Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 12(349) 09 июня 2004 г.

К ГАСТРОЛЯМ ТЕАТРА ИМ. Л.ВАРПАХОВСКОГО

Алла ЦЫБУЛЬСКАЯ (Бостон)

Затейливые «прелестные картинки»

Канадский театр имени Л.Варпаховского под руководством режиссера Григория Зискина давно завоевал признание американских зрителей постановками классики и современной драматургии, участием талантливых артистов, как собственных, так и приглашаемых из России. Пьеса «Семейный ужин» Марка Камолетти, с которой театр сейчас гастролирует по городам США и Канады, — очередное свидетельство великолепного мастерства актёров труппы, как, впрочем, и режиссёра.

Представьте себе цветущий сад. Или, по крайней мере, перевитую плющом и цветами его ограду. Услышьте мелодичное птичье кви-вит, кви-вит. Отметьте центральный вход в дом из высокой калитки. Войдите в пустую гостиную этого дома. Обратите внимание, что кроме столика, телефона и стула — ничего нет. После этого поверьте, что направо и налево от гостиной, куда по очереди из вышеупомянутой калитки будут входить персонажи спектакля, а именно в правой и в левой кулисах расположены голубая и розовая спальни для гостей. Всё остальное нежилое условное сценическое пространство сейчас обживут актеры. Виньеточные шуточные декорации выполнил художник А. Опарин. Спектакль поставил Григорий Зискин. Итак, виват, праздничная музыка, и начало спектакля знаменуется парадом актеров…

Уточню сразу. Для привлечения публики пьеса в подзаголовке анонсирована так: Комедия с адюльтером в 2-х действиях. Однако это всего лишь приманка. Адюльтер был раньше, чем пьеса началась, и возможно случится после её окончания, но в спектакле дальше разговоров на эту тему дело не идёт. Балансируя на теме «соблазнов», пьеса никогда не переходит за край в сторону пошлости. «Скромное обаяние» постановки коренится в веселых, забавных, остроумных разговорах и всеобщей путанице.

Итак, в типично буржуазной французской комедии показана семейная жизнь одной благополучной четы. Судя по всему, установившаяся монотонность толкает каждого к поискам новизны, но при этом они стремятся сохранить и статус кво.

А.Дик, Е.Соловей, М.Янушкевич

Она — Жаклин (народная артистка России Елена Соловей) — собралась на уик-энд навестить маму и беспокоится о том, как в её отсутствие справится с завтраками, обедами и ужинами ее муж. На ней прелестный серебристо-серый вечерний туалет, а поза выражает легкую беспомощность. Он — Бернар (народный артист России Александр Дик) — высокий статный холеный господин с легкой гримаской на благородном, украшенном синими глазами лице, тоже беспокоится, поскольку отъезда жены ждет с тайным нетерпением. Явно нервничая, он поторапливает супругу, отвечает ей с деланной нежностью, но совершает оплошность, проговорившись, что к ужину ждет их общего приятеля Робера. Жаклин отчетливо меняется в лице и, как только Бернар отлучается, звонит маме и отменяет приезд. Возвратившемуся мужу Жаклин сообщает, что звонила мама и просила не приезжать — она заболела и не может принять её. Эта внезапная перемена приводит Бернара в отчаяние, ибо на самом деле он пригласил к себе молодую даму, с которой недавно завел интрижку. Отменить её приход он уже не успевает. Словом, все предпосылки для семейного ужина в расширенном составе и для «скандала в благородном семействе» — налицо.

Вот тут и время воздать хвалу актерам. Играть традиционный сюжет супружеской неверности не интересно. А разыграть на эту тему вариации и заставить зал хохотать — это свидетельство высокого импровизационного комедийного мастерства. По сути, пьеса являет собой комедию положений. Нравы и отсутствие морали не бичуются. Простим всех и себя в том числе, и давайте радоваться жизни — таково жизненное кредо персонажей.

Что касается задачи театра при постановке этой пьесы-водевиля, то она направлена на выявление виртуозности актерской игры, основанной на забавных хитросплетениях сюжета. Следовательно, судить об этом пополнении репертуара театром надо по законам, им самим над собой поставленным.

И дальше каждый новый эпизод становится скетчем. Персонажи предстают как фигуры на шахматной доске, правда, несколько под наклоном. Если Бернар — типичный нарцисс — чуть-чуть отклоняется вправо, то вновь прибывший друг Робер в облике игрока в гольф — на нём зеленые бриджи и кепочка с козырьком (заслуженный артист России Михаил Янушкевич) — отклоняется влево. Возможно, это происходит потому, что один тяготеет к голубой спальне, а другой — к розовой.

Нужно ли удивляться, что Робер является давним любовником Жаклин? И что он не хочет выручать Бернара, брать его «грешок» с ожидаемой Сюзанной на себя, навлекая гнев Жаклин?

Пружина интриги закручивается ещё сильнее, когда вместо Сюзанны поначалу появляется также приглашенная повариха Сюзетта (народная артистка России Анна Варпаховская), которую Робер принимает за Сюзанну. Веселая повариха, говоря о своей профессии, делает это одновременно и наивно, и столь двусмысленно, что он теряет всякие сомнения по поводу того, с особой какого сорта имеет дело…

А.Варпаховская

Сюзетта — Анна Варпаховская, появившись, становится центральной фигурой. Все нити действия она держит в своих маленьких руках. И судьбы! Посвященная обоими джентльменами в пикантные обстоятельства, в которых они неожиданно оказались, она готова помочь им выпутаться. Но для этого выставляет денежные требования, поднимая тарифы. Кроме того, оплата производится каждым в отдельности — за одни и те же услуги. Собирая «жатву», актриса очаровывает своим неподражаемым юмором. Купюры одна за другой исчезают в её лифчике. Смех подрагивает в кончиках её ресниц. Маленькая «труженица» кухни оказывается королевой блефа… Талант этой актрисы поражает диапазоном. Ей в равной мере удаются глубины драматических характеров и эксцентрика комедийных.

И вот, наконец, на сцене, пританцовывая, появляется длинноногая супермодель, вскружившая голову Бернару. Её появление поставлено, как выход опереточной дивы. С. Чернова молода и эффектна. Когда ей говорят, что для отвода глаз Жаклин ей придется поменяться ролями с Сюзеттой, то есть временно стать к плите, в то время как Сюзетта должна будет взойти на подиум, путаница нарастает со скоростью снежного кома.

Тем не менее, запутанная интрига разрешается вполне мирно. Правда, появляется громогласный и скорый на расправу Жорж — муж Сюзетты (заслуженный артист России Сергей Приселков). Но и тут всё обходится.

Режиссёру и актёрам удалось создать характерные, запоминающиеся образы: Бернар в ослепительно белом костюме, который мстительно испачкала прозревшая Жаклин. Он огорчен и говорит обиженно, но безо всякой злобы: «Пойду — переоденусь», еще не зная, что ситуация повторится, а фраза станет репризой. Робер, сохраняющий флегматичное спокойствие любителя загородных прогулок и не так-то легко дающий себя поймать на крючок. Сюзетта — королева спектакля, «вооруженная» женственностью и неистребимым духом озорства…

Парадокс, но самыми холодными персонажами в спектакле оказываются те, из-за которых разгорелся весь сыр-бор, — Жаклин, пробрасывающая реплики и почти не вступающая в контакт с партнерами, и Сюзанна, попавшая в неловкую ситуацию и, в отличие от Сюзетты, не разыгравшая ее как козырную карту.

В этом спектакле никто никого не любил. Никто не страдал. И все, как могли, хитрили. Интересно и смешно было тогда, когда актеры обращались к комедийным эффектам. Спектакль предстал перед зрителями сюитой искусно вылепленных виньеток, «прелестных картинок». Очевидно, это и было целью.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 12(349) 09 июня 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]