Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 14(351) 7 июля 2004 г.

ИЗ РЕДАКЦИОННОЙ ПОЧТЫ

Уважаемая редакция!

В 8-м номере журнала за этот год была опубликована статья академика М. Голубовского «Стоит ли варить суп из топора?», посвящённая моим заметкам «Страсти по клонированию» («Вестник» №7, 2004 г.).

На поставленный М. Голубовским главный вопрос: «Стоит ли варить суп из топора?» (то есть, имеет ли право на жизнь терапевтическое клонирование?), ответил он сам, закончив свою статью словами: «Пройдут десятилетия, прежде чем терапия на базе стволовых клеток осмысленно и безопасно войдёт в клинику». Значит, всё-таки войдёт? А ведь суп из топора и за сто лет не сваришь!

Теперь о частностях.

1) Автор ставит мне в вину, что я ни слова не написал о стволовых клетках взрослых. И это действительно так, потому что моя статья посвящена не стволовым клеткам как таковым, а терапевтическому клонированию (она и называется: «Страсти по клонированию»), которое касается только эмбриональных клеток. Стволовые клетки во взрослом организме возникают не в результате клонирования, а просто сохраняются с периода эмбриогенеза. Что же касается возможностей использования стволовых клеток взрослых в терапевтических целях, то Голубовский эти возможности явно преувеличивает. Способность к дифференцированию и развитию в разные ткани у стволовых клеток, сохранившихся в организме взрослого, не идёт ни в какое сравнение с аналогичным потенциалом стволовых клеток человеческого эмбриона, и термин «невзрачные», использованный им для их характеристики стволовых клеток взрослых, как нельзя более точно отражает это обстоятельство. Есть надежда на положительный эффект применения этих клеток при циррозе печени, дистрофии сердечной мышцы и даже для выращивания новых зубов. Однако для лечения диабета, постинсультных поражений головного мозга, рассеянного склероза, болезней Лу Герига, Паркинсона, Альцгеймера нужны эмбриональные стволовые клетки, клонированные соматическими ядрами определённого пациента.

2) Академик Голубовский не просто отрицает, а прямо-таки изничтожает терапевтическое клонирование, представляя его неким монстром «из области мефистофельских деяний в их современном научном воплощении». Даже удаление зуба, описанное в той тональности, которую он использовал для изложения сути работы южно-корейских учёных Ву Сук Хуанга и Шинг Янг Муна («… рекрутировать 20 девушек под видом (? — Д.Г.) волонтёрок, помещать их в клинику, применять к каждой из них дорогостоящее и не совсем безобидное гормональное воздействие, дабы вызвать суперовуляцию (кстати, при этом возникает около 1% осложнений), затем…» и т.д.) покажется недопустимой жестокостью, а уж об ампутации конечности или пересадке сердца и говорить не приходится — сам Мел Гибсон вздрогнет. А на самом-то деле всё это совершенно неоправданное нагнетание страха: «муки», которые испытывали «рекрутированные под видом волонтёрок» корейские девушки, легко и охотно переносят тысячи женщин при искусственном оплодотворении (фертилизации), а всё остальное — это стандартная техника клонирования, отработанная ещё в девяностые годы прошлого века. Кстати, южно-вьетнамские учёные остановились на весьма ранней стадии этой техники, получив лишь линию клонированных стволовых клеток in vitro, даже не помышляя об имплантации клеток этой линии в матку суррогатной матери. Тем не менее, именно они первыми осуществили успешное клонирование человеческой эмбриональной ткани, и именно поэтому эта работа названа в журнале «Science» «первым шагом в терапевтическом клонировании».

3) М. Голубовский не только отвергает клонирование эмбриональных человеческих клеток, но и даёт рекомендации, чем эту процедуру можно заменить: «Пожалуйста, получайте вдоволь стволовые клетки из эмбрионов макак или собак и изучайте что хотите» (выделено мной — Д.Г). Это сакраментальное «изучайте что хотите» настолько меня поразило, что я решил выразить свои чувства словами самого Михаила Давидовича из его статьи: «… а что, если здесь не невольное упрощение, а недостаточное представление всей генетической, эпигенетической (и, добавим от себя, — иммунологической — Д.Г.) сложности…» терапевтического клонирования? «А вдруг почтенный автор и на самом деле полагает, что…» с помощью линий стволовых эмбриональных клеток животных можно изучить «всё, что захочешь»? Мы, например, вслед за «неумеренными генными инженерами» и опираясь на свой медицинский background, хотим изучать возможность лечения стволовыми клетками органических поражений органов и тканей человека. Но для этих целей стволовые клетки «макак или собак» в принципе не годятся — организм человека отторгнет их как чужеродные. Пытаться вылечить1 эти болезни можно только с помощью человеческих стволовых клеток: «взрослых» или эмбриональных — это другой вопрос, но никак ни собачьих или обезьяньих.

4) Михаил Давидович в восторге от постановления правительства США от 9 августа 2001 года, согласно которому одобрено финансирование исследований по получению и использованию стволовых клеток взрослого человека, но федеральное финансирование работ на получение новых линий стволовых эмбриональных клеток методом создания и разрушения эмбрионов, то есть терапевтическое клонирование, остановлено. Разрешено использовать для исследований лишь 60 линий стволовых клеток, полученных из человеческих эмбрионов до 9 августа 2001 года. Это постановление представляется ему «вполне взвешенным и благоразумным». «Чего же боле? Если такие решения будут приниматься всегда, то за судьбу медицинской науки в США нечего беспокоиться… По своему опыту генетика, — добавляет он, — уверен, что 60 линий стволовых клеток хватит на многие десятилетия исследований». Правильно, но только каких именно исследований? В области теоретической эмбриогенетики и цитологии? Безусловно! Но для терапевтического использования в клинике ни одна из таких линий использована быть не может просто по условиям их получения, не говоря уже о том, что, по мнению экспертов, в фактическом распоряжении учёных могут оказаться не 60, а всего… 15 линий таких клеток. В отличие от Голубовского, 205 членов Палаты представителей и 58 сенаторов, включая несколько видных консервативных республиканцев — противников абортов, 40 Нобелевских лауреатов и много других видных учёных и общественных деятелей направили президенту Бушу письмо с призывом изменить своё отношение к терапевтическому клонированию. В начале мая с первым публичным заявлением, осуждающим препятствия в проведении терапевтического клонирования, выступила госпожа Нэнси Рейган. Несомненно, этот порыв найдёт и других последователей, и уже нашёл после смерти президента Рональда Рейгана, в течение 10 лет страдавшим от болезни Альцгеймера.

5) У нас с М.Д.Голубовским нет никаких расхождений в оценке репродуктивного клонирования человека, которое запрещено вполне оправданно. Но что касается терапевтического клонирования, то расхождения налицо: Голубовский считает меня «неумеренным адептом» этого метода, у которого «чувства временно затмили разум», а я полагаю, что он — если говорить очень мягко — явно недооценивает возможности и специфику этого метода. Вот конкретные примеры такой недооценки:
«…полученные с такими усилиями при терапевтическом клонировании клональные половые клетки, — говорит Голубовский, — никому кроме их обладателя помочь не могут в силу их иммунного отторжения».

Более чем странное заявление! Ведь никому, кроме конкретного пациента, от которого взяты для клонирования ядра соматических клеток, эти клонированные стволовые клетки и не должны помочь. В этом вся суть индивидуальной терапии неизлечимых заболеваний!

Далее он говорит, что «… способ трансплантации ядер неизбежно приводит к генетическим и эпигенетическим мутациям в потомстве клонов, потому неизвестно, как они будут себя вести после введения в больную ткань».

Но это уж то, что называется, «от лукавого». Такого рода опасения вполне оправданы и уместны при обсуждении перспектив дружно отвергнутого нами обоими репродуктивного клонирования человека: зачем и во имя чего рисковать и своими руками плодить вполне вероятных мутантных монстров? Но опасаться «вредных последствий» терапевтического клонирования на мозг больного болезнью Альцгеймера, конечно, нужно и можно, но только в такой же степени, в какой онколога заботят побочные эффекты от введения тяжёлым раковым больным весьма токсичных химиопрепаратов.

Лечение болезней по жизненным показаниям имеет свои суровые законы, а попытки лечения органических поражений клеток центральной нервной системы относятся как раз к такой категории медицинской практики. Чтобы вылечить указанные поражения, необходимо пробовать, рисковать и ещё… молиться в надежде хотя бы на частичный успех. Но для этого исследователям должен быть дан «зелёный свет» — и не только финансовый, но и моральный. Сегодня он в США отсутствует, федеральное финансирование работ по терапевтическому клонированию остановлено, сторонники этого направления изгнаны из президентского комитета по биоэтике, и такая постановка вопроса почему-то получает полное одобрение генетика Голубовского.

6) М.Голубовский совершенно справедливо уточнил, что южно-корейские авторы Ву Сук Хуанг и Шинг Янг Мун в своих опытах вносили в денуклеированные яйцеклетки не молекулы ДНК, а цельные ядра соматических клеток. Но из этого не следует, что с помощью ДНК клонирование осуществлять вообще невозможно. Такое утверждение не учитывает имеющихся по этому поводу фактических данных. Я имею в виду, в частности, работы австралийских исследователей, которые осуществили оплодотворение яйцеклетки не сперматозоидом, а препаратом ДНК, выделенным из соматической клетки. Такая яйцеклетка развивается в эмбрион, подсаживается в матку, где и происходит её дальнейшее развитие. Хотя эта работа выполнена на мышах, авторы надеются продолжить её на людях и таким образом решить проблему мужского бесплодия.

7) Автор статьи «Стоит ли варить суп из топора?», не скрывает, что в основе его отрицательного отношения к терапевтическому клонированию лежит представление о том, что «с этической точки зрения» этот метод весьма сомнителен. М.Голубовский полагает, что при решении столь серьёзных и специальных вопросов как организация научных исследований в одном из ключевых разделов современной науки надо «прислушиваться к голосу обывателя и обитателя».

Как известно, в торговом бизнесе есть лозунг — «покупатель всегда прав!», но то — «покупатель», про «обывателей» и «обитателей» такого не скажешь — они далеко не всегда правы, препятствуя, например, вакцинации детей или запрещая преподавать в школах эволюционное учение. Но давайте разберёмся, что же именно лежит в основе лозунгов всех противников терапевтического клонирования с точки зрения этики? Оказывается, это всего два положения:

1) «введение ядра соматической клетки в денуклерованную яйцеклетку, то есть клонирование, это самовольное «творение жизни» и 2) «разрушение стоклеточной 5-дневной бластоцисты — это «убийство живого существа». Ни на то, ни на другое человек, дескать, морального права не имеет!

Оба эти положения представляются мне недостаточными для оправдания запрета на терапевтическое клонирование, и такая моя позиция вызывает резкое осуждение М.Голубовского. «Уважаемый автор, — пишет он, — с непростительной простотой одним махом разделывается с очевидными биоэтическими и мировоззренческими ориентирами, которые и составляют суть цивилизованного общества» и далее: «отчего же не сделать усилие и не подняться до уровня теологии, не задуматься о глубинных мировоззренческих основах несогласий и споров?»

Я действительно не стал в своих заметках «подниматься до уровня теологии», но с вышеперечисленными запретами «разделался» не «одним» махом, а «тремя», обратив внимание читателей «Вестника» на следующие обстоятельства: почему в США нельзя заниматься терапевтическим клонированием, но в то же время можно: 1) получать детей путём искусственного оплодотворения (то есть самовольно «творить жизнь»), 2) прерывать жизнь при производстве абортов, 3) осуществлять по приговору суда смертную казнь. Разве между этими тремя «можно» и одним «нельзя» применительно к терапевтическому клонированию нет очевидного противоречия? М.Голубовский никак не прокомментировал это противоречие в своей пространной рецензии, перегруженной блестяще написанными, но совершенно не относящимися к делу сведениями (вроде «эссе о яйцеклетке» или трагической истории о праве разведённых супругов на хранящуюся в холодильнике сперму мужа, помещённую туда до развода). А разве это не прекрасный повод «подняться до уровня теологии»? А может быть, и обсуждать тут нечего, а просто надо принять, что в жизни есть реальные противоречия, с которыми надо считаться и занимать позиции сообразно своему личному пониманию проблемы. Католическая церковь категорически против абортов, но в Соединённых Штатах они не запрещены, и кандидат в президенты — католик по вероисповеданию — не требует их запрета. В Европейском Союзе смертная казнь отменена, а в большинстве штатов Америки она существует. Папа Римский и Президент США — против однополых браков, а в штате Массачусетс их регистрируют. Таковы реалии. Более того, как мы уже упоминали, некоторые весьма влиятельные республиканцы — противники абортов выступают как сторонники терапевтического клонирования, то есть они не считают, что выделение стволовых клеток из 5-дневной бластоцисты равнозначно убийству человека. И я с ними согласен, поскольку такая бластоциста не является эмбрионом, а представляет собой лишь раннюю предэмбриональную стадию развития человеческого зародыша. Что же тут сомнительного с этической точки зрения? Не правильнее ли считать, что наука столкнулась с совершенно очевидным предрассудком, как это уже не раз случалось в истории? И правильно ли учёным оставаться в плену этих предрассудков и отступать перед ними?

Закончить мои заметки мне хочется на оптимистической ноте: губернатор штата Нью-Джерси Джеймс Мак-Гриви 12 мая на торжественном заседании объявил о приостановке ограничений на терапевтическое клонирование на территории штата и создал первый в стране Институт терапевтического клонирования, выделив для этой цели из бюджета штата шесть с половиной миллионов долларов. Одновременно с этим начат сбор индивидуальных пожертвований в фонд нового института. Губернатор обратился к президенту Бушу с призывом ослабить ограничения по финансированию этих работ на федеральном уровне. «Это не абстрактные академические дебаты, — сказал в своей речи Мак-Гриви. — Люди больны сегодня неизлечимыми заболеваниями, и мы должны дать им надежду на выздоровление!» Я полагаю, что это событие приблизит то время, когда осуществится предвидение академика М.Голубовского и «…терапия на базе стволовых клеток осмысленно и безопасно войдёт в клинику».

Даниил Голубев (Нью-Йорк)


1 М.Голубовский говорит о получении и изучении стволовых клеток на макаках и собаках как на модельных животных объектах, а не о применении их к людям — прим. ред.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 14(351) 7 июля 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]