Главная страница

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 10(347) 12 мая 2004 г.

СТИХИ

Ной РУДОЙ (Нью-Джерси)

Сикстинская мадонна

                             ПОЭМА
(Посвящается солдатским матерям)

                          1
Столько жертвенности материнской
На лице у Мадонны Сикстинской,
Что она мне казалась в детстве
Стерегущей весь мир от бедствий.
Я расстался с рассветной порою,
И мадонна мне стала сестрою.
Ну а нынче — к закату поближе —
Я иной эту женщину вижу:
Сквозь синеющий сумрак вечерний
Взгляд ее различаю дочерний.

                          2
Сикстинская Мадонна, дочь моя,
Не ты ль, любовь к вселенной не тая,
Спешила ей отдать навеки сына?
А что с тобою приключилось ныне?
Ты почему преобразилась вдруг,
И из кольца своих прекрасных рук
Не хочешь сына выпустить, мадонна?
Не отдаешь и в этом непреклонна,
И не отдашь на муки ни за что.
«Довольно крови, — ты твердишь, — не то,
Теряя разум, брат пойдет на брата,
И солнца свет померкнет без возврата,
И вся планета обратится в мрак!»
В твоих глазах не жертвенность, а страх.

                          3
Но это длится только полмгновенья,
Начальные восстановились звенья:
Ты отрешилась от видений страшных,
Сражений грозных, схваток рукопашных,
Ты стала рафаэлевской опять,
И мальчика готовая отдать,
Несешь его решительно, как прежде.
Ты, утешение найдя в надежде,
Превозмогла сомнения и страх,
И жертвенность опять в твоих глазах.

 

ЖАЛОБЫ СЫНА

Но сын повзрослел, и надежды не стало,
Ее поглотила безумная мгла.
«О, мама, мне ногу в бою оторвало!
Зачем ты, Мадонна, меня отдала?
Меня положила на кузов машины,
И снова сознание кануло в тьму.
Но что это? Кровью рыдают руины,
Какой это город в огне и в дыму?
Великие Луки, великие муки,
Осеннего неба застывшая ртуть.
О, если бы ты свои теплые руки
Смогла бы в то утро ко мне протянуть!
Быть может, шептал твое имя в бреду я
И звал избавленьем желанную смерть,
Но помню лишь мир, где снаряды, ликуя,
Обрушили ярость на грозную твердь.
Родимая, знаешь ли высшее счастье?
В раскатах победы, рванувшейся в бег,
Прижаться к рукам твоим, полным участья,
Прижаться лицом и забыться навек.

 

ВОСПОМИНАНИЯ ПОЛКОВОГО ВРАЧА

                  1.
Его мы подобрали
В лесу. Невдалеке.
И вот, что прочитали
В тетрадке-дневнике:
«Когда свистят снаряды
Над самой головой,
Любой надежде рады
В аду передовой…
Я прожил так немного,
Утратил столько сил…
Ну, хоть бы веру в Бога
Мне кто-нибудь внушил.
О, как хочу я верить
В переселенье душ,
В далекий светлый берег,
Где ни болот, ни стуж.
Пусть стану в жизни новой
Взаправду, не во сне,
Собакою дворовой,
Но в мирной стороне.
Когда мне прямо в сердце
Осколок угодит,
Вы ни за что не верьте,
Не верьте, что убит.
Коль в сумке почтальонной
Доставят эту весть,
Не верьте похоронной,
Я не убит. Я есть.
Из тех краев суровых
Уже вернулся я…
А вы собак дворовых
Не обижайте зря».

                  2.
Солдат бинты с себя срывал.
Он, обезумевший от боли,
Грудь подставлял, чтоб закололи,
Иль пулей — сразу наповал.
Но скоро стихло в блиндаже:
Он бормотал об исцеленьи,
Твердил, что снова — в наступленье,
А поздно вечером — уже…
Метались муки взаперти,
И уходил из жизни так он,
Словно готовился к атакам…
А я не смог его спасти.

Главная страница | Архив | Содержание номера

Номер 10(347) 12 мая 2004 г.

[an error occurred while processing this directive]