Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(356) 15 сентября 2004 г.

ОСТРАЯ ТЕМА

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ (Москва)

АЛКО-РОССИЯ

И не надо мне прав человека,
я давно уже не человек.

(В.Соколов)

Прокуратура города Брянска пресекла деятельность подпольной фабрики по производству самодельной водки. Она, фабрика, исправно работала в течение года, от клиентов отбоя не было, бутылка шла за 20 рублей. При цене в московских магазинах от 80 рублей. Фабриканты разводили водой стеклоочистительную жидкость или средство для разжигания костра. И то, и другое содержит ядовитые добавки диэтилфталата. Но случаев смертельного отравления не зарегистрировано. Вполне возможно, что просто не регистрировали. Экспертиза, проведенная в Москве, показала, что от употребления такой жидкости через три месяца наступает летальный исход. Правда, опыты проводились на крысах…

Вот и скажите — кем надо быть, чтобы покупать эту водку? Я не в осуждение говорю, боже упаси. Просто хочу констатации: вот в каком состоянии находятся люди. Ведь речь не об одном человеке — фабрика, повторю, работала в течение года, и вокруг нее сложилось свое население. А когда люди постоянно в таком состоянии, когда им на себя наплевать, то чего от них ждать, что можно от них требовать? Душевной отзывчивости, сочувствия? Говорят, что в селе Павловском Воронежской области люди всё-таки были поражены смертью человека, умершего от паленой водки. Наверное, потому, что этим человеком был десятилетний мальчик. Он и его старший приятель купили в местном ларьке полтора литра водки и почти всё выпили. Впрочем, будь даже водка чистой, такого количества десятилетний организм все равно бы не выдержал. Но несколько дней прошло — и забылось, затерлось. Потому что люди в таком состоянии. Тут не до жалости к другим.

В Воронежской области каждый шестидесятый житель состоит на диспансерном учете как алкоголик. При этом почти половина населения — сельское. А на селе, чтобы попасть на регистрацию как алкоголику — надо невесть что сделать. К примеру, полдеревни сжечь в приступе белой горячки. Всё остальное — не считается, все остальные — просто «шибко пьющие» или «пьющие, не просыхая». При этом учтем, что никто из «пьющих, не просыхая» никогда не считал и не считает себя алкоголиком. Алконавт — это если совсем бомж. Даже «белка» (белая горячка) — если без поджогов и в первый раз — совсем не повод, чтобы записывать себя в алкаши, потому как случай есть случай, с кем не бывает… Вот такая статистика с социологией и психологией в одной бутылке.

Еще хуже положение дел в Брянской области, с которой мы и начали наш рассказ. Здесь каждый сорок пятый на алкогольном учете. Как раз между ними и находится средняя цифра по России: каждый пятьдесят третий — зарегистрированный алкоголик.

По статистике, каждый россиянин в год выпивает 42 бутылки водки. То есть 3,5 бутылки в месяц. Значит, семья из трех человек: отец, мать, ребенок — 10 бутылок водки в месяц. Но и этого — мало! Пьют-то, к счастью, не все. А значит, количество алкоголя на долю пьющих соответственно увеличивается.

Нас — 143 миллиона человек. Исключим 40 миллионов пенсионеров: те, кто пил, до пенсионного возраста не дожили. Детей, не пьющих водку, а пока только пиво — еще 30 миллионов. Еще, допустим, 25 миллионов просто непьющих, в основном женщин. И тогда доля оставшихся вырастает до 127 бутылок в год на одного пьющего. 11 бутылок в месяц!

Какой организм это выдержит? Так он и не выдерживает.

В той же Брянской области за десять лет число больных «белой горячкой» выросло в десять раз. Но первое место среди спятивших на почве пьянки занимает Псковская область. Там, во Пскове, — самая дешевая водка в стране, которая производилась в последние пять лет под непосредственным патронажем губернатора.

В целом по России за пять лет, по сравнению с 1999 годом, заболеваемость алкогольными психозами выросла втрое! Часто ли вы слышите о подростке, допившемся до «белой горячки»? У нас на каждый город населением в 100000 приходится 18 мальчишек и девчонок несовершеннолетнего возраста, больных алкогольным психозом.

 

В последние годы, в связи с усиленной рекламой пива, в обществе бытовало мнение, что пиво потеснит водку, и в любом случае пиво — лучше водки. За несколько лет реализация пива увеличилась на 71 процент.

В 1998 году Россия занимала 14 место по употреблению пива. А в 2003 году — уже третье, после Великобритании и Германии. Но там пьют в основном пиво. А мы — не перестали от этого пить водку. Больше всех в мире. Треть всех покупаемых в Европе крепких напитков — покупается в России.

Таким образом, пиво только прибавилось к общему потоку алкоголя.

 

Комментарий доктора медицинских наук Андрея Сабишева: «У них — чистое пиво. А у нас — вкусное, потому что грязное, с добавками, губительными для здоровья. Да и кто вам сказал, что в Европе всё в порядке? Показатель интеллекта там из года в год падает, приближаясь к критическим 95 пунктам. Нация тупеет на глазах».

 

То есть речь идет о детях, о подрастающем поколении. Взрыв общественного негодования слегка поумерил безудержную рекламу пива на телевизионных каналах. Но уже поздно. За это пятилетие реклама сделала свое дело — пиво стало образом жизни. И теперь он, образ жизни, будет передаваться от старших к младшим без всякой рекламы.

В городе Долгопрудном Московской области провели обследование в рамках программы «Здоровье школы». 84% мальчиков и 88% девочек употребляют алкоголь. Причем 52% мальчиков и 73% девочек — с 11-12 лет. В отдельно взятом 11 классе — 97% девочек пьют.

Подростки входят во взрослую жизнь с потребностью в пиве. То есть — зависимые. Но в конторах и в заводских цехах пиво тянуть весь день невозможно, да и не в «трудовых традициях». Таким образом, во взрослой жизни нынешняя подростковая потребность в банке пива преобразуется в рюмку коньяка под конфетку в офисе или стакан водки под огурец в цеховой подсобке…

 

С русским пьянством бороться невозможно — кто из нас не слышал или даже не говорил такое? На самом же деле это или полная бестолковость власти — или же специально насаждаемый миф, очень удобный власти.

Россияне ничем не лучше и не хуже всех остальных народов. Со всеми природными и психологическими особенностями. Да, русские — рискованная нация в алкогольном смысле. Я уже писал об этом. Так называемое русское пьянство, приписываемое менталитету, национальному характеру русских, и прочая, и прочая — всего лишь историческое угро-финское наследство, отсутствие у части населения иммунитета против алкоголя.

Таким образом, пьянство из злого рока становится вполне объяснимым и всего лишь историко-медицинским, историко-биологическим моментом. Кто предупрежден — тот вооружен. Например, мой знакомый американец, на четверть индеец, знает, что он по рождению входит в группу риска, и потому ведет себя осторожно. Он с юности, с первых банок пива и первых рюмок виски и до сих пор всё время как бы прислушивается к своему организму: не включился ли проклятый механизм наследственности? И готов при первых же признаках к принятию самых радикальных мер. Но это — детали. А суть в том, что объясненное — не страшно. Только надо знать и быть готовым. И дело еще в том, что нет отныне заклятия и проклятия над целым народом.

Но почему-то никто об этом ни взрослым, ни детям не рассказывает и не объясняет. Со школы. Потому и живет миф о русском пьянстве как необоримой силе.

 

А самое главное и существенное — административные меры. И здесь мы опять сталкиваемся с мифом, который усиленно насаждается не без влияния интеллигенции. Мол, административными мерами алкоголизм не победить, тут необходим комплекс социальных мер и т.д. Очень красиво звучит! Но скажите, пожалуйста, почему в той же Америке никто не отказывается от этих самых административных мер? Во многих штатах в воскресные дни розничная продажа спиртного вообще запрещена, только в ресторанах. Представляете, какие деньги уплывают мимо водочных и пивных королей! А уж запрет на продажу алкоголя несовершеннолетним — это как вечные скрижали и нерушимая заповедь. Кстати, в США несовершеннолетними считаются люди до 21 года. И скандал с дочерьми Буша, по нашим понятиям взрослыми девушками, студентками, изобличенными в употреблении пива(!) в общественном месте, — это не показуха, это обыденность, норма. Попробуй продать ребенку банку пива или бутылку виски — не найдешь места во всей Америке!

А в России каждый мальчишка покупает свободно и идет по городу Москве с банкой пива, прихлебывая на ходу.

Как вы думаете, сколько лет симпатичным мальчишкам и девчонкам из знаменитой российской рекламы пива «Клинское»? Обаятельнейшие подростки красовались на всех телеэкранах страны и завершали свое явление народу самым главным в жизни вопросом: «А кто пойдет за «Клинским»?»

 

Не подумайте, что я обозленный язвенник или ханжа-трезвенник. Употребляю, в соответствии с возрастом и здоровьем, подорванным, наверное, не без помощи отравы-бормотухи еще в юношеские года. Сейчас ведь страшно представить, что пили поколения советских людей! Для всей страны, исключая Москву и Ленинград, портвейн «Три семерки» был недостижимым великосветским напитком, всё равно, что шампанское «Мадам Клико» или «Дом Периньон». (Что и отражено в молодежной литературе шестидесятых годов со всем романтическим реализмом.) В провинции эту роль исполнял «Акдам», а в основном все пробавлялись «Портвейном розовым» и просто «Вермутом». А крепились те вермуты и портвейны чем угодно, в том числе и спиртом, поступающим на винзаводы с …кожевенных заводов, после вымачивания кож в спирте — это технологический процесс такой… Не выливать же после этого добро в овраги, не раздавать же местным рабочим. А так — безотходное производство, экономная экономика. Или другой пример — в те времена 85(!) процентов плодово-ягодных вин местного производства выпускались без санкции санитарного врача. Даже советская медицина боялась брать ответственность и грех на душу — вот чем народ травили!

Алкоголь — часть общечеловеческой культуры. Запретить его невозможно и глупо. Но я речь веду — о возрастной границе. Одно дело, когда с алкоголем встречается взрослый, окрепший организм, и совсем другое — подростковый. Раннее употребление мгновенно разрушает организм, дает привыкание и соответствующее потомство. Азбучные истины. Но почему же тогда у нас до сих пор нет запрета на продажу алкоголя детям, допустим, до 18 лет? Да и в Советском Союзе он существовал лишь для детей до 16 лет, и не соблюдался. Вот вопросы, на которые хотелось бы получить ответ.

Есть Кодекс РФ об административных правонарушениях, статья 6.10. «Вовлечение несовершеннолетнего в употребление спиртных напитков или одурманивающих средств».

Есть постановление правительства от 19 августа 1996 года — не продавать напитки «с содержанием этилового спирта более 1,5 %» лицам, не достигшим 18 лет.

Я полагаю, россияне о таких документах никогда и не слышали. Потому что ни один из них не выполнялся и не выполняется.

Значит, нужен Закон. О запрете продажи пива и других спиртных напитков детям до 18 лет. Такой, чтобы соблюдался неукоснительно. Обставленный всеми сопутствующими подзаконными актами, вплоть до статьи в Уголовном кодексе. Чтобы продавцов, нарушивших закон, лишали права работать в торговле. Чтобы хозяев магазинов и ларьков лишали торговой лицензии. Вплоть до уголовной ответственности. Жесточайшие карательные меры нужны!

Запретите по-настоящему продажу пива и алкоголя детям до 18 лет — и последующие поколения будут расти уже здоровыми.

Почему же это не делалось и не делается? Чего проще — принять такой закон. И начинать борьбу за его безусловное исполнение. Мы ведь умеем работать быстро. Как только наметилась в стране угроза банковского кризиса, тут же в Думе поднялась буча, и в течение месяца внесли и приняли соответствующие документы. У депутатов и их родственников деньги имеются, им есть, что хранить в банках. Тут они мгновенно отреагировали. А вот закон о запрете продажи алкоголя детям до 18 лет бродит в недрах Госдумы уже два года. «Министерство здравоохранения РФ подготовило законопроект и соответствующие изменения в статьи закона об алкогольной продукции… и в несколько других законодательных актов. Но большинством голосов на одном из последних заседаний прежняя Госдума отклонила все эти предложения», — пишет Алексей Надеждин, главный детский нарколог России.

«Прежняя Госдума» — та, что сдала полномочия в декабре аж 2003 года. Видите, какая неторопливость. Тянули до последнего. А потом даже не выразили принципиального одобрения, не оставили на доработку и на усмотрение новой Думы, а попросту отклонили. То есть отбросили как ненужный?

Почему?

Вариантов ответа много. Остановлюсь на трех.

Первый — тогдашняя Государственная дума и тогдашняя власть вообще состояла из недоумков, которые не понимали элементарных вещей.

Второй — тогдашняя Государственная дума и власть вообще куплены были на корню пивными и алкогольными концернами.

А третий вариант ответа обсуждается в обществе еще с советских времен. Мол, трезвый народ никому не нужен. А вот таким народом — бедным, запуганным, удрученным детьми-наркоманами и отцами-пьяницами — управлять одно удовольствие и никаких проблем. Ведь алкаши и наркоши никогда не досаждают власти, права не качают. Как писал, правда, по другому поводу, «тихий лирик» Владимир Соколов в восьмидесятые годы прошлого столетия: «И не надо мне прав человека, — я давно уже не человек». Так что нация расслабленных и немощных с вечного похмелья людей очень выгодна правителям. А на обслуживание месторождений нефти и газа из 143 миллионов населения всегда можно найти несколько миллионов трезвых и здоровых.

Выбирайте, кому какой вариант ближе. Пока ваши дети идут за «Клинским»…

В заключение сообщу новость. О которой вы наверняка не знаете и даже не слышали. 9 июля 2004 года нынешняя Госдума в первом чтении приняла законопроект «Об ограничении розничной продажи пива». В статье 2 есть пункт о запрете продажи пива детям до 18 лет. Но обратите внимание! Обсудили-приняли его так, что никто и не заметил. Ни один депутат, ни одна фракция не созвала пресс-конференцию, не оповестила страну и народ. Об ограничении рекламы пива всё время говорят, на телевидении обсуждают: мол, бороться надо с социальными причинами, а не с рекламой…, а тут — никто ни слова! Даже в аппарате Госдумы, куда я обратился за справкой, не знали, о чем речь, и с трудом разыскали. Важнейший для здоровья и жизни нации закон проскользнул тихо и неслышно, как мышь. Неужели такой же тихой и незаметной будет его дальнейшая жизнь?

После рассмотрения Советом Федерации законопроект поступит на подпись президенту. Но хотя и пишется, что закон вступает в действие с момента опубликования, пройдет еще время, пока примут подзаконные акты — об ответственности за его нарушение. Какая она будет — уголовная или символические штрафы — неизвестно…

И только потом начнется самое главное — борьба (или отсутствие таковой!) за то, чтобы закон исполнялся неукоснительно. И это будет самая настоящая война. Ведь каждый продавец на улице дает взятки рядовым милиционерам, хозяева магазинов и ларьков приносят дань кому повыше, у них прекрасные, скажем так, отношения с местной администрацией управ, префектур и мэрий. И так далее, и тому подобное. Сверху донизу всё пронизано, каждая клеточка и пора торгово-государственного организма. Вот в каких условиях надо бороться за то, чтобы каждая продавщица требовала паспорт, продавая банку пива юноше или девушке.

А если не будет этого — не будет ничего. То есть всё останется, как есть. Одним словом, тогда подтвердится или не подтвердится давнее народное подозрение — а нужны ли Российской власти трезвые и здоровые люди?

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 19(356) 15 сентября 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]