Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 16(353) 4 августа 2004 г.

АКТУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

Виктор ВОЛЬСКИЙ (Вирджиния)

911 градус по (Рео)Муру

По экранам Америки триумфально идет «документальный» фильм известного радикала Майкла Мура «911 градусов по Фаренгейту»1. Поясняя экстравагантное название картины, в самом начале голос за кадром многозначительно произносит, что 911 градусов — это температура, при которой замерзает демократия. Простим Муру эту бессмыслицу, свидетельствующую, что он гимназиев не кончал. Он преследует совершенно иную задачу — вывалить на Джорджа Буша как можно больше грязи. И своей цели он вполне достиг: его двухчасовой фильм — огромная дымящаяся куча пропаганды, густо замешанной на откровенной лжи.

 

Куча мала

Суть картины можно изложить одной фразой: Джордж Буш — полный идиот и послушная игрушка в руках нефтяных баронов, которые во имя своих шкурных интересов пособничают Усаме бин Ладену. Нужны доказательства? Пожалуйста: Майкл Мур сообщает, что саудовцы «дали» 1,4 миллиарда долларов фирмам, связанным с членами семьи и друзьями президента Буша. За это Белый Дом идет на поводу у саудовского королевского дома и даже жертвует американскими интересами в войне против терроризма. Откуда взялась эта цифра? Из одного-единственного источника — книги журналиста Крэйга Ангера «Дом Буша, Дом Сауда», где говорится, что в первой половине прошлого десятилетия правительство Саудовской Аравии подписало контракт стоимостью 1,18 миллиарда долларов с американской оборонной фирмой BDM на обучение саудовской регулярной армии и национальной гвардии. Эта фирма, в свою очередь, в то время принадлежала частной инвестиционной фирме Carlyle Group, у которой имелся азиатский филиал, а у того — совет консультантов, а в том совете заседал некто Джордж Буш — отец нынешнего президента. Ага, вот он — «дымящийся пистолет»2!

Между прочим, существуют гораздо более веские основания считать в данном случае виновным Джимми Картера — ведь среди руководителей Carlyle Group, причем именно головной фирмы, а не какого-то там азиатского филиала, числился один из главных политических советников Картера Дэвид Рубинстайн. И уж если на то пошло, не без греха и Билл Клинтон — несколько его приближенных по сей день принадлежат к числу ведущих консультантов Carlyle Group. Да к тому же, Джордж Буш-старший стал консультантом этой фирмы лишь в апреле 1998 года, спустя пять месяцев после того, как она продала BDM другой оборонной компании, и в её доходах никак не участвовал. Сообщает ли об этом Майкл Мур? Ну вот ещё, будет он размениваться на такие мелочи!

Затем Мур вытаскивает из-за обшлага еще одного козырного туза: в начале 90-х годов уже не кто-нибудь, а сам нынешний президент заседал в совете директоров другой компании, принадлежавшей Carlyle Group — службе бортпитания авиалиний Caterair. Вот, значит, где обнаруживаются преступные следы Джорджа Буша. Впрочем, он вышел из состава правления Caterair в 1994 году, чтобы баллотироваться в губернаторы Техаса, за несколько месяцев до того, как BDM получила первый контракт от Эр-Рияда. Буш не инвестировал ни цента в фирму бортпитания и не получил никакого дохода от её деятельности. Более того, эта фирма потерпела значительные убытки и вскоре обанкротилась. Соперница Буша в 1994 г. демократка Энн Ричардс даже приводила во время кампании жалкий послужной список Caterair как доказательство того, какой никудышный бизнесмен её республиканский оппонент.

Ну, хорошо, допустим Джордж Буш — верный прислужник Carlyle Group. Как же он отстаивал интересы своих патронов? Единственная крупная акция Буша, непосредственно затронувшая интересы этой фирмы, состояла в его решении упразднить программу разработки ракетно-артиллерийской системы «Крусейдер» стоимостью 11 миллиардов долларов, заказанной сухопутными силами США при предшественнике нынешнего президента. А разрабатывала эту систему оборонная компания, принадлежавшая как раз Carlyle Group. Вот какой неблагодарный оказался Буш — к нему всей душой, а он взял, да и упразднил систему как недостаточно лёгкую и мобильную. Майкл Мур указал на этот факт? Разумеется, нет, зачем наступать на горло собственной песне?

Или вот какое убийственное обвинение. В 1997 году («когда Буш был губернатором Техаса», зловеще напоминает голос за кадром) в Хьюстон прибыла делегация движения «Талибан» для переговоров с руководителями энергетической фирмы Unocal, вынашивавшей планы строительства газопровода для транспорта природного газа с каспийских месторождений через территорию Афганистана. Но всему Вашингтону известно, что представители техасской фирмы многократно встречались с ответственными сотрудниками администрации Клинтона, которая с большим интересом отнеслась к идее афганского газопровода. Однако к 1998 году, когда талибы ужесточили свои политические требования в связи с проектом, интерес к нему в Америке остыл, и к тому времени, когда Джордж Буш прибыл в Белый Дом, проект был окончательно похоронен. Но разве в марте 2001 года высокопоставленный представитель «Талибана» не прибыл в Вашингтон и не вёл переговоры с представителями республиканской администрации? Действительно, было дело. Афганский эмиссар привез Бушу письмо от своего лидера муллы Омара с предложением открыть переговоры о том, что делать с Усамой бин Ладеном, укрывавшемся в Афганистане. За несколько недель до этого мулла Омар выдвинул идею созыва совета ученых улемов для изучения американских обвинений против бин Ладена с точки зрения исламского права. Но Белый Дом отверг предложение афганского посланника, и тот уехал ни с чем. Правда, от Майкла Мура вы об этом не узнаете.

Наконец, нельзя не упомянуть ещё об одном «преступлении» Буша. Спустя несколько дней после терактов 11 сентября 2001 года он позволил группе родственников бин Ладена покинуть пределы Соединенных Штатов без должной проверки со стороны ФБР, утверждает Майкл Мур. Но комиссия по изучению причин трагических событий проанализировала обстоятельства отъезда саудовской группы и установила, что ФБР подвергло её членов тщательной проверке по федеральным базам данных, и провела со многими из них детальное собеседование. «Никому, кто представлял для ФБР интерес в плане расследования обстоятельств терактов, не было позволено покинуть пределы страны», — говорится в заключении комиссии. Более того, президент вообще не имел никакого отношения к этому инциденту. Разрешение на выезд родственникам супертеррориста дал не кто иной, как Ричард Кларк — унаследованный Бушем от Клинтона уполномоченный по борьбе с терроризмом в президентском совете национальной безопасности, который ныне яростно поносит Буша. В своих публичных показаниях Кларк подтвердил, что именно он дал зеленый свет саудовцам, и после выхода на экраны картины Мура еще раз повторил свое утверждение. Стоит ли говорить, что и об этом Майкл Мур скромно умалчивает.

Майкл Мур

Впрочем, удивляться не приходиться. Мур и не думает скрывать, что его цель — обгадить Джорджа Буша, и как можно основательнее. Он играет на бешеной ненависти к президенту, которая, как поветрие, охватила всю либеральную интеллигенцию и Демократическую партию. На протяжении фильма он выливает ушаты грязи на Буша под дружные аплодисменты и улюлюканье зрителей. Демократы упиваются своей яростью, их любимое времяпровождение — обмен мнениями о том, какой идиот Буш. По ходу картины некий «пацифист» рассказывает о своем разговоре с одним знакомым, который сказал ему: «Бин Ладен — настоящая скотина. Столько народа загубил!» «Конечно, сволочь, — прокомментировал борец за мир, — но куда ему до Буша». Смех, овация в зале.

 

Политика и эстетика

По мнению критиков «911 градусов по Фаренгейту» — грубо сляпанная агитка. Но высокое жюри Каннского кинофестиваля, присудившее ему Золотую пальмовую ветвь, отсутствие профессионализма в фильме не смутило, что лишний раз доказывает: в прогрессивных кругах эстетическое чувство неизменно пасует перед революционным правосознанием, партийной совестью, пролетарским чутьем, или как там ещё называют политические пристрастия. Либеральные журналисты охотно признают, что весь фильм — сплошная цепь вранья и передержек. Ну и что, что вранье, зато какое наслаждение его слушать, откровенно признают они. Ведущие демократы в один голос поют дифирамбы фильму Мура.

Но Джон Керри может оказаться в затруднительном положении, если от него потребуют прямых комментариев по поводу содержащихся в картине обвинений. Если он их поддержит, Керри рискует оттолкнуть независимых избирателей, которые не разделяют неистовства левых, а критиковать фильм он тоже не решится — Майкл Мур сейчас наиболее влиятельная фигура на левом фланге политического спектра, и восстанавливать его против себя значит рисковать потерей голосов наиболее ангажированной и активной части «прогрессивного» электората.

Некоторые наиболее дальновидные левые обозреватели выражают опасение, как бы такая вакханалия не возымела действия, обратного задуманному. У них есть все основания для тревоги. На выборах 2002 года похороны погибшего в авиакатастрофе сенатора-демократа от Миннесоты Веллстоуна, транслировавшиеся по телевидению, были превращены в неслыханный по накалу разгул ненависти к Джорджу Бушу со свистом, гиканьем и рубкой лозы — кстати, с легкой руки «политического гения» Билла Клинтона. Многие беспартийные избиратели, до того склонявшиеся в пользу бывшего вице-президента Уолтера Мондэйла, срочно выставленного демократами вместо Веллстоуна, были настолько возмущены непристойным зрелищем, что качнулись направо и проголосовали за республиканского кандидата Норма Колмана, обеспечив ему победу. Так демократы поплатились за излишний раж местом в Сенате.

 

Керри делает свой выбор

Кандидат в президенты от Демократической партии Джон Керри объявил, что выбрал себе в напарники — кандидатом в вице-президенты — своего коллегу по Сенату Джона Эдвардса. «Команда мечты» — так Джон Керри охарактеризовал себя и Эдвардса под восторженные рукоплескания прессы. Никогда ещё демократы не вручали судьбу своей партии столь левому дуэту. В списке наиболее либеральных сенаторов Джон Керри идет на первом месте, а Джон Эдвардс — на четвертом.

Джон Керри

Исторически считалось, что кандидат в вице-президенты должен чем-то помочь своему патрону — принести ему победу в важном штате, уравновесить тандем в идеологическом или географическом плане, прикрыть кандидата в президенты с уязвимого фланга. Джон Кеннеди предложил пост вице-президента ненавистному Линдону Джонсону в расчете на то, что тот приведет в демократическое стойло Техас и укрепит позиции массачусетского католика Кеннеди на протестантском юге. Рональд Рейган взял себе в напарники умеренного центриста Джорджа Буша-старшего, чтобы нейтрализовать нападки печати, изображавшей Рейгана оголтелым экстремистом. Ал Гор призвал на помощь поборника нравственных устоев сенатора Джо Либермана, чтобы сгладить неприятный привкус, оставшийся у электората от сексуальных эскапад Билла Клинтона. А что приносит своему старшему напарнику по тандему молодой сенатор от Северной Каролины? Повысит ли он шансы Керри на выборах, или, наоборот, навредит ему?

 

ПЛЮСЫ ЭДВАРДСА

Эдвардс пользуется очень большой популярностью среди рядового демократического электората и партийного актива. Обаятельный, красивый, брызжущий энергией 51-летний сенатор в избытке обладает харизмой, которой так не хватает бесцветному Керри. Правда, существует опасность, что он затмит своего старшего товарища, но Керри, как видно, смирился с этим — пусть отодвинет в тень, лишь бы помог достичь главной цели. К тому же подобная опасность грозила бы Керри в любом случае, кого бы он ни выбрал себе в напарники — кроме, разве что, конгрессмена Дика Гепхарда, который производит на любую аудиторию даже более снотворное действие, чем Джон Керри.

Но вернемся к Эдвардсу. Если глубоко не вникать, его биография весьма привлекательна: родом из маленькогом городка в Южной Каролине, отец — пролетарий (вернее, начинал заводским рабочим, но дорос до менеджерской должности), первым в семье получил высшее образование, окончил университет Северной Каролины, обязан своим успехом в жизни собственному труду и таланту. Словом, разительный контраст с голубокровым Джоном Керри, отпрыском одного из самых аристократических кланов Америки, выпускником Йельского университета, дважды женившимся на «деньгах» — сначала на мультимиллионерше, затем на миллиардерше. Молодой, энергичный, красноречивый Эдвардс должен выигрывать в сравнении со своим будущим соперником в диспутах — чопорным, сдержанным, несколько болезненным вице-президентом Диком Чейни. Наконец, Эдвардс — южанин, и демократы надеются, что его кандидатура пусть ненамного, но обострит борьбу за обе Каролины и вынудит Буша тратить время и деньги в этих штатах, которые республиканцы до сих пор уверенно считали своим надежным тылом.

 

МИНУСЫ ЭДВАРДСА

Его главные недостатки — молодость и неопытность. В послужном списке Джона Эдвардса лишь один неполный срок в Сенате, где он блистал главным образом своим отсутствием и не оставил сколько-нибудь заметных следов на законотворческом поприще. Основная функция вице-президента — заменить главу государства, если с тем, не дай Бог, что-нибудь произойдет. По этому критерию Эдвардс явно хромает на обе ноги. Недаром Джордж Буш на коварный вопрос журналиста о том, не проигрывает ли Дик Чейни в сравнении с Джоном Эдвардсом, ответил кратко и выразительно: «Чейни может быть президентом», подразумевая, что Эдвардс не дорос еще до президентского уровня. Республиканцы наверняка напомнят избирателям слова Джона Керри, который минувшей зимой в пылу политических сражений за право представлять Демократическую партию на выборах, отмахнулся от своего тогдашнего соперника Эдвардса: «Когда я вернулся с Вьетнамской войны, он еще из пеленок не вылез». На банкете голливудской знати, устроенном в целях сбора средств в фонд кампании Керри-Эдвардса, знаменитая Вупи Голдберг в своей речи, изобиловавшей непечатными выражениями в адрес Джорджа Буша и сопровождавшейся столь же непристойными жестами, ласково именовала Эдвардса «сынком», и всякий раз бедный сенатор вздрагивал и выдавливал из себя всё более бледную улыбку.

Харизма Эдвардса в глазах многих оборачивается пронырливостью. Поклонники Эдвардса любят сравнивать его с Биллом Клинтоном, имея в виду драгоценный дар находить путь к сердцам слушателей и особенно слушательниц. Но это же качество неизбежно заставляет вспомнить о менее привлекательной стороне характера бывшего президента.

В отличие от других кандидатов в вице-президенты Эдвардс не обладает политической базой. Губернатор Айовы Том Вилсак наверняка принес бы Керри победу в своем штате, сенатор Боб Грэм, вероятно, сильно облегчил бы ему борьбу во Флориде. А вот Эдвардс вряд ли поможет Керри даже в своей Северной Каролине, не говоря уже о других южных штатах. Он и на президентскую-то стезю вступил главным образом ввиду отсутствия других перспектив. Крайне низкий рейтинг среди избирателей родного штата не сулил ему ничего хорошего, если бы он попробовал вновь баллотироваться в Сенат. Поэтому выбор был простой — либо объявить себя кандидатом в президенты, либо уходить из большой политики. Примечательно, что Эдвардс выиграл праймериз лишь в Южной Каролине, да и то далеко не так уверенно, как он рассчитывал, а во всех других штатах Юга (например, в Вирджинии и Теннесси) потерпел сокрушительные поражения. Над Эдвардсом также будет тяготеть сознание того, что он — отнюдь не первая любовь Джона Керри. Керри всячески обхаживал сенатора-республиканца Джона МакКейна, предлагая ему «руку и сердце», либеральная печать восторженно обсуждала возможность такого политического брака, но, увы, МакКейн категорически отверг посулы Керри. И только после этого Керри сделал предложение Эдвардсу.

А отсутствие у него политического опыта, надо полагать, дорого ему обойдется на диспутах с опытным волком Диком Чейни, и никакие цветы красноречия тут не помогут. Во время борьбы за номинацию Эдвардс откровенно «плавал» на диспутах с другими кандидатами-демократами, как только речь заходила о существенных внутриполитических вопросах, а уж во внешней и оборонной политике он вообще полный профан и, кажется, даже не особенно оспаривает это. Да и сам Керри тоже не обольщается на счет своего избранника. Накануне того, как было объявлено, что в вице-президентской лотерее выигрышный билет вытянул Джон Эдвардс, пасынок Керри откровенно признал: «Эдвардс очень слаб по части внешней политики».

 

Миллионер-сутяга

Ахиллесова пята Джона Эдвардса — то, что он адвокат, разбогатевший на тяжбах с врачами и больницами. Его специальность — судить акушеров-гинекологов за якобы медицинские ошибки при приеме родов, которые оборачиваются корковым параличом у новорожденных. Американская медицинская ассоциация категорически отрицает какую-либо связь между этим ужасным недугом и просчетами акушеров, но краснобай Эдвардс, в полной мере владеющий искусством играть на эмоциях и выжимать слезу из присяжных, сумел выиграть ряд громких процессов. В таких случаях присуждаются громадные компенсации, а поскольку адвокат обычно получает 35-40%, стоит ли удивляться, что Эдвардс быстро сколотил состояние, ныне оцениваемое в 70 миллионов долларов. Хищные адвокаты, стригущие бизнесы, отнюдь не пользуются популярностью среди избирателей. И можно не сомневаться, что кандидатура Эдвардса чрезвычайно напугает ассоциации врачей и побудит их активно включиться в предвыборную борьбу на стороне действующего президента.

Джон Эдвардс

Помимо этого, Джон Эдвардс может сильно навредить Джону Керри, если вскроется, что его главные союзники — собратья-адвокаты, которые в значительной части профинансировали его предвыборную кампанию, — действовали в обход закона. А для таких подозрений есть немало оснований. Пожертвования на политические цели не могут превышать двух тысяч долларов на человека, но известно немало случаев, когда адвокаты заставляли своих служащих делать максимальные пожертвования в пользу нужного кандидата, а затем из-под полы возмещали им понесенные затраты.

В сезоне первичных выборов Джон Эдвардс выделился тем, что отверг привычную тактику нападок на соперников и вёл кампанию в сугубо позитивном духе — дескать, соперники хороши, а я еще лучше. Это очень понравилось избирателям, которым до смерти надоело смотреть, как барахтаются в грязи кандидаты, изо всех сил топя друг друга. Но теперь Эдвардс должен взять на себя функцию «атакующего пса» — традиционную роль кандидата на вторую должность в стране, которая позволяет ведущему в связке величественно оставаться над схваткой, не марая своих риз. Не повредит ли такой крутой поворот старательно созданному имиджу Эдвардса, не навлечет ли на него обвинения в оппортунизме?

Во время первичных выборов Эдвардс играл только на одной струне: Америка, без устали твердил он, — это фактически две страны — Америка бедных и Америка богатых, и я, Джон Эдвардс, сын рабочего, жизнь положу, чтобы отнять деньги у богатых и раздать их бедным. Не говоря уже о том, что замшелые лозунги классовой войны никогда не имели особого резонанса в Соединенных Штатах, популистские одежды, в которые рядятся Керри и Эдвардс, вряд ли придутся к лицу этой парочке набобов.

Безусловно, Джон Керри долго и мучительно размышлял, тщательно взвешивал все эти факторы, прежде чем остановить свой выбор на Эдвардсе, не так ли? Ничего подобного. Керри просто провел ряд опросов демократического электората, где выяснилось, что сенатор от Северной Каролины далеко обгоняет по популярности всех других потенциальных кандидатов, и по результатам опросов принял своё решение. Вполне в духе профессионального политика, привыкшего угождать избирателям. Что же касается того, поможет ли Эдвардс Керри, судя по первым опросам, выбор напарника не принес Керри ожидавшегося скачка рейтинга. Да и вообще, как показывает исторический опыт, кандидаты в вице-президенты крайне редко решают исход выборов — избиратели делают выбор между кандидатами в президенты, а не между их заместителями.

 

Мрачный гороскоп супругов Клинтон

Хиллари Клинтон

Но независимо от исхода предстоящих выборов, возвышение Джона Эдвардса знаменует очень важный перелом в судьбе Билла и Хиллари Клинтон. Ни для кого не секрет, что обуреваемая честолюбием бывшая первая леди собирается баллотироваться в президенты в следующем цикле. Но если Керри одержит победу, ее амбициям будет нанесен сильный удар. Новый президент, скорее всего, отбудет в Белом Доме два срока, после чего передаст эстафету еще на два срока своему вице-президенту. А у того, между прочим, будет свой вице-президент. А тем временем Хиллари, которой и так уже близко к 60, моложе становиться не будет.

Поэтому в Вашингтоне царит убеждение в том, что Клинтоны делают ставку на Буша. Ведь если он одержит победу на выборах, вина за поражение будет возложена целиком на Джона Керри, его политическим амбициям будет нанесен смертельный удар, что расчистит путь для Хиллари Клинтон. Однако нет никакой гарантии, что так и произойдет. Ибо, если Джон Эдвардс хорошо зарекомендует себя во время предвыборной кампании, он станет политической фигурой национального звучания, и с уходом Керри порфира лидера демократов естественным образом опустится на плечи Эдвардса. В таком случае бывшая первая леди вновь останется в проигрыше. Ее политическое влияние резко пойдет на убыль. Оно и понятно: одно дело потенциальный президент Соединенных Штатов, но совершенно другое — рядовой сенатор без всяких перспектив роста.

Заволакивают тучи горизонт и ее мужа. Как только в конце июля Керри будет официально номинирован на съезде в Бостоне кандидатом в президенты, он станет номинальным главой Демократической партии и, надо полагать, не замедлит вырвать бразды правления из рук Билла Клинтона, расставив своих людей на ключевые посты в партийном аппарате вместо ставленников бывшего президента. В итоге Клинтон окажется у разбитого корыта, и в дальнейшем ему придется в лучшем случае довольствоваться ролью партийного старейшины, почетной, но лишенной реального значения. Устроит ли Билла Клинтона судьба второго Джимми Картера? Очень сомнительно.


1 Аллюзия к событиям 11 числа девятого месяца 2001 года и знаменитой книге американского фантаста Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту». Кстати, Брэдбери — жив курилка — обвинил Мура в плагиате и потребовал, чтобы тот изменил название картины. Мур обещал выполнить требование, но пока что-то не торопится.

2 «Дымящийся пистолет» — классическая метафора американского уголовного жанра, означающая решающее, неопровержимое доказательство вины подсудимого.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 16(353) 4 августа 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]