Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 12(349) 09 июня 2004 г.

ЭССЕ

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

Повиновение власти. Наш произвол и их

Сенсация, вызванная негуманным обращением с заключенными в тюрьме Абу Гхраиб, сопровождается неким элементом самоотстранения от происшедшего, граничащим с самодовольством и, я бы даже сказал, самовосхвалением. Критики признают, что это было отклонением от нормы, что люди, особенно американцы, так себя не ведут, и что они — эти самые критики (репортеры, комментаторы, законодатели, общественность) — никогда бы себе такого порочащего и отвратительного не позволили.

Конечно, это так, да не совсем. Не подлежит сомнению, что происшедшее в тюрьме достойно осуждения. Но было ли это отклонением от нормы? Неужели ничего подобного не могло произойти со многими из нас? Хороший вопрос.

Результаты научного исследования, проведенного 40 лет тому назад, показали, что свыше 65% американцев при определённых обстоятельствах убили бы незнакомца по просьбе другого незнакомца. Это всё же хуже, чем фотографирование обнаженных заключенных, травля их собаками или даже подключение электродов к их гениталиям, так что самодовольство тут вряд ли уместно.

Стенли Милгрэм

Исследование, о котором идет речь, проводилось в период с 1960 по 1963 годы на кафедре психологии в Йельском университете. Профессор Стенли Милгрэм (Stanley Milgram), руководивший исследовательскими работами, получил за них немало нареканий, поскольку результаты были признаны спорными, вследствие чего исследование было прекращено. Однако подобные эксперименты проводились и в других научных заведениях мира, и, ко всеобщему удивлению, результаты оказались очень сходными, за исключением, правда, одного удивительного факта: немцы оказались лучше американцев — их труднее было склонить к убийству незнакомца!

Очень кратко опишу суть эксперимента. Йельский университет дал рекламу, приглашающую добровольцев принять участие в исследованиях механизма памяти. Была отобрана усредненная группа, включавшая домохозяек, механиков, медсестер, преподавателей, студентов. Добровольцев приглашали в лабораторию, где проводились исследования под руководством врача в белом халате.

Добровольца сажали за стол, оборудованный микрофоном и панелью с кнопками, снабженными ярко-красными пометками: «15 вольт — легкий удар», «75 вольт — средний удар», «135 вольт — сильный удар» и так далее вплоть до «очень сильный удар», «интенсивный удар», «критически интенсивный удар», «опасно для жизни» и, в заключение, «XXX — смертельно!».

Врач объяснял добровольцу, что он должен читать в микрофон серии из пяти слов или чисел для человека в другой комнате, который должен будет в свой микрофон на память повторять эти серии слов или чисел в том же порядке. Если испытуемый в другой комнате делал ошибку, доброволец должен был нажимать на кнопку по нарастающей силе тока для каждой ошибки.

И вот начинался эксперимент. Доброволец читал серию слов или чисел, а человек в другой комнате пытался воспроизвести её в том же порядке. Как только делалась первая ошибка, доброволец нажимал на кнопку «легкий удар». Из микрофона в другой комнате доносились звуки, подтверждающие реакцию на шок, но доктор обнадеживающе улыбался и просил добровольца продолжать. После второй и третьей ошибки и, соответственно, более сильных электрических ударов человек в другой комнате кричал в микрофон: «Ой! Это больно! Мне это не нравится!» Доброволец вопрошающе смотрел на доктора, но тот одобрительно кивал и просил продолжать эксперимент.

Привожу детальную стенограмму того, что слышал доброволец.

При ударе в 270 вольт: отчаянный крик — «Отпустите меня! Выпустите меня! Слышите? Выпустите меня отсюда»!

При ударе в 285 вольт: аналогичный отчаянный крик.

При ударе в 300 вольт: отчаянный крик — «Я абсолютно отказываюсь больше отвечать. Выпустите меня отсюда! Вы не смеете меня здесь держать! Выпустите меня! Выпустите меня отсюда!»

При ударе в 315 вольт: душераздирающий крик — «Выпустите меня отсюда! Позвольте мне уйти! У меня сердце не выдержит! Отпустите меня, я вам говорю!» В истерике: «Позвольте мне уйти! Умоляю вас! Вы не имеете никакого права держать меня здесь! Позвольте мне уйти! Выпустите меня отсюда!»

На фоне этих криков доктор сообщал добровольцу, что он не может остановиться и прервать эксперимент, что это погубит результаты важного исследования и что он, как доктор, берет на себя всю ответственность.

Свыше 65% добровольцев дошли до самого конца, нажав последнюю кнопку, помеченную «XXX — смертельно!»

Однако, когда аналогичной группе добровольцев предварительно рассказали о том, что будет происходить, и спросили их, до какого уровня воздействия они могли бы дойти, практически 100% из них ответили, что прекратили бы сразу, как только испытуемый об этом бы попросил.

Вы уже, наверное, догадались, что никто никаких электрических ударов в процессе эксперимента не получал, что роль испытуемого играл актер, читавший сценарий, и что эксперимент ставил целью не проверку механизма памяти, а реакцию на повиновение власти.

В ходе исследований допускались различные варианты, которые меняли результаты. Если доброволец мог видеть испытуемого или если испытуемым была женщина, повиновение ослабевало. Если «доктор» был одет не в белый халат, а в обычный костюм, или если эксперимент проводился не в лаборатории, а в офисном помещении, повиновение ослабевало.

Тем не менее, эксперимент показал, что двое из трёх средних американцев уничтожили бы незнакомца по велению другого незнакомца, при том, что мы все, на 100%, отказываемся в это поверить.

Между прочим, когда добровольцам рассказывали правду о ходе эксперимента, подавляющее большинство выражали сильный гнев из-за того, что их обманули.

Отсюда вывод — заниматься самовосхвалением бессмысленно: мы способны на гораздо более скверные злодеяния, чем мы даже можем себе представить.

(Это научное исследование подробно описывается в книге «Повиновение власти» («Obedience to Authority») Стенли Милгрэма (Stanley Milgram), опубликованной издательством «Harper Torchbooks» в 1973 году. Приблизительно 30 лет тому назад об этом эксперименте рассказывала популярнейшая телепрограмма «60 Minutes». Имеется также видео и кинопленка.

 

Наш произвол и их

Большинство американцев были шокированы, когда им стало известно об издевательствах над заключёнными в тюрьме Абу Гхраиб в Багдаде. Факты недопустимой жестокости и сексуальной развращенности претят американскому менталитету и считаются в общей массе неприемлемыми. Примитивная, ничем не оправданная, бессмысленная жестокость — явление для Америки совершенно нетипичное.

Все, начиная с самого президента, единодушно взывали с экранов наших телевизоров к осуждению и наказанию виновных, бросивших тень на репутацию Америки в мире, навлекших позор на свою страну.

Я тоже считаю, что происшедшее подрывает наши устои и порочит американский народ. Но при этом я не могу не ощущать и гордости за нашу реакцию. Позвольте мне заверить вас, что раскаяние, признание вины или просьба о прощении за преступления, содеянные нацией или отдельными ее представителями, отнюдь не повсеместны.

Кровавые события двадцатого века и их последствия подтвердили то, что было доказано всеми предыдущими столетиями, изобилующими жестокостью и кровопролитиями: если у людей есть возможность безнаказанно убивать, то всегда найдутся желающие этим воспользоваться — во имя идеи, из алчности, садизма или просто от скуки.

Япония не извинилась за гибель миллионов гражданских лиц и военнопленных во время Второй мировой войны. Россия не попросила прощения за десятки миллионов бессмысленно убитых в ГУЛАГе. Китай уничтожил добрую сотню миллионов собственных граждан, и я уверен, что условия в китайских тюрьмах и сегодня намного хуже, чем в багдадской Абу Гхраиб. По всей Африке безжалостно убивают и калечат десятки тысяч ни в чем не повинных людей по причинам, которые непостижимы как для жертв, так и для их преследователей. В бывшей Югославии не утихают взаимные обвинения в военных преступлениях и этнические чистки, но ни от кого не слышны ни признания вины, ни извинения. Чеченцы и не думают извиняться за свой террор в русских городах, так же как и русские не собираются приносить извинения за злодеяния, совершенные их армией в Чечне или в Афганистане несколько десятилетий тому назад.

Ближний Восток — пример экстремальной ситуации. Было бы странно и даже невероятно, если бы мусульманский мир отнесся к пыткам, убийствам и сексуальным издевательствам, совершенным в этой же самой тюрьме режимом Саддама так же, как к инцидентам, инициированным американскими военными. Ведь мы с вами ничего не слышим об условиях в сирийских, египетских, саудовских и других тюрьмах. Полиция Египта и палестинской администрации мучают и уничтожают гомосексуалистов. Христиане подвергаются преследованиям и иммигрируют в неслыханных ранее количествах. В Судане 100000 черных мусульман были убиты арабскими мусульманскими патрульными частями, совершавшими рейды по деревням, из-за чего началось массовое (около миллиона человек) бегство из Судана в Чад. Кстати, в Ираке мусульманские террористы взрывают школьные автобусы, полицейские посты, гостиницы, нефтепроводы и электростанции, уничтожая ни в чем не повинное гражданское население, и никто из их арабских соседей не кричит о произволе, о потери человеческого достоинства и т.д. и т.п. Страны Ближнего Востока не спешат расследовать, опровергать, исправлять и тем более приносить извинения за нарушения прав человека; в лучшем случае они их просто игнорируют, а чаще всего гордятся ими.

Дошло до того, что, руководствуясь очевидным желанием восстановить поруганную арабскую честь и достоинство, группа нелюдей под вопли «Бог велик!» отрезала голову ни в чем не повинному американцу, записав это зверское действо на видеоплёнку. Я уверен, что их радость и чувство глубокого удовлетворения разделяют сотни тысяч мусульман, которые танцевали на улицах после 11 сентября, которые празднуют убийство американцев в Ираке, которые приветствуют террор и уничтожение гражданского населения в Израиле, Испании, Филиппинах, Таиланде, Пакистане, Индонезии, Судане, Нигерии и в других странах.

Да, я знаю, что два плохих поступка не дают в сумме позитивный результат. То, что в мире совершается так много злодеяний, не оправдывает Америку и не может заставить её отказаться от своих гуманных принципов и от признания своей вины. На нашу страну возложена историческая миссия служить примером всему миру в поддержании свободы и правосудия. Именно это заставляет нас осознавать свои грехи гораздо более глубоко, нежели грехи других, и позволяет нам нести высокие обязательства перед своей страной и всем миром. Естественно, мы никогда не сможем достигнуть совершенства (будут у нас и в будущем ошибки и просчеты), но мы продолжим борьбу за свободу и справедливость, и в этом самое большое благословение для Америки и всего мира.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 12(349) 09 июня 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]