 (что за наваждение — опять четыре с половиной месяца!), он добился демобилизации под предлогом поступления в школу богословия. Через два месяца учебу он бросил, но оставшиеся обязательства перед сухопутными силами так до сих пор и не выполнил.

Уже будучи сенатором и вице-президентом, Гор прославился буйством своей фантазии и страстью приписывать себе всевозможные мыслимые и немыслимые заслуги — от изобретения Интернета до выступления в роли прототипа героя известного романа Бада Шульберга «Любовная история», по которой был сделан популярный кинофильм. Так что его попытки приписать себе военные заслуги не удивляют. А вот что не устоял перед аналогичным искушением даже такой прожженный реалист и прагматик, как Линдон Джонсон, было для всех сюрпризом.

 

«Сорви-голова Джонсон»

Линдон Джонсон

Во время Второй мировой войны на Тихоокеанский театр военных действий прибыла с инспекционной поездкой делегация Палаты представителей Конгресса США. Командующий американскими силами на Тихом океане генерал Дуглас Макартур приказал устроить одному из членов делегации — конгрессмену из Техаса Джонсону — полет в боевом самолете и представил его за это к ордену «Серебряная звезда». В то время никому в голову не пришло поинтересоваться, какие такие подвиги совершил конгрессмен во время 13-минутного полета в глубоком тылу, да еще в качестве «наблюдателя» — при том, что никто из членов экипажа никаких наград не получил.

Сейчас ясно, что лукавый царедворец Макартур просто решил заручиться благосклонностью влиятельного конгрессмена и под благовидным предлогом подарил ему орден. Однако в сознании Джонсона его недолгий безопасный полет претворился в выдающийся боевой подвиг. Он обожал рассказывать о своем героическом приключении, всякий раз уснащая свое повествование захватывающими подробностями.

По словам конгрессмена-орденоносца, восхищенные его отвагой боевые товарищи прозвали его «сорви-головой Джонсоном». Однажды, уже будучи президентом, он обрушился на некоего члена Палаты представителей, выступившего против инициированного Белым Домом законопроекта о расширении помощи зарубежным государствам. «Я знаю, что иностранная помощь непопулярна, — бушевал президент. — Между прочим, мне тоже очень не хотелось ехать на фронт в 41-м году после Перл-Харбора, но я все же поехал. Мне тоже очень не хотелось, чтобы японцы по мне стреляли, но я все же был под обстрелом». Хотя, по словам очевидцев, во время знаменитого полета японцами даже не пахло. Тем не менее, до конца жизни на груди у Джонсона сверкал, словами историка Дэвида Халберстама, «наименее заслуженный и наиболее гордо носимый орден за всю военную историю».

Одно из самых известных произведений американской литературы — рассказ Джеймса Тэрбера «Уолтер Митти» (См. «Вестник» №21, 2002 г.). Главный герой рассказа тяготится своей серой, невзрачной жизнью и постоянно погружен в фантазии, компенсируя придуманными приключениями скудость реального бытия. Рассказ написан с такой художественной силой и достоверностью, что имя Уолтера Митти стало в Америке нарицательным. Как видим, не зря.

 

Давид против Голиафа

Сенатор Керри прервал долгое молчание по поводу фронтальной атаки, ведущейся против него группой ветеранов вьетнамской войны, воевавших вместе с ним в составе прибрежной флотилии быстроходных катеров. И вот что он сказал: «Единственное, что следует знать об этих людях, это то, что их деятельность финансируется в масштабах сотен тысяч долларов неким республиканцем из Техаса». Злодея зовут Боб Перри. Этот техасский бизнесмен-строитель — наиболее крупный жертвователь в пользу ветеранов, выступающих против кандидатуры Керри. Он дал им 100 тысяч долларов.

Целых 100 000 долларов! Внушительная сумма, что и говорить! Неудивительно, что кандидат в президенты от Демократической партии звучит так, словно он беззащитен и безоружен перед лицом громадной пропагандистской машины своих противников, располагающих неисчислимыми ресурсами. Однако такое впечатление будет обманчивым. В финансовом противостоянии сторонников Джорджа Буша и Джона Керри последние располагают подавляющим превосходством.

Реформа системы пожертвований на политические цели — двухпартийное детище сенаторов МакКейна (республиканца от Аризоны) и Файнголда (демократа от Висконсина) — породила новую тактику предвыборной борьбы. Как грибы после дождя стали расти независимые и квази-независимые организации в рамках статьи 527 Налогового кодекса (их так и называют — «организации по 527-й статье»), которые и взяли на себя главную тяжесть пропагандистского бремени в предвыборной кампании. Единственное ограничение в их деятельности — запрет на прямую агитацию за того или иного кандидата. А вести борьбу против неугодного им кандидата вполне допустимо. Что они и делают.

Следует еще раз подчеркнуть, что речь не идет о средствах, находящихся в прямом распоряжении обоих кандидатов в президенты (и тому, и другому после официальной номинации предоставляется государством по 75 миллионов долларов, каковой суммой они и обязаны ограничиться). Мы говорим только о пожертвованиях в пользу «сторонних» организаций, вызванных к жизни реформой МакКейна-Файнголда. Несмотря на то, что демократы годами много и жарко витийствовали о необходимости «изгнать большие деньги из политики», они гораздо оперативнее республиканцев воспользовались лазейкой в новом законе о выборах, о чем красноречиво свидетельствует официальная статистика.

 

КУКБ

Питер Льюис

Если проанализировать 49 ведущих «организаций по 527-й статье», выявляется следующая картина (по данным федерального налогового ведомства IRS на 15 августа). Первое место в этом списке прочно занимает Joint Victory Campaign, чья единственная функция состоит в сборе средств в пользу двух других организаций, ведущих непримиримую борьбу против президента Буша: Media Fund и America Coming Together, занимающих в указанном перечне соответственно второе и третье места. Среди главных меценатов Joint Victory Campaign числится не менее 33 лиц, пожертвовавших куда больше денег, чем зловещий техасец Боб Перри. В их числе 12 человек, давших на борьбу с Джорджем Бушем не менее миллиона долларов каждый. Крупнейший меценат раскошелился на 7,75 миллиона долларов, а знаменитый Джордж Сорос, объявивший низвержение Буша главной целью своей жизни, пожертвовал 4,5 миллиона.

Media Fund, выступающий под лозунгом КУКБ («Кто угодно, кроме Буша»), создает и оплачивает телевизионную рекламу, предназначенную для информационного рынка ряда наиболее важных штатов, в которых, по общему мнению политтехнологов, и будет решен исход предстоящих выборов (Пенсильвания, Огайо, Мичиган, Висконсин, Западная Вирджиния, Миссури и еще несколько штатов рангом пониже). Фонды Media Fund превышают 28 миллионов долларов. Больше половины этой суммы поступило от Joint Victory Campaign, различные профсоюзы суммарно дали более 5,5 миллиона.

Джордж Сорос

America Coming Together. Главный благодетель этой организации — все тот же всездесущий Джордж Сорос (5 миллионов), обещавший потратить 15-20 миллионов на борьбу с президентом, которого он публично называет «хуже Гитлера». Однако в перечне ведущих меценатов различных организаций, выступающих против Буша, первое место принадлежит не Соросу, а председателю правления гигантской страховой фирмы Progressive Питеру Льюису, который в нынешнем избирательном цикле пожертвовал всевозможным левым «организациям по 527-й статье» 14 миллионов 175 тысяч долларов. Его взнос в фонды America Coming Together — 3 миллиона.

На четвертом и пятом местах в списке ведущих «организаций по 527-й статье» идут «Международный союз работников сферы обслуживания» (Service Employees International Union) и «Американская федерация служащих штатных, окружных и муниципальных органов власти» (American Federation of State/County/Municipal Employees). В их распоряжении соответственно 16 и 13 миллионов долларов. Будучи профсоюзами, они, естественно, прочно обосновались в стане Демократической партии.

И это только пять ведущих организаций. Если же взять все 49, картина получается еще более разительная. Так, 41 из них (84%) пользуется поддержкой демократов и борется за их цели, 3 преследуют неполитические цели (например, созданная Питером Льюисом группа, ведущая пропаганду в пользу легализации марихуаны) и лишь 5 придерживаются республиканско-консервативной ориентации. А в абсолютном выражении бюджет «независимого» пропагандистского аппарата, выступающего в пользу демократов, составляет 176 миллионов долларов, в то время как в распоряжении сторонников республиканцев всего 10,8 миллиона долларов.

 

Прогрессивные толстосумы

А если посмотреть на наиболее крупных индивидуальных меценатов? Тут преимущество демократов достигает прямо-таки эпических пропорций. Из 25 ведущих жертвователей на политические цели все, за исключением одного, — демократы. Наиболее рьяный из них в финансовом выражении — уже упомянутый Питер Льюис, который в нынешнем предвыборном цикле выдал левым «организациям по 527-й статье» суммарно 14,03 миллиона долларов. За ним идет Сорос — 12,6 миллиона, а замыкает первую тройку голливудский магнат Стивен Бинг — чуть более 8 миллионов. Всего же 24 сторонника демократов дали на цели политической агитации и пропаганды 56 миллионов 693 тысяч долларов. Одинокий республиканец в этом списке пожертвовал «силам зла и реакции» лишь немногим более миллиона долларов.

Что же касается прямых затрат организаций 527, к середине августа противники президента Буша потратили на телевизионную пропаганду свыше 62 миллионов долларов, не добившись особых результатов. В то же время ветераны прибрежной флотилии собрали около 2 миллионов долларов, в подавляющем большинстве в виде мелких пожертвований (в списке организации на конец августа числилось свыше 40 тысяч человек, средний размер пожертвования — 64 доллара). Но зато их телевизионная реклама имела поразительный эффект — рейтинг Джона Керри покатился вниз. Получается прямо как в анекдоте: он меня подушкой — бум-бум, а я его гирькой — тюк-тюк.

 

И ты, Фрэнкс?

Противники иракской войны убеждены, что президент Буш сознательно обманул американский народ и начал войну против Саддама Хусейна под предлогом нейтрализации иракского арсенала оружия массового поражения, отлично зная при этом, что никакого такого оружия у иракского диктатора нет. Мантра «Буш лгал» стала главным лозунгом оппозиции. И никакие доводы переубедить ее не в состоянии. В силу этого вряд ли стоит рассчитывать, что недавно вышедшие в свет мемуары командующего силами коалиции в Ираке генерала Томми Фрэнкса смогут посеять сомнения в умах антибушевцев. Однако на стороннего наблюдателя приводимые в книге факты производят сильное впечатление.

Томми Фрэнкс

Поскольку генерал Фрэнкс выражает твердое убеждение в том, что оружие массового поражения у Саддама было, противникам президента, вероятно, следует без промедления зачислить его в разряд «лжецов». И не только его, но также практически всех специалистов по Ираку, руководителей всех разведслужб планеты, глав всех ведущих государств мира и всех крупных американских военных, у которых не было сомнения до начала войны, что Саддам Хусейн обладает арсеналом массового поражения.

Фрэнкс вспоминает о своей встрече в январе 2003 года с королем Иордании Абдуллой II, который сказал своему собеседнику: «Генерал, на основании достоверных разведданных я пришел к выводу, что иракцы создали тайные запасы химического и биологического оружия». Но может быть, Абдулла, будучи противником Саддама, пытался заманить американскую армию в Ирак? И, стало быть, он тоже «лгал»?

Однако командующий войсками коалиции слышал то же самое и от противников американской политики, уговаривавших Вашингтон не нападать на Ирак. Спустя несколько дней после аудиенции у иорданского монарха генерал Фрэнкс беседовал с президентом Египта Хосни Мубараком, предупредившим его: «Советую вам проявлять максимум осторожности. Мы знаем, что из себя представляет Саддам Хусейн. Это безумец. У него есть оружие массового поражения — в первую очередь биологическое — и он, не задумываясь, применит его против ваших войск». Выходит, и Мубарак «лгал». Как не стыдно!

Фрэнкс был крайне встревожен опасностью того, что иракская армия применит ОМП. И хотя он поддержал попытку хирургически точным бомбовым ударом уничтожить Саддама Хусейна и его сыновей в первый же день войны, свое согласие он дал с тяжелым сердцем, опасаясь удара возмездия с использованием ОМП. «Мы получали, — пишет командующий, — все более и более тревожные разведсводки, что некоторые части Республиканской гвардии переброшены из Багдада на юг, к городу Эль-Кут, и что им выданы боеприпасы, начиненные горчичным газом и неизвестным газом нервно-паралитического действия». На основании этих сообщений генерал Фрэнкс привел американские войска в Кувейте в состояние повышенной боеготовности. Надо полагать, чтобы замести следы своего «вранья»?

Но может быть, тревога была уловкой, рассчитанной на то, чтобы ввести Саддама в заблуждение? Если так, то нельзя не поразиться масштабностью дезинформации. Заставлять десятки тысяч военнослужащих мучиться в противогазах и душной защитной одежде только ради того, чтобы прикрыть ложь, не всякий решится. По пути в Багдад части морской пехоты захватили необычные трофеи — десятки тысяч защитных костюмов и полевых инъекторов с антидотом против боевых отравляющих веществ нервно-паралитического действия. Наверное, Саддам подставил эти трофеи, чтобы ввести американцев в заблуждение. А может, морские пехотинцы тоже «лгали»?

Круг «лжецов» стремительно расширяется. Начальник разведки коалиции бригадный генерал Джеф Киммонс сообщил Фрэнксу, что перехвачена радиошифровка командира одного из соединений Республиканской гвардии, весьма похожая на приказ приступить к применению ОМП. Что это с Киммонсом произошло? А еще заслуженный генерал! Но даже его «вранье» не идет ни в какое сравнение с «ложью», распространяемой самим Фрэнксом. «Я не знал второго апреля, когда по нашим войскам будет нанесен химический или биологический удар, — пишет он, — но в неизбежности его у меня не было никаких сомнений».

Практически весь план войны был составлен с учетом высокой вероятности того, что противник применит оружие массового поражения. Во главу угла была поставлена быстрота и натиск. Разведка сообщала, что «иракским войскам, сосредоточенным вокруг Багдада, выдано ОМП, и можно с уверенностью ожидать, что они его применят, когда мы замкнем кольцо вокруг столицы, — пишет командующий войсками коалиции. — Единственный выход — захватить Багдад, прежде чем противник успеет подготовиться к обороне».

Именно поэтому, объясняет Фрэнкс, он и отказался поддержать план сосредоточения полумиллионной группировки на границе с Ираком, как во время операции «Буря в пустыне», ибо чем выше концентрация войск, тем они неповоротливее и уязвимее для ОМП. Если генерал Фрэнкс построил весь план операции на лжи — а именно так и должны считать антибушевцы, — его следует отдать под суд военного трибунала, вместо того, чтобы петь ему дифирамбы.

 

Где иракские ОМП?

Но как же все-таки случилось, что весь мир взял и ошибся. Ведь достоверно известно, что у Саддама Хусейна был арсенал ОМП, что он разрабатывал и применял химическое оружие как против иранцев, так и против собственного населения. Комиссия ООН по разоружению Ирака нашла множество доказательств наличия у баасистского режима арсенала ОМП, да Саддам и не отрицал, что у него было такое оружие. Куда же оно делось? Неужели иракский деспот не лгал, утверждая, что давным-давно уничтожил все свои запасы ОМП?

Ирак — большая страна, а Саддам Хусейн и его подручные — большие мастера маскировки. Весь мир ахнул, когда австралийские солдаты случайно откопали в пустыне целую эскадрилью истребителей, зарытую в песок. Что стоит спрятать гораздо более компантные ОМП? Особенно если речь идет о биологическом оружии. Арсенал спор сибирской язвы, способный убить миллионы людей, легко разместится в пяти-шести чемоданах.

Но есть и другая версия. Израильская разведка категорически утверждает, что иракские запасы ОМП перевезены в Сирию (вспомним, как во время первой иракской войны Саддам отправил всю свою авиацию на сохранение в Иран) и хранятся в долине Бекаа под охраной боевиков из «Хезболлы». Совсем недавно Комиссия, занимающаяся поисками ОМП в Ираке, установила, что накануне войны из Ирака в Сирию на протяжении двух дней в обстановке строжайшей тайны прошло несколько огромных грузовых автоколонн.

Сыновья Саддама Хусейна лично руководили контрабандными операциями, и у них вошло в практику каждый раз, когда из Сирии прибывал особенно ценный груз, снимать погранохрану и заменять ее своими личными телохранителями. Мотивация была чисто экономической — иракские пограничники в обычном порядке взимали с контрабандистов взятки в размере 10% стоимости груза. Удай и Кусай Хусейны здраво рассудили — зачем с ними делиться? Но на сей раз груз шел из Ирака в Сирию. Почему потребовалось прогонять со своих постов иракских пограничников и заменять их доверенными людьми? Что было в машинах? Хочется надеяться, что рано или поздно тайное станет явным.

 

О чем «лгал» президент Буш?

Уж если мы затронули эту тему, давайте сделаем попытку разобраться, в чем именно повинен президент. По поводу чего конкретно «лгал Буш»? Главный и единственный аргумент его противников — печально знаменитые «16 слов», прозвучавшие в обращении президента к нации 28 января 2003 года. Вот они в дословном переводе: «Британскому правительству стало известно, что Саддам Хусейн недавно пытался раздобыть в Африке уран в значительном количестве».

Как ни верти эту фразу, правила грамматики неопровержимо свидетельствуют, что президент Соединенных Штатов мог солгать только по поводу того факта, что ему поступило сообщение из Лондона. Остальное — пытался ли Саддам Хусейн что-то раздобыть и что именно, где и в каком количестве? — на совести самих англичан. Правительство Тони Блэра подтверждает, что действительно направило такое сообщение Джорджу Бушу (и, кстати, упорно отстаивает правдивость своей информации). Но коль так, где же ложь?

Увы, служба связей с общественностью нынешней администрации славится своей бездарностью, и когда на Белый Дом впервые обрушилось бессмысленное обвинение во лжи, бушевские пиарщики испугались и решили, что президенту дешевле признать себя виновным, чем отпираться, рискуя заслужить упреки в твердолобости. Последовав их совету, президент заявил, что жалеет о включении злополучной фразы в свое выступление, создав косвенное впечатление, будто бы он покривил душой. С тех пор символом веры его противников и стали эти два слова — «Буш лгал».

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(356) 15 сентября 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]